Разное

Атака пехоты: 25 самых эффективных штыковых атак русской пехоты в Великую войну

25 самых эффективных штыковых атак русской пехоты в Великую войну

В одной из статей мы писали о специфике штыкового боя русской пехоты Первой мировой войны (см. Со штыком или на штыке). Русский солдат прекрасно действовал в ближнем бою – и штык продолжал оставаться далеко не последним аргументом в достижении победы. Штыковые атаки практиковались массово – особенно на этапе маневренной войны, о чем свидетельствуют боевые документы и воспоминания фронтовиков. Так, очевидец вспоминал, как в одном из боев «свежие толпы озверевших германцев» проносились вперед – и вот опьяненные льющейся кровью, с искаженными лицами люди колют и режут друг друга. В дубовом лесу развернулся штыковой бой – и лишь деревья грустно внимают стонам истекающих кровью людей, умирающих в страшных мучениях [Веверн Б. В. 6-я батарея. 1914 — 1917 гг. Повесть о времени великого служения Родине. Т. 2. Париж, 1938. С. 94].
Наставление для действий пехоты в бою [Пг., 1915. С. 5.] отмечало, что сила пехоты заключается: «в ружейном и пулеметном огне с решительным движением вперед и в штыковом ударе». А Устав полевой службы зафиксировал, что «пехота бросается в штыки, расстреляв противника с ближайших дистанций ружейным и пулеметным огнем»
[Пг., 1915. С. 201.]
. Жизнь оказалась сложнее установок уставов и наставлений – и русская пехота ходила в штыки на пехоту, артиллерию и кавалерию противника, подготовив атаку огнем или без такой подготовки. Квалифицирующим для штыковой атаки являлся решительный бросок с целью нанесения противнику штыкового удара. Обстоятельства могли быть разнообразными.

Штыковые удары практиковались в различной обстановке – например, в ходе разведки боем. Так, 16 июня 1916 г. 503-й пехотный Чигиринский полк 126-й пехотной дивизии 45-го корпуса проводил усиленную разведку с целью захвата пленных — в направлении на кол. Ковбань. Батальон полка, воспользовавшись темнотой, незаметно подошел к вражеским окопам у Ковбани, штыками переколол гарнизон и ворвался в деревню. Поднялась паника. Русские вновь бросились в штыки – и, переколов более 150 человек, захватили 38 пленных [Из боевого прошлого русской армии. Документы и материалы о подвигах русских солдат и офицеров. М., 1947. С. 349.]

. А в другом эпизоде группа разведчиков 201-го пехотного Потийского полка, ночью подкралась к немецкой заставе – и внезапно атаковала последнюю. Немцы отчаянно оборонялись — но большая часть гарнизона заставы была переколота штыками, а 50 человек (включая офицера) захвачены в плен. Причем другая разведгруппа, выбив германцев из деревни, захватила несколько пулеметов и пленных. На следующий день трофеями разведчиков стали еще 77 германцев и 2 пулемета.

Нас заинтересовали эффективные штыковые атаки в ходе боев различного уровня – атаки, помогавшие решать важные задачи. Мы отобрали 25 наиболее, на наш взгляд, эффективных и показательных штыковых атак русской пехоты в Первую мировую войну – в ходе которых были решены задачи разной степени сложности.

1. В ночь на 20. 02. 1915 г. бою за выс. 85 у дер. Мале Дуже и Високе под Ломжей состоялась штыковая атака частей лейб-гвардии 3-го стрелкового полка.

В этих боях гвардейские стрелки нанесли поражение частям германских 1-й ландверной и 41-й пехотной дивизий. Сводка Ставки специально отметила этот факт: «в ночь на 20-е февраля мы выбили неприятеля с командующей высоты западнее шоссе Стависки — Ломжа, близ деревни Карвово, и захватили 7 пулеметов» [Год войны с 19 июля 1914 г. по 19 июля 1915 г. М., 1915. С. 272]. Гвардейские стрелки выбили противника с занимаемой позиции, решив важную тактическую задачу.

2. Выдающийся боевой эпизод, когда трофеями русских гвардейцев стали пулеметы и пленные, произошел в ходе боя 7 — 10 июля 1915 г. (мы писали ранее об этом бое — см. Гренадерская высота).

Лейб-гвардии Гренадерский Его Величества полк выдержал тяжелейшие бои у дер. Крупец — на невыгодной позиции отражая яростные атаки превосходящих сил противника, поддержанного огнем мощной артиллерии. Огневые удары германцев чередовались с атаками пехоты. Ключевая высота 209 переходила из рук в руки многократно, а обе стороны понесли тяжелейшие потери. Гвардейские гренадеры проявили массовый героизм. Наконец, 10 июля обескровленные русские батальоны поднялись в отчаянную штыковую атаку.

Они отбили высоту, которой было овладели немцы, продвинулись в лес и, преодолев проволочные заграждения, захватили 2 линии германских окопов. Тяжело раненного командира 4-го батальона полковника Б. К. Судравского гренадеры несли на руках – комбат, напевая полковой марш, продолжал возглавлять атаку батальона – пока следующая германская пуля не оборвала его жизнь.


Борис Ксаверьевич Судравский, кавалер ордена Св. Георгия 4-й степени и генерал-майор посмертно.

А остатками 2-го батальона командовал ефрейтор Руденко – под его командованием и была захвачена вторая линия окопов противника. Бой, без преувеличения, был эпическим — русский полк 4 суток отражал атаки четырех (!) германских полков — гвардейских гренадерских полков 2-й гвардейской дивизии – 1-го Императора Александра, 2-го Императора Франца, 3-го Королевы Елизаветы и 4-го Королевы Августы.

4-кратное превосходство в живой силе и многократное превосходство в артиллерии не помогло германской гвардии – штыковая контратака лейб-гвардии Гренадерского полка позволила удержать тактически важный участок на фланге дивизии. В бою у дер. Крупец полк потерял убитыми и ранеными до 80% боевого состава — 43 офицера и 3000 гренадер (во 2-м батальоне уцелело 12 человек). Трофеи лейб-гренадер — 800 пленных германских гвардейцев и 10 пулеметов.


1-я рота (рота Его Величества) лейб-гвардии Гренадерского полка в парадной форме. 1913 г.

3. 20. 04. 1915 г. отличились части Гренадерского корпуса 4-й армии. Противник начал реализацию Горлицкого прорыва, но, несмотря на губительный огонь вражеской артиллерии, русские упорно держались. Более того – контратаковали. Так, на левом фланге 75-й дивизии части 297-й пехотного Ковельского полка штыками выбили неприятеля из окопов — нанеся ему громадные потери и захватив в плен 9 офицеров и свыше 400 нижних чинов 31-го ландверного полка [Сборник документов мировой империалистической войны на Русском фронте (1914— 1917 гг.). Горлицкая операция. М., 1941. С. 111].

4. Во время Галицийской битвы 13. 08. 1914 г. австрийский 2-й пехотный полк 16-й дивизии, пытавшийся охватить левый фланг русского 121-го пехотного полка 31-й дивизии, получил фланговый удар от частей русского 122-го пехотного полка. Произошла ожесточенная штыковая схватка в лесных условиях. Стремительной атакой русские опрокинули австрийцев и преследовали их до южной опушки леса. Было захвачено много пленных — в том числе раненый командир 2-го полка [Шафалович Ф. П. Встречный бой 10-го армейского корпуса на р. Золотой Липе 26-29 августа 1914 г. М., 1938. С. 49.].

5. А 08. 11. 1914 г. в Лодзинской операции бригаде 10-й пехотной дивизии в ходе боя у Тыхов — Чарноцин — Кальска Воля удалось захватить 4 германских пулемета. Из них 3 (действующих) пулемета в бою у Юлеевского леса захватил 149-й пехотный Черноморский полк 38-й дивизии — в ходе штыковой атаки [РГВИА. Ф. 16180. Оп. 1. Д. 63. Л. 293]

. Пулеметные расчеты держались до конца и погибли под ударами русских штыков.

6. Важное тактическое значение имела штыковая атака в ходе Третьей Праснышской операции – 3 июля 1915 г. Отличились части 21-го туркестанского стрелкового полка. Его батальоны, сформировав 4 линии цепей, двинулись к тактически важному мосту. Германская конница бросилась в атаку, пытаясь остановить русских – причем изрубила полторы роты, но остановить туркестанцев не смогла. К атаке присоединились роты 5-го и 7-го сибирских стрелковых полков. Натиск русских оказался настолько успешным, что половина германского 42-го пехотного полка была частично переколота штыками, а частично утонула в реке. Русские захватили мост, и к 15-ти часам все предмостное укрепление было в их руках [Корольков Г. К. Праснышское сражение. Июль 1915 г. М.-Л., 1928. С. 115.].

7. 28. 08. 1915 г. наступавший севернее г. Тарнополь (у дер. Глубочек-Вельки) 92-й пехотный Печорский полк прорвал вражескую оборону. 2-й батальон полка вел в атаку подполковник Ф. Н. Лебедев. Прорвав вражеские проволочные заграждения, под кинжальным огнем противника печорцы ворвались на германскую оборонительную позицию — и, штыками выбив немцев из окопов, захватили пленных и 4 пулемета. Отбив вражескую контратаку, печорцы закрепились на господствующей высоте. На следующий день батальон овладел следующей высотой — у дер. Анастасовка (захватив еще 2 пулемета). А в общей сложности в ходе боев 28-29 августа трофеями 2-го батальона 92-го полка стали 8 германских пулеметов

[Олейников А. В. Захвачены в бою. Трофеи русской армии в Первой мировой. М., 2015. С. 153, 249.].


Ф. Н. Лебедев.

8. А 25 мая 1916 г. подпоручик 21-го туркестанского стрелкового полка Шмаргун, приняв, после выхода из строя командира, 4-й батальон, повел его на Яловец. Язловец был взят в ходе штыкового боя. У дер. Бровары противник упорно сопротивлялся — туркестанцы зашли ему во фланг, сбили штыковым ударом и обратили в беспорядочное бегство. Батальон Шмаргуна захватил пленных, 2 пулемета и бомбометы

[Из боевого прошлого. С. 328].

9. 15. 08. 1914 г. в центре русской 4-й армии австрийская 46-я ландверная пехотная дивизия осуществила прорыв — но положение было восстановлено штыковой контратакой 9-ти батальонов корпусного резерва, которые заставили австрийцев отступить, потеряв до 900 пленных [Белой А. Галицийская битва. М.-Л., 1929. С. 94].

10. 27. 08. 1917 г. во время Рижской операции отличился батальон «смерти» 38-й пехотной дивизии – вместе с другими частями овладев мызой Юдаш. Были захвачены 5 пулеметов и 61 пленный (из состава германских 59-го и 79-го резервных полков). Ударники реализовали эффективную штыковую атаку – и противник (по свидетельству пленных) понес большие потери — до 300 убитых

[Фомин М. Батальон смерти 38-й пехотной дивизии // Военная быль. 1996. №8 (137). С. 30].

11. 24. 06. 1915 г. в бою у дер. Бобы проявили себя бойцы 3-го гренадерского Перновского полка. Выполняя приказ начдива Н. М. Киселевского, гренадеры должны были парировать прорыв противника. Не обращая внимания на превосходящие силы неприятеля, они атаковали – и после ожесточенного штыкового боя овладели германскими окопами. Проведя еще несколько атак и отразив яростные контратаки, перновцы одолели противника. Интересно что германцы обманывали (причем несколько раз) русских — выбрасывая белый флаг и поднимая руки, а затем расстреливая приближающихся русских солдат и офицеров. В результате пленных брать и не стали — почти все находившиеся у дер. Бобы германцы в количестве 1200 человек оказались переколоты штыками. Очевидец отметил 1200 германских трупов и лишь троих пленных – солдата 217-го и 2 солдат 220-го резервных полков 47-й резервной дивизии. Большая часть убитых была заколота штыками. Потери гренадер – около 700 человек

(подробно об этом бое – в одной из ближайших статей на ВО).

12. 24. 07. 1915 г. во время обороны крепости Осовец 3 роты 226-го Землянского пехотного полка провели контратаку – «атаку мертвецов». 13-я рота, вынырнув из химического облака, в ходе штыковой атаки опрокинула германцев, при поддержке 8-й роты овладев ранее утраченными 1-м и 2-м боевыми участками (мы писали ранее об этом бое — см. 10 фактов об «Атаке Мертвецов»).

13. Во время Галицийской битвы 20. 08. 1914 г. под дер. Владиславов отличился лейб-гвардии Преображенский Его Величества полк 1-й гвардейской пехотной дивизии. Преображенцы атаковали 2-ю пехотную и 37-ю гонведную пехотную дивизии противника. В ожесточенных схватках за высоты 106 и 119 развернулись штыковые бои. Причем в ходе боя передовые батальоны преображенцев, понесшие большие потери и отражавшие контратаку противника, были выручены 4-м батальоном — последний штыковой атакой опрокинул австрийцев. Бой уникален тем, что преображенцы обошлись в этом бою без поддержки артиллерии (!), вписав новую страницу в славную историю полка. Под Владиславовым Преображенский полк потерял 17 офицеров (из них 5 погибшими) и более 600 нижних чинов (200 из них погибло). Трофеи – 1500 пленных и 21 пулемет (

мы писали ранее об этом бое – см. Преображенцы атакуют без артиллерии!).


Бой лейб-гвардии Преображенского полка под Владиславовым 20. 08. 1914 г.

В ходе эффективных штыковых атак русская пехота захватывала не только пленных и пулеметы, но и орудия и даже целые батареи.

25 самых эффективных штыковых атак русской пехоты в Великую войну

14. Показательным является бой роты 52-го сибирского стрелкового полка 14. 05. 1915 г. у д. Дуплице Дуже. Под командованием прапорщика Масленникова рота атаковала позицию противника, обнесенную 3-мя рядами проволочных заграждений и, ударив в штыки, опрокинула прикрытие, захватив 4 тяжелых орудия [РГВИА. Ф. 16180. Оп. 1. Д. 63. Л. 288-288 об.].

15. 28. 05. 1916 г. рота 10-го Заамурского пограничного полка захватила тяжелые орудия. Комбат, заметив действующую неприятельскую батарею, вызвал сына-прапорщика и приказал уничтожить противника. Артиллеристы и пехотное прикрытие батареи попытались уйти – но заамурцы ударили в штыки, захватив четыре 150-миллиметровых орудия с расчетами, а также 150 пехотинцев роты прикрытия (мы ранее писали об этом эпизоде – см. Прапорщики Юго-Западного фронта).

16. 01. 06. 1915 г. в бою на Днестре у дер. Рогузно отличился 64-й пехотный Казанский полк [РГВИА. Ф. 16180. Оп. 1. Д. 63. Л. 112-113.]. Атаковав германские позиции под сильнейшим огнем из всех видов оружия, казанцы штыками выбили неприятеля из окопов и захватили 3 пулемета. В деревне вновь развернулся штыковой бой – в итоге прусские гвардейцы не смогли выдержать натиск казанцев и побежали. На плечах германцев русские бойцы добрались до стрелявшей до последнего германской батареи, которая была захвачена. Были смяты и резервы противника. Трофеями казанцев стали 4 орудия, 6 пулеметов, а также 14 офицеров и 508 нижних чинов германцев.

17. 11. 10. 1914 г. во время Варшавско-Ивангородской операции 94-й пехотный Енисейский полк 24-й пехотной дивизии 1-го корпуса в ходе штыковой атаки у Казимержа захватил 8 орудий и 4 пулемета германцев [Сборник документов мировой империалистической войны на Русском фронте (1914—1917 гг.). Варшавско-Ивангородская операция. М., 1938. С. 288.]. 93-й пехотный Иркутский полк захватил 6 орудий и 2 пулемета [РГВИА. Ф. 16180. Оп. 1. Д. 63. Л. 106]. О том, каким ожесточением отличалась штыковая схватка, в ходе которой немцы пытались отстоять три своих батареи, свидетельствует выбытие из строя 2-х командиров полков – был тяжело ранен командир 93-го полка генерал-майор Ю. Ю. Копытинский и ранен командир 94-го полка полковник Заварзин.

18. Также в Варшавско-Ивангородской операции утром 20. 10. 1914 г. 18-я пехотная дивизия в ходе успешной штыковой атаки у Влостова-Липник захватила 3 орудия и 1 пулемет [Сборник документов. Варшавско-Ивангородская операция. С. 415.].

19. Во время Галицийской битвы 15. 08. 1914 г. 169-й пехотный Ново-Трокский полк 43-й дивизии после штыковой атаки захватил 2 гаубицы и 4 пушки [РГВИА. Ф. 16180. Д. 63. Л. 75.].

25 самых эффективных штыковых атак русской пехоты в Великую войну

20. А 26. 08. 1914 г. вражеские батареи у Войцехова захватила Гвардейская стрелковая бригада. Одну пленили стрелки лейб-гвардии 1-го стрелкового Его Величества полка. Штабс-капитан А. А. Рагозин стал кавалером ордена Св. Георгия 4-й степени за то что, выбив противника из его окопов, стремительно атаковал 4-х орудийную батарею, находившуюся за окопами и захватил ее — стрелявшие до последнего расчеты были переколоты штыками [Летопись войны 1914 – 15 гг. № 44 оф. С. 85.]. А 6-орудийную гаубичную батарею захватили (выведя орудия из строя и удерживая их до подхода главных сил) бойцы поручика лейб-гвардии 2-го стрелкового Царскосельского полка Б. Я. Добровольского. Расчеты были уничтожены штыками. Всего в этот день Гвардейская стрелковая бригада захватила 20 орудий и 2 пулемета [Олейников А. В. Захвачены в бою. С. 214.].

21. В самом начале Люблин-Холмской оборонительной операции – 09. 07. 1915 г. в ходя боя у Майдан-Хута — 202-му пехотному Горийскому полку 51-й дивизии удалось добиться выдающегося боевого успеха — уничтожив во время штыковой атаки сразу 2 германские батареи (мы писали об этом ранее – см. Пушки взятые на штык).

Цепи горийцев двигались под сильным винтовочно-пулеметным и артиллерийским огнем. Русские овладели дер. Майдан-Хута, но понесли значительные потери. А артогонь противника усилился — к легкой батарее присоединилась тяжелая. Преодолев огонь и сбив германцев с опушки рощи, горийцы упорно продвигались вперед. 4-я рота атаковала германскую роту, засевшую на восточной опушке леса и фланговым огнем расстреливавшую боевые порядки 1-го батальона. Германская рота частично была перебита штыками, частично захвачена в плен, и частично бежала. 1-й и 3-й батальоны выбили противника из блиндажей главной оборонительной позиции – большая часть германских солдат была захвачена в плен. Ввод в бой полкового резерва позволил сломить сопротивление противника — после перекрестного штыкового удара сопротивление германцев в бывших русских окопах прекратилось. Уцелевшие после штыковой солдаты противника бежали к Войславице, преследуемые огнем.

В этот момент под штыковой удар горийцев и попали германские батареи, находившиеся по сторонам дороги на Войславице. Большая часть расчетов была уничтожена, а запряжки и орудия захвачены.

У Майдан-Хута Горийский полк потерял 667 человек (100 убитыми и 567 ранеными). Германские потери – более 1000 человек (в т. ч. свыше 500 трупов осталось на поле боя). Трофеи русских – 6 орудий, 3 пулемета, автомобиль и около 200 пленных (из состава 35-й и 25-й резервных, а также 4-й пехотной дивизий Бескидского корпуса).

Превосходя атакующих русских более чем в 4 раза в живой силе, при поддержке мощного артогня (тогда как русская артиллерия вследствие недостатка снарядов отмалчивалась), германцы оказались наголову разбиты — и понесли крупные потери. Нерешительные действия соседей не позволили развить этот замечательный тактический успех, нанеся удар на Войславице – именно туда бежали в панике уцелевшие германские солдаты.

25 самых эффективных штыковых атак русской пехоты в Великую войну
Трофейные германские орудия.

22. Уникальный случай произошел в ночь на 18. 09. 1915 г. 26-й пехотный Могилевский полк 7-й дивизии 5-го корпуса форсировал р. Нарочь, и во время штыковой атаки с тыла захватил 14 германских орудий. Причем часть захваченных орудий была сразу же использована против противника [Олейников А. В. Захвачены в бою. С. 248].

25 самых эффективных штыковых атак русской пехоты в Великую войну

Наконец, штыковые атаки имели и важнейшее оперативное значение – отражаясь на судьбах целых операций.

23. Так, в Варшавско-Ивангородской операции 4-го октября 1914 г. части 2-й армии в упорных боях у Пруткова и Ракитно провели серию штыковых атак. Отразив удар германцев, русские двинулись вперед — выбивая германцев штыками с занимаемых позиций. Была решена важнейшая задача — выиграно необходимое пространство для развертывания соединений переправляющейся через Вислу 5-й армии [Сборник документов. Варшавско-Ивангородская операция. С. 276.].

24. А в ходе Виленской стратегической оборонительной операции переломным событием стал бой за Вилейку. Только 14-й корпус 10 сентября 1915 г. захватил 20 вражеских орудий. Участник этих боев Д. В. Баланин, характеризуя русские трофеи, объяснял сравнительно небольшое количество пленных, захваченных в собственно Вилейке (около 200 человек) ожесточением штыкового уличного боя — масса немцев была переколота штыками [Баланин Д. В. Вилейка. (Бой 10-го сентября 1915 года) // Военный сборник. 1916. № 10. С. 51.].

Взятие Вилейки заложило прочное основание для ликвидации Свенцянского прорыва — на который германцы возлагали столь большие надежды.

25 самых эффективных штыковых атак русской пехоты в Великую войну

25. Ну и, наконец, самый масштабный результат – итог знаменитой штыковой атаки у Тарнавки.

26. 08. 1914 г. после наступления темноты лейб-гвардии Московский полк, атаковав высоты у Тарнавки, опрокинул германцев и австрийцев. При поддержке гвардейских гренадер и кавказцев он решил важнейшую задачу. Германское боевое охранение и орудийные расчеты были уничтожены в ходе штыковой атаки. Причем расчеты орудий и пулеметов противника, защищавшиеся до последнего, были переколоты. Несмотря на контратаки германцев, восстановить положение и вернуть стратегически важную позицию противнику не удалось – русские не только отбили атаки, но и контратаковали. Германская 4-я ландверная дивизия Силезского ландверного корпуса осталась без артиллерии.

Прорыв под Тарнавкой обеспечил русской 4-й армии важнейшее преимущество и возможности для развития успеха. А понесшая крупные потери 4-я ландверная дивизия начала в беспорядке отступать.

26-27 августа лейб-гвардии Московский полк потерял более 3200, а лейб-гвардии Гренадерский полк – свыше 2500 человек.

Н. М. Киселевский сообщает, что лишь на его боевом участке было пленено свыше 1200 человек [Свиты Его Величества генерал-майор Киселевский. Реляция командира 1-й бригады 2-й гвардейской пехотной дивизии о боях 25, 26 и 27 августа 1915 г. // Тарнавка. Бюллетень объединения лейб-гвардии Московского полка. 1964. С. 11.]. По данным Ставки 26 августа были захвачены в плен 3000, а 27 августа – еще более 500 человек [Год войны с 19 июля 1914 г. по 19 июля 1915 г. С. 75.].

Трофеи — 42 австро-германских орудия (ушла лишь 6-орудийная 1-я батарея германского 11-го артполка) – все орудия были благополучно эвакуированы. Было захвачено и несколько пулеметов.

Немцы признают потерю 26 орудий, сообщая, что удалось спасти лишь 4 [Бюллетень с. 26.]. Часть захваченных орудий — австрийские (подтверждает это и то, что 2 трофейных орудия были горными) – из состава 5-го корпуса.

Прорыв австро-германского фронта у Тарнавки имел важнейшие оперативно-стратегические последствия — правый фланг австрийской 1-й армии и германский корпус были разгромлены, начав отход. Он перерос в отступление по всему фронту русской 4-й армии.

В общей сложности в ходе этих боев русскими было захвачено до 5000 пленных [Белой А. Галицийская битва. С. 311.] — до половины из них германцы. Силезский ландверный корпус в течение 3 дней потерял более 8000 человек (в т. ч. до 7000 человек в разгромленной при Тарнавке 4-й ландверной дивизии) [Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вd 2. Berlin, 1925. S. 334].

Т. о., мы видим, что в годы Первой мировой войны русской пехоте удавалось в ходе штыковых атак добиваться серьезных тактических (и даже оперативных) результатов и захватывать масштабные трофеи.

25 самых эффективных штыковых атак русской пехоты в Великую войну

Первая ядовитая. Часть 2. Ни шагу назад

Теперь настала очередь натиска германской пехоты, рассчитывавшей, как и у Ипра, на успех своего наступления – ведь газовый удар должен был расшатать оборону русских войск.
Пехотные атаки.

Атака 1-я.

Около 4 часов артиллерия противника со стороны Болимова и Скерневицкого леса открыла огонь по участку выс. 45,8 — фольв. Moгелы — причем снаряды при разрыве выделяли удушающие газы.

При поддержке химического артогня немцы атаковали — 5-й резервной дивизией на фронте Закржев — Суха (55-й Сибирский стрелковый полк) и 49-й резервной дивизией на Волю Шидловскую (217-й пехотный полк).


Германская пехота перед атакой.

Несмотря на выход из строя трех четвертей личного состава 1-й оборонительной полосы, германская атака к 5 часам была отбита – метким и сильным огнем бойцов, оставшихся в строю. Артиллерийский огонь (как батареям противника, так и по атакующей пехоте) довершил успех оборонявшихся.

Несмотря на то, что удушающие газы, распространившись по окопам первой линии и резерва, достигли артиллерийских позиций и выводили из строя с каждой минутой все больше и больше бойцов, последние, превозмогая мучения и едва держась на ногах, оставались в строю и, при поддержке 1-й и 3-й легких батарей 55-й артбригады, 1-й Варшавской крепостной батареи, действовавшей во фланг наступающему в направлении Воли-Шидловской противнику, и 2-й Варшавской крепостной батареи, действовавшей по неприятельским батареям, встретили наступающего противника ураганным огнем и вынудили его с большими потерями отойти в свои окопы.

В 5 часов 30 минут на поддержку 55-го Сибирского стрелкового полка был двинут батальон 56-го Сибирского стрелкового полка.

Атака 2-я.

В шестом часу было замечено накапливание противника у винокуренного завода Воли-Шидловской, а затем германцы перешли в наступление на участке 217-го пехотного полка — севернее дороги Болимов — Медневице и на Волю Шидловскую. Атаки, несмотря на тяжелейшие условия, в которых приходилось сражаться русским бойцам, также были отбиты.

Несмотря на то, что страдания бойцов и потери в личном составе достигли апогея, защитники передовой линии, совместно с артиллерией, с честью встретили противника и вторично отбили атаку — около 6 часов утра.

Около 6 часов батальон 219-го пехотного полка был двинут из резерва в распоряжение начальника боевого участка.

Атака 3-я.

Около 7 часов под прикрытием ураганного артиллерийского огня германцы перешли в наступление на участке 14-й Сибирской стрелковой дивизии. Меткий огонь русских пулеметчиков и артиллеристов остановил вражеское наступление, заставив солдат противника залечь.

Началось наступление и на правом фланге 218-го пехотного полка 55-й дивизии – оно также было отбито, и германцы с большими потерями отошли в исходное положение.

Несмотря на большие потери этого участка от удушающих газов, наступление противника было встречено ураганным винтовочным и пулеметным огнем и отбито — причем противник не только отходил с большими потерями, он был рассеян.

Атака 4-я.

В 14 часов до батальона германской пехоты при поддержке артиллерии перешли в наступление южнее Воли Шидловской — на участке 217-го пехотного полка. Оставшиеся в строю бойцы, усиленные 4-м батальоном 217-го полка, при поддержке артиллерии дружно отбили атаку, заставив германцев к 14 часам 45 минутам с большими потерями отойти на исходные рубежи.

Атаки 5-я и 6-я.

Атаки в 14 часов 50 минут и в 15 часов 45 минут также были отбиты.
Первая велась на участок 217-го пехотного полка севернее Воли-Шидловской – и была отбита к 15 часам 45 минутам.

Атака 7-я.

Около 19 часов напротив дер. Гумин, а также на правом фланге 55-го Сибирского стрелкового полка были отражены очередные попытки наступления противника — причем последний артиллерийским огнем был отброшен на Бзуру. Были взяты пленные.

Атака 8-я.

В 22 часа 30 минут германцы вновь наступали на участке 217-го пехотного полка южнее Воли Шидловской – через 15 минут наступление также было остановлено огнем, и противник отошел к своим окопам.

Атака 9-я.

Наконец, около 24 часов германцы провели еще одну атаку — на участке 55-го Сибирского стрелкового полка. Ее также удалось отбить артиллерийско-пулеметным огнем.

К исходу дня сектор был усилен дополнительными войсками.

Общие потери русских войск в ходе первой газобаллонной атаки германцев составили более 9000 человек (из них 1183 человека умерло).

В том числе 55-я пехотная дивизия потеряла 26 офицеров и 3077 солдат (убито 34 солдата, ранено офицер и 70 солдат, умерло от отравления – 2 офицера и 290 солдат, отравлено и эвакуировано – 23 офицера и 2683 солдата) — 217-й пехотный Ковровский полк потерял 2163 человека, а 218-й пехотный Горбатовский полк – 903 человека, остальные – артиллеристы и бойцы 219-го и 220-го пехотных полков.

14-я сибирская стрелковая дивизия потеряла до 6000 человек (в т. ч. 3127 – 53-й сибирский стрелковый и 2625 – 55-й сибирский стрелковый полки) – в том числе 891 человек умершими.

Проводя огромную работу по организации газобаллонной атаки на широком фронте, германцы, как и у Ипра, не смогли добиться прорыва оперативного масштаба. Более того, в случае с русскими войсками им не удалось добиться даже тактического успеха (за исключением нанесения русским войскам больших потерь). Упорство германских пехотных атак, совершаемых после газобаллонного удара и при поддержке артиллерии, использующей химические боеприпасы, было сломлено упорным сопротивлением русских войск, успевших закрыть начавший образовываться прорыв. Большей стойкости и большего морального подъема, чем проявили пехотинцы и сибирские стрелки 18 мая 1915 года, проявить было невозможно. Дух паники, вызываемой осознанием беспомощности — в частях отсутствовал. Войска, действуя без противогазов, отбили 9 атак противника, оставаясь в передовых окопах, и, несмотря на огромные потери (как, например, в 217-м полку), продолжали занимать свои участки вплоть до смены, которая произошла 25-го мая (то есть спустя неделю). Как отдельными бойцами, так и командным составом своевременно были приняты все возможные и доступные меры – и управление, несмотря на неожиданность эффекта газового удара, осталось в руках командиров.

Особое значение для отражения химических атак имело наличие резервов — и действия русских резервов, причем в тяжелой обстановке, сыграли важнейшую роль в отражении массированной газовой атаки противника. Причем если защитники Осовца имели хоть какие-то защитные средства (т. н. «защитные повязки» — повязки из марли, пропитанной гипосульфитом и глицерином; кроме них, каждый боец имел при себе небольшую жестянку с водой для смачивания марли; дышать приходилось через марлю, и небольшое количество противогазовой пропитки, имевшееся в ней, быстро расходовалось, и такая повязка-«противогаз» утрачивала значение) и на основе первого опыта стали появляться первые элементы химический дисциплины войск, то 18 мая 1915 г. маски и противогазы отсутствовали. Газовая атака 18 мая отражалась без противогазов — т.-е. беззащитными войсками, «в открытую». Русские войска не могли противопоставить противнику технические контрсредства – противопоставив ему свое мужество, огневую мощь и грамотную тактику.

Первая ядовитая. Часть 2. Ни шагу назад
Контратака русской пехоты

Документы отмечают подвиг и называют имена некоторых героев, отличившихся в тот тяжелый день. В истории 55-го сибирского стрелкового полка день 18 мая считался выдающимся подвигом, когда «немцы перед атакой выпустили ядовито-удушливые газы. Несмотря на то что в полку не было противогазовых масок, причем из строя выбыло в 1 день 2500 нижних чинов, полк отбил несколько атак противника и удержал позицию» [РГВИА. Ф. 16180. Оп.1. Д.63. Л. 169]. А 217-й пехотный Ковровский полк «18 мая 1915 года, когда немцы при помощи удушливых газов повели атаку на полк, то несмотря на отравление атака была отбита и враг не смог завладеть ни одной пядью земли». Особо выделены офицеры, награжденные за него Георгиевскими крестами 4-й степени: командир полка полковник Осипов, штабс-капитан Антонов и подпоручик Криштопов, и нижние чины, награжденные Георгиевскими крестами 4-й и 3-й степени, и Георгиевскими медалями: подпрапорщики Александр Братцев, Иван Шандов, Иван Титов, Михаил Ларин, Иван Панфилов, Иван Голунов, Михаил Потапов, Николай Воронов, старшие унтер-офицеры Дмитрий Пономарев, Михаил Зеленков, Алексей Тринкунов, Михаил Веселов, Иван Копысов, Федор Даниленко, Илларион Лопашев, Георгий Перехватов, Дорофей Кривенко, младшие унтер-офицеры Иван Динищук, Игнатий Сорокин, Иван Горшков, ефрейторы Платон Свистунов, Иван Пислинг, Афанасий Максимов, Федор Михайлов и многие другие [РГВИА. Ф. 16180. Оп. 1. Д. 63. Л. 279 – 279 об.].

Впервые подвергнувшись удару новейшего оружия, а затем целой серии пехотных атак германцев, русские войска без средств химической защиты (!) устояли. В отличие от ситуации под Ипром 22 апреля того же года, когда германским войскам удалось захватить значительную часть Ипрского выступа, русские не сдали немцам ни пяди земли. Сражаться совсем без средств химзащиты и при этом выстоять – могла, наверное, только русская армия.

Русское командование за месяц, прошедший с ипрской атаки, пыталось принять какие-то защитные меры (заказ масок и противогазов), а в ходе боя применяло огневые средства и грамотно маневрировало резервами.

Мы назвали имена лишь некоторых героев, совершивших массовый подвиг во время отражения первого в истории русской армии химического удара – и они должны быть вписаны золотыми буквами в летопись подвигов русского офицера и солдата.

Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

 Георгий Константинович Жуков…

Как можно доказать его «кровавость»?

 ВЫСОКИКМ ПОТЕРЯМИ?

НЕТ! Т.к. в % отношении  потери  войск под его командованием были  как правило всегда меньше чем у соседей… А если судить по размеру прямых потерь  о мастерстве руководства, не учитывая прочих факторов, то самым выдающимся командующим в Битве за Берлин был начальник 1-го Забайкальского Фронта;

 

РАССТРЕЛАМИ?

Тоже интересный вопрос…. Кого, сколько, когда, за что? – Вопросы нормальные, четкие, но ответа на них сторонники «кровавости» маршала обычно не дают….Ограничивается закатываем глаз, типа – «ну вы же понимаете…»

 

ОСТАЕТСЯ  — АТАКА  ПЕХОТЫ ЧЕРЕЗ МИННЫЕ ПОЛЯ…. Этот факт  очень интересен, тем более что сам Жуков этого и не скрывал.

Но давайте разберемся чуть глубже… Обычно «срыватели покровов» как абсолютное доказательство  «кровавости» маршала Жукова приводят  высказывание маршала Эйзенхауэра:

«Очень значимым для меня было его описание российского метода наступления через минные поля. Немецкие минные поля, прикрытые заградительным огнем, были для нас тактическими препятствиями, вызывавшими многочисленные потери и задержки. Всегда было очень трудно пробиться через них, несмотря на то, что наши техники постоянно придумывали всевозможные виды безопасного механического уничтожения мин. Маршал Жуков поведал мне о своем опыте, который вкратце сводится к следующему: «Есть два вида мин: мины против живой силы и противотанковые мины. Когда мы подходим к минному полю, наша пехота наступает так, как если бы их там не было. Мы считаем, что потери от противопехотных мин равны потерям, которые мы получили бы от пулеметно-артиллерийского огня, если бы немцы решили защищать этот участок хорошо вооруженными войсками, а не минами. Наступающая пехота не подрывается на противотанковых минах; таким образом, после прохождения минного поля она создает плацдарм, после чего саперы проделывают проходы для танков и техники.»

Оригинал на английском смотрим ТУТ.

Разница между оригиналом и тем, как его подают «интерпретаторы», очевидна — Жуков говорит об атаке через минное поле, не прикрытое «пулеметами и артиллерией», а не о том, что солдат тупо гонят на позиции врага, не взирая на то, есть там минные поля или нет. Фактически речь идет о прорыве через неприкрытые ничем, кроме минных полей, или плохо прикрытые противником участки фронта именно для того, чтобы избежать лобовых атак на хорошо укрепленные позиции врага. В результате чего обеспечивается выход во фланг и тыл противнику.

При внезапной атаке пехоты в неожиданном для противника месте, штурмовые группы несут потери меньшие, чем от пулемётного и прочего огня при атаке там, где противник ждёт. После того как пехота прорвалась, потеряв относительно малый процент подорвавшихся, и подавила противника на его огневой позиции — сапёры могут без потерь и главное быстро проделать проходы для танков. Танки проломают оборону противника на глубину, задавив заодно и то, что штурмовые группы не добили. Кстати, ровно так действовали немцы, прорывая нашу оборону.

Другой частый случай — пехота, в процессе наступления неожиданно наталкивается на минные поля. Нужно преодолеть их как можно быстрее. В противном случае можно попасть под миномётный или артиллерийский обстрел.

Впрочем, рассказ Эйзенхауэра остается едва ли не единственным подтверждением того, что подобные атаки вообще практиковались РККА. Во всяком случае, воспоминания фронтовиков отнюдь не пестрят рассказами о прогулках по минам. Не считать же за свидетельства о таковых россказни Маннергейма о том, как во время Зимней войны русские пехотинцы шли на финские минные поля, взявшись за руки и распевая песни

Хотя в воспоминания другого военачальника WWII упоминание об атаке пехотой через минное поле действительно встречается. И с рассуждениями, очень похожими на те, что передает Эйзенхауэра  от лица Жукова. Но для начала все же вернемся на минуту все к тем же мемуарам будущего президента США. Буквально в следующем же абзаце, после того, что было процитировано мною ранее, он пишет:

«Я живо представил себе, что случилось бы с любым американским или английским командиром, если бы он применил подобную тактику, и еще более ярко вообразил, что сказали бы об этом солдаты любой из наших дивизий, если бы мы попытались сделать такой метод частью нашей тактики.»

Загвоздка только в том, что мемуары генерала Паттона, непосредственного подчиненного Эйзенхауэра, гласят о прямо противоположном:

«Я посетил штаб-квартиру 5-й дивизии в Фор-Лезн поблизости от Верни. 10-й пехотный полк (командир — полковник Роберт П. Белл) из состава этой дивизии провел ночную атаку и, продвинувшись на шесть километров, перерезал защитникам Меца последние пути к отступлению. Пока я находился в крепости, вышеназванный полк вступил в контакт с частями 90-й дивизии, и к 11.00 в тот день подразделения как 5-й, так и 90-й уже завязали бои на улицах Меца. Ночная атака 10-го пехотного была характерна тем, что идти солдатам пришлось через минное поле. Поскольку они переходили его в темноте, то потеряли около тридцати пяти человек, но, попробуй они сделать это в дневное время, скорее всего, на минах подорвались бы те же тридцать пять, плюс еще несколько сотен полегло бы под пулеметным и ружейным огнем противника.»

Отсюда.

Что характерно:

1) американский генерал пишет об атаке пехотинцев через минное поле как о совершенно рядовом событии, не возмущаясь «людоедским» поступком командира полка, не подчеркивая какую-то критичность ситуации, когда можно было бы пойти на крайнюю меру… нет, он говорит об этом абсолютно буднично, как о само собой разумеющемся;

2) в данном случае речь идет об атаке через минное поле, за которым находятся позиции противника, способного подавить наступающих пулеметным огнем; даже Эйзенхауер не приписывал Жукову манеру гнать пехоту на мины и пулеметы одновременно;

3) сравнивая потери, понесенные 10-м пехотным полком в этой ночной атаке, и те, которые он мог бы понести в случае атаки днем, Паттон проговаривается о том, что и подобный расклад — т.е. атака пехотой через минное поле под огнем немецких пулеметов — не была бы чем-то невероятным и недопустимым; ничего подобного, просто было бы больше потерь.

 А вот что Жуков действительно объяснял своим офицерам (и чему есть свидетели), так то, что если пехота остановилась перед минным полем, то потери от того, что её на месте накроют плотным минометным и артогнем будут выше, чем если пехота постарается как можно быстрее это поле преодолеть. Что и подтверждалось практикой.

Но факт остаётся фактом — атаки пехоты через минные поля имело место быть. Этой тактикой пользовались все участники войны.

тактика пьяных идиотов или обоснованный тактический приём? « « Военно-патриотический сайт «Отвага» Военно-патриотический сайт «Отвага»

 

«Массированной атакой на ротный опорный пункт устремился… отряд, численностью более 400 человек… Бандиты наступали «волнами»… Десантники… отражали атаки… ваххабитов, которые… шли… в полный рост. …Ваххабиты отступали, но затем накатывались новой «волной».

Из книги О. Дементьева и В. Клевцова «Шаг в бессмертие» о подвиге воинов 6-й роты 104-го полка 76-й гвардейской десантной дивизии.

 

УСТАРЕВШАЯ ТАКТИКА

 

Тактике атаки «людскими волнами» традиционно не уделяется сколько-нибудь значительного внимания. Когда говорят о ней, обычно представляются солдаты, которые, будучи в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, бегут толпой на вражеские пулеметы в расчете на то, что у противника либо кончатся боеприпасы, либо не выдержат нервы и он побежит. В справочнике младшего командира (М.: Воениздат, 2007 г., стр. 114) имеется весьма категоричное предписание: «Атака противника в полный рост, как ведущая к большим потерям, не допускается». Все, что об этой тактике известно, – это то, что так воевать нельзя. При этом из конфликта в конфликт «запрещенная» тактика продолжает применяться.

Действительно, на первый взгляд, кроме попытки задавить числом, невзирая на чудовищные потери, в ней ничего нет.

Приведем достаточно характерное описание американского опыта, относящегося к периоду корейской войны.

«Атаки на позиции… проводились «волнами». Первая «волна» состояла из молодых корейцев, практически не имеющих военной подготовки. Каждый солдат имел винтовку, но не стрелял из нее. Они достаточно легко «выкашивались» огнем обороняющихся, но за счет расхода драгоценных боеприпасов. Следующая «волна» состояла из немного более подготовленных корейцев, которые стреляли из винтовок, но редко целились. Эта «волна» также останавливалась огнем, но расстреливалось еще больше боеприпасов. Третья и четвертая «волны» также состояли из малоподготовленных солдат. Но когда огневая мощь войск ООН ослабевала из-за недостатка боеприпасов, «волна» из опытных солдат захватывала оборонительные позиции».

Ветеран корейской войны, вспоминая китайскую атаку в 1951 году, описывает ее так: «[Китайцы] были как волны, бесконечно накатывающиеся на берег одна за другой. У них не было даже винтовок, только гранаты, и они должны были приблизиться к нам на 25 метров. Стволы наших пулеметов накалялись докрасна и изгибались от перегрева. Мы были вынуждены лить на них воду».

Умной такую тактику не назовешь. Потери при ее использовании должны быть колоссальными. Ее применение означает, что уровень подготовки солдат и командиров чрезвычайно низок.

Однако не будем торопиться с выводами. Более внимательный анализ показывает, что не все так однозначно.

Сразу следует сделать оговорку. Статья не рассматривает ситуации, когда из-за безобразно организованного взаимодействия пехота остается без поддержки тяжелого вооружения и, несмотря на наличие бронетехники, авиации, артиллерии, вынуждена атаковать только стрелковым оружием. В публикациях такие атаки также нередко подпадают под определение «людских волн». В рамках настоящей статьи рассматриваются только ситуации, когда у атакующей пехоты поддержки тяжелого оружия нет либо почти нет.

 

ОТКАЗ ОТ АТАК ТОЛПАМИ В ПЕРВУЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ

 

Для начала вспомним, что отказ от тактики атаки бегом в полный рост большими группами пехоты произошел в европейских армиях еще в ходе Первой Мировой войны. Тогда оплаченный кровью многих тысяч солдат опыт показал, что пулеметы обороняющихся «выкосят» ЛЮБОЕ количество атакующей таким образом пехоты, если их не подавить.

Весьма характерный пример – 7 августа 1915 года австралийцы атаковали турецкие окопы на высоте Бэйби 700 (Галлиполи). Австралийские окопы были всего в 30–40 метрах от турецких. Перед атакой была произведена артиллерийская подготовка мощными корабельными орудиями. Из-за того, что артподготовка закончилась на 7 минут раньше, чем планировалось, турки успели выйти из убежищ и занять оборонительные позиции. Три «волны» австралийской пехоты были «выкошены» турецким огнем. Из примерно 150 человек, составлявших первую «волну», только трое достигли турецких окопов. Из последующих «волн» той же численности никто не смог их достичь. Расстояние в 30-40 метров оказалось под огнем непреодолимым.

Возникший вследствие неспособности пехоты преодолеть стену пулеметного огня позиционный кризис той войны вроде однозначно показал, что атаки пехоты «волнами» (если они существенно не поддержаны артиллерией и/или танками) невозможны.

Для выхода из возникшей ситуации использовались разные способы. Противник загонялся артогнем в убежища, а атакующая пехота подводилась настолько близко к окопам противника во время артобстрела, что она успевала после прекращения (переноса) артогня добежать до них быстрей, чем обороняющиеся успевали открыть огонь из стрелкового оружия по атакующим. Нередко для этого проводилось планомерное сближение собственных окопов с окопами противника путем откапывания своих окопов все ближе и ближе к окопам противника. Выкапывали скрытые подземные туннели, подходившие практически вплотную к вражеским окопам, выход из которых откапывался только во время артподготовки атаки. Это делалось для того, чтобы уменьшить расстояние, которое первой «волне» атакующих нужно преодолеть по открытому простреливаемому пространству, и чтобы атакуемый противник не успел открыть огонь. Делали подкопы под окопы противника, подрывали их, немедленно направляя в образовавшиеся бреши пехоту. Пускали пехоту за лавиной танков. Очищали окопы от противника отравляющими веществами. Окружали огневые точки противника воронками от снарядов и бомб и усеивали ими нейтральную полосу между окопами противоборствующих сторон, чтобы небольшие группы пехотинцев, делая короткие перебежки от воронки к воронке, могли максимально сблизиться и уничтожить в бою на короткой дистанции основные пулеметные точки противника и даже просочиться в тыл. Но от мысли, что пехота сама по себе может прорвать оборону, атакуя бегом через открытое пространство, отказались все.

Как же получилось так, что в корейской войне атаки устаревшими «людскими волнами» нередко заканчивались успехом атакующих? Что же произошло? Почему-то в Первую Мировую войну никто не жаловался на то, что последовательные «волны» атакующих оставят обороняющихся без боеприпасов. Неужели, пройдя обе мировые войны, американцы разучились стрелять из пулеметов?! Попробуем найти объяснение.

 

ОСТАНОВИТ ЛИ ПУЛЕМЕТ АТАКУЮЩУЮ ТОЛПУ?

 

Само по себе наличие пулеметов у обороняющихся далеко не всегда означает, что бегущая в полный рост пехота атакующих будет выбита полностью до того момента, как она достигнет оборонительных позиций противника. Для этого необходимо наличие ряда условий, которые на фронтах Первой Мировой имелись, однако сказать, что они присутствуют везде и всегда, нельзя.

Во-первых, должна быть хорошо просматриваемая местность и хорошая видимость, чтобы после начала атаки противника у пулеметчика было время поразить цели в назначенном ему секторе и он мог скорректировать огонь, чтобы он просто видел цели. В Европе во время Первой Мировой войны нейтральная полоса между окопами хорошо просматривалась и атаки осуществлялись днем. В Корее атаки «людскими волнами» предпринимались, как правило, в условиях ограниченной видимости (ночью, в дождь, при тумане, в местах с густой растительностью).

Во-вторых, крайне желательно, чтобы атакующий противник был вынужден затратить некоторое время на преодоление какого-нибудь препятствия, которое реально задерживает атаку и заранее пристреливается пулеметом. В Первую Мировую войну широкое применение нашли заграждения из колючей проволоки, многие атаки захлебывались при попытках их преодоления. В Корее такие заграждения хотя и применялись, но с гораздо меньшим размахом (до стабилизации фронта в районе 38-й параллели). Проволочные заграждения далеко не всегда были сплошными, они были менее глубокими, и проходы в них проделывались гораздо проще и быстрее. Они не задерживали атакующих так, как это было в Первую Мировую войну. Кроме того, в Азии использовали такие «неевропейские» способы проделывания проходов, как подрыв саперов-смертников вместе с зарядами разминирования, что позволяло создавать проходы «на бегу». Отметим, что при прорыве из Первомайского радуевцы пытались снять минные поля смертниками, которые катались по полю, стараясь вызвать разрывы мин. Сходный способ разминирования – направление первой «волны» атакующих прямо на минные поля – использовался Ираном во время ирано-иракской войны.

В-третьих, существенное значение имеет и расположение пулемета относительно цепи атакующих. Для того чтобы пулеметный огонь мог гарантированно остановить цепь вражеской пехоты, требуется, чтобы он вел так называемый продольный («анфиладный») фланкирующий огонь. Если цель имеет большую протяженность по фронту и малую в глубину (что бывает в случае стрельбы по стрелковой цепи), то вероятность попадания значительно увеличивается при стрельбе во фланг. В этом случае длинная ось эллипса рассеивания совпадает с длинной осью цели. Проще говоря, если смотреть во фланг пехотной цепи, солдаты, ее составляющие, закрывают почти весь сектор обстрела так, что промахнуться трудно. Очевидно, что останавливающий эффект пулеметного огня против атакующей пехоты проявляется в наибольшей степени, когда пулемет может выбивать групповые цели, а не когда пулеметчик вынужден выцеливать отдельных солдат противника.

В Первую Мировую войну основу обороны составляли как раз фланкирующие пулеметы, ведущие продольный огонь по цепям атакующей пехоты. Было достаточно времени, чтобы разместить пулемет в удобном для такого фланкирования месте. Нередко фланкирующие пулеметы находились существенно позади и сбоку от защищаемой ими позиции, в секторе обороны другого подразделения. Пулеметные команды могли не подчиняться командиру сектора обороны, в котором они располагались, поскольку в противном случае в напряженный момент боя он бы потребовал вести огонь в своем секторе, а не защищать соседний.

Сделаем отступление и отметим, что на преимуществах флангового огня основывается один из тактических приемов, применяемый в ряде армий, – так называемый ближний защитный огонь (final protective fire) пулеметов. Когда цепь атакующих делает рывок непосредственно к окопам обороняющихся, пулеметчики одновременно по команде перестают вести огонь по отдельным целям и разворачивают свои пулеметы так, чтобы траектории пуль были почти параллельны обороняемому фронту и проходили на уровне пояса атакующих. Огонь ведется не по целям, а непрерывно вдоль заранее определенной для каждого пулемета линии. Расчет строится на том, что атакующие солдаты сами «вбегут» в поток пуль.

По мере насыщения пехотных подразделений пулеметами они стали неотъемлемой частью вооружения самых мелких групп пехоты, что привело к использованию их преимущественно для ведения огня во фронт по атакующим. Хотя пулеметы зачастую ставят на фланге обороняющегося подразделения, но фланкирующий огонь они фактически не ведут. Реально для фланкирования необходимо так располагать пулемет, чтобы фронтальный огонь он вести не мог, иначе пулеметчик обязательно будет защищать в первую очередь сам себя, стреляя во фронт, а не защищать другой фланг позиции, пусть даже последний вид огня более эффективен.

Еще одним существенным моментом является хорошая подготовка пулеметчиков. Стрелять из пулемета на средние и большие дистанции не так просто, как кажется. Правильная наводка требует навыка и знаний. В Первую мировую войну, поскольку пулеметчиков еще учили вести огонь с закрытых позиций и на предельных дальностях как артиллеристов, уровень подготовки наводчиков пулеметов был высок. Позднее пулеметы стали рассматривать как более простое оружие, ведущее огонь на меньшие дальности и прямой наводкой, соответственно уровень требований и, как следствие, уровень подготовки снизился.

Одним словом, вывод о том, что наличие пулеметов гарантированно сорвет любую атаку пехоты, наступающей бегом в полный рост, справедлив далеко не для всех тактических ситуаций. Даже неорганизованная атака толпой при численном перевесе может окончиться победой атакующих.

 

ЯПОНСКИЕ ПОПЫТКИ

 

И все же, как кажется, главной причиной успеха «устаревшей» тактики являлось то, что в нее были внесены изменения, которые не были замечены европейскими и американскими военными специалистами. Упор ими был сделан на освоение новых средств ведения войны. Но в то же время сохранялось большое число стран, не имевших индустриальной базы, сопоставимой с военной промышленностью европейских стран или США. И офицерам этих армий приходилось изворачиваться и придумывать способы борьбы с противником, обладающим полным техническим превосходством. Можно сколько угодно потешаться над несовершенством их военной техники, но все это до тех пор, пока не поставишь себя на место офицера такой армии. Известно, что у противника все намного лучше, но воевать и стремиться победить нужно сейчас, не дожидаясь, пока твоя страна даст тебе сопоставимую технику.

В частности, такая задача встала перед военными специалистами довоенной Японии. Анализируя опыт Первой Мировой войны, они стремились найти решение, как атакующей пехоте достигать атакуемых позиций с минимальными потерями, чтобы завязать штыковой бой в окопах противника. В качестве тактического решения этой проблемы вышедший в 1928 году японский полевой устав особое внимание уделял скрытному сближению с позициями противника, с тем чтобы пехоте оставалось преодолеть одним броском 30–50 метров до его окопов. Расчет был на то, что противник просто не успеет открыть сколько-нибудь эффективный ответный огонь за то время, которое потребуется атакующим для преодоления этих 30–50 метров.

С учетом того, что скрытное сближение с позициями обороняющихся легче производить в условиях ограниченной видимости, упор в подготовке делался на проведение ночных атак. Впоследствии ночные атаки с целью сблизиться на дистанцию штыкового удара стали своего рода визитной карточкой японской пехоты Второй Мировой войны. В принципе такая «подкрадывающаяся атака» – вполне разумный тактический прием, в той или иной степени применявшийся всеми армиями. Однако опыт применения «подкрадывающейся атаки» японцами во время Второй Мировой войны показал, что эта тактика часто давала сбои.

История боев американской армии против японцев на островах в Тихом океане знает немало примеров, когда атакующие таким образом японцы несли потери, несопоставимые с достигнутыми результатами, которые были в лучшем случае ничтожны, в худшем – катастрофичны для японских подразделений. Причин тому было несколько.

Далеко не всегда возможно скрытно подползти к окопам противника на требуемые 30-50 метров, если сближение осуществляет сколько-нибудь крупное подразделение. Чем больше количество «подкрадывающихся» солдат, тем выше вероятность того, что кто-нибудь сделает ошибку и выдаст неосторожным звуком либо движением своих. Узнав о незваных «гостях», обороняющиеся обрушат на них свой огонь, и атакующим придется отступать под огнем противника, неся большие потери. Это хороший пример того, что не всегда тактика малых подразделений может быть эффективна для крупных и что невозможность применения какого-то тактического приема крупным подразделением автоматически не означает негодность его для малых подразделений. Отметим, что японцы, обученные в наступательном духе, при раннем их обнаружении (до выхода на расстояние 30–50 метров до окопов противника) все равно поднимались в атаку, что нередко влекло бесполезную гибель всего атакующего подразделения.

«Подкрадывающаяся атака» имела и другой недостаток. Даже при скрытном выходе на требуемые 30–50 метров она работала только против первой линии обороны. Захватив ее, японцы продолжали атаку дальше бегом в полный рост, хотя эффекта внезапности уже не было. Огневые средства, расположенные чуть в глубине обороны, расправлялись с атакующими.

Японский опыт в целом оказался неудачным и, казалось бы, только подтверждал выводы, сделанные в ходе Первой Мировой войны, о невозможности пехотных атак бегом в полный рост. Однако постоянные вынужденные попытки атаковать пехотой, не имевшей существенной поддержки танками, артиллерией, авиацией, технически превосходящего противника привели к тому, что в ходе войны японцы постепенно начали «нащупывать» приемы, которые все же помогали достигать успеха и в таких обстоятельствах.

Приведем ряд приемов японской армии, которые были отмечены в американских разведывательных бюллетенях, извлечения из которых даны ниже.

«Как правило, японские контратаки сопровождались яростной стрельбой из пулеметов и ружей, а также воем, криками и другими шумами. Очевидная цель такой тактики была напугать американских солдат, вынудить вести огонь, чтобы обнаружить их позиции, а также прикрыть основную атаку. Основная же атака осуществлялась скрытно с другого направления, японцы подползали как можно тише, с примкнутыми штыками, к нашим позициям». (Новая Гвинея, 1944 г.)

«После начала атаки японцы издавали много шума, стреляя из минометов, кидая гранаты, хлопушки (так в оригинале firecrackers. – Прим. авт.), крича и свистя. Шум создавался для того, чтобы спровоцировать на ведение огня… Ночные атаки производились на небольшом фронте, но их минометы били вглубь и по флангам, чтобы создать впечатление атаки большого подразделения широким фронтом. …Когда наши войска открывали огонь, японцы пытались просочиться во фланг и в тыл, где после сбора… эти группы пытались атаковать наши позиции под прикрытием минометов и огня гранат». (Июнь 1943 г.)

«В ночных атаках японцы направляли авангарды по лощинам через густую растительность, оставляя более открытые возвышенные участки для основной группы… Основная группа издавала шум, с тем чтобы скрыть шумы, издаваемые авангардами. Авангарды расчищали джунгли вдоль путей дальнейшего сближения для крупных подразделений и обозначали тропы светящейся краской». (Март 1943 г.)

«Зачастую… японцы не использовали предварительную подготовку атаки огнем. После начала перестрелки цепь залегала, а пулеметы стреляли поверх голов [залегших солдат], и открывался огонь из минометов по нашим позициям. Под прикрытием этого огня [японцы] старались подползти так близко, чтобы можно было забросать наши позиции гранатами. Обычно в ходе таких атак враг заменял измотанных солдат из передовых линий на свежие резервы». (Апрель 1943 г.)

«Японская тактика работает на создание испуга, чувства отрезанности от своих войск… [Для этого используется] новое оружие – шум. Одним из средств создания шума является огонь из [«просочившегося»] пулемета в тылу в течение всей ночи. Это очень быстро приводит к возникновению мысли о том, что «мы отрезаны». Иногда некоторое количество снайперов просачивается в тыл с той же целью. Они стреляют в пустоту. Жертв, как правило, нет, но… войска становятся склонны к бегству или сдаче в плен, когда их атакуют с фронта и фланга. Обычно бегство с поля боя через позиции «фантомных» войск, которые их [якобы] окружили, проходит без потерь». (Май 1943 г.)

«Атакующие войска делились на две или более «волны» перед штурмом. Первая «волна», состоящая из штурмовых групп (в оригинале task unit. – Прим, авт.), атаковала заранее определенные огневые позиции. Если эти позиции не были уничтожены к тому моменту, как вторая «волна» достигала вражеских позиций, вторая «волна» переходила первую и пробивалась в тыл противнику. Иногда зачищающие подразделения следовали за второй «волной» и уничтожали очаги сопротивления, оставшиеся позади передовых подразделений атакующих». (Июль 1945 г.)

«Просачивание. Японцы… высылают патрули в тыл противнику. Эти патрули небольшие, включают от двух солдат до нескольких дюжин. Каждый солдат несет с собой запас еды на несколько дней. На начальном этапе атаки просачиванием небольшие патрули проползают вокруг флангов или через оборонительные позиции с целью их окружения. Эти патрули бездействуют, пока их товарищи с фронта не пойдут в ложную массированную фронтальную атаку. Тогда просочившиеся патрули открывают огонь для создания впечатления прорыва противника в тыл. При этом патрули перемещаются, даже если по ним ведут огонь. Интенсивность огня от необычно большого числа автоматического оружия, имеющегося на руках у патрулей и фронтально атакующих подразделений, создает впечатление, что атакующих больше, чем на самом деле».

 

К концу Второй Мировой войны японская армия не успела полностью обобщить и начать применять весь накопленный тактический опыт. Додумывать пришлось северным корейцам и китайцам в ходе разразившейся вскоре войны в Корее. Им также приходилось атаковать пехотой позиции технически превосходящего противника.

Перед дальнейшим изложением необходимо сделать небольшое пояснение. Нормативные документы, как правило, требуют от обороняющихся открывать огонь по противнику с приближением его на дальность действенного огня своего оружия (например, п. 112 Боевого устава по подготовке и ведению общевойскового боя, часть 3, 2005). В технических описаниях конкретных образцов вооружения можно встретить, например, следующие цифры: прицельная дальность для пулемета ПК – 1.500 метров, дальность его наиболее действенного огня – до 1.000 метров. Из этого делается ошибочный вывод, что пулеметчик, вооруженный ПК, при подходе противника на расстояние 1.000 метров, если не раньше, должен открыть по нему огонь. Однако реальная дальность эффективной стрельбы из стрелкового оружия меньше, чем указываемые в наставлениях прицельные дальности и дальности наиболее действенного огня. Последние можно принимать во внимание лишь в наиболее удобных для стрельбы ситуациях, что не так уж часто встречается. На реальную эффективную дальность стрельбы влияют не только и не столько технические показатели конкретного образца вооружения, но и условия наблюдения, размеры целей, занимаемое положение для стрельбы, физическое и психологическое состояние стреляющего, уровень его подготовки и т.п.

Понятно, что на дальностях 1.000 и 1.500 метров средний пулеметчик если и будет попадать, то только случайно. Дальность эффективного огня для того же пулемета ПК в определенных условиях может составить и 200 метров, огонь по всему, что находится дальше, будет, как правило, мимо цели. Открытие огня сразу после обнаружения противника до его подхода на эти 200 метров повлечет малополезный расход боеприпасов. Причем атакующий может искусственным образом сокращать дальность эффективного огня обороняющихся. Например, в Корее атаки «волнами», как правило, проводились ночью. Разумеется, американским войскам было относительно несложно осветить район обороняемых позиций во время атаки. Но в любом случае меткость огня ночью снижается. Причем это справедливо и по сей день, в том числе при использовании приборов ночного видения. В некоторых случаях для создания прикрытия для атак использовались поджоги лесов или кустарника перед фронтом и в тылу (последнее – чтобы быть застрахованным от перемены направления ветра) атакуемой позиции, создававшие плотную пелену дыма. Снижается эффективность огня при атаках, когда солнце бьет прямо в глаза обороняющимся, или проводимых в проливной дождь, в тумане, во время снегопада.

Открытие огня задолго до захода противника в зону эффективного поражения своего оружия – широко распространенная практика. Ей способствует не только неправильное понимание нормативных документов, но и психологическая особенность – человек стремится не допустить приближения источника опасности к себе. Поэтому обороняющиеся зачастую ведут огонь не на уничтожение противника, а с той целью, чтобы он держался как можно дальше от обороняемых позиций.

Такой огонь допустим, когда нет проблем с пополнением боекомплекта. В условиях, когда обороняемая позиция отрезана от своих, такой огонь, приводящий к быстрой трате боеприпасов, вести нельзя.

Использование указанной ошибки – один из элементов, на котором может строиться атака «волнами».

Первые «волны» могут сознательно прекратить атаку до захода в зону эффективного огня обороняющихся. Не добежав, например, 250–300 метров до атакуемых позиций, цепь либо начинает откатываться назад, что субъективно воспринимается обороняющимися как срыв атаки и отступление, либо залегает, что воспринимается как гибель атакующей цепи под огнем.

В зависимости от ситуации залегшие солдаты либо отползают назад, с тем чтобы вновь атаковать, создавая иллюзию бесконечных людских резервов у атакующих, либо накапливаются на достигнутом рубеже. Возможен вариант, когда атакующие пытаются продолжать атаку уже ползком (целиком всем подразделением, либо выделив отдельные штурмовые группы).

«Волна за волной» «изымают» боекомплект у обороняющихся, не заходя в зону его эффективного огня. Разумеется, атакующие несут потери, однако весьма далекие от заваливания местности трупами. При этом за счет действий выделенных снайперов или стрелков и штурмовых групп обороняющимся также причиняется существенный вред.

Другим способом «изъятия боеприпасов» был следующий тактический прием. Как только по атакующей «волне» открывался огонь, она залегала. Противник, как правило, не сразу прекращал огонь, продолжая стрелять в пустоту. Когда же все-таки огонь прекращался, «волна» делала очередной рывок вперед.

Следует признать, что эффект «изъятия боекомплекта» применительно к войне в Корее возникал зачастую сам собой по очень прозаической причине, не связанной ни с какими тактическими изысками. Местность в Корее гористая, а оборонительные позиции американцы часто располагали близко к топографическому гребню, чтобы увеличить обзор, а также затруднить артиллерии противника пристрелку и снизить вероятность попаданий снарядов по позициям. (Любопытно, но такое размещение, похоже, прямо запрещено п. 13 абз. 8 нового российского Боевого устава.) Атаки нередко осуществлялись вверх по склону, что физически очень изматывало наступавших. Поэтому вместо стремительных атак бегом получался медленный изматывающий подъем в гору.

Это, как ни странно, работало на руку китайцам и северным корейцам. Атакующая «волна» долго преодолевала расстояние с момента обнаружения противником до захода в зону эффективного огня обороняющихся. Обороняющиеся «успевали» в значительной степени израсходовать свой боекомплект еще до того, как атакующие входили в зону их эффективного огня.

И когда огонь обороны существенно ослабевает из-за потерь и исчерпания боекомплекта, только тогда перед очередной, наиболее мощной «волной» ставится задача достичь атакуемой позиции и захватить ее. Американцы во время войны в Корее отмечали, что массированная фронтальная атака обычно следовала за несколькими отбитыми атаками, которые производились не в полную силу.

Кстати, для снижения потерь первые «волны» могут атаковать в достаточно разреженных построениях.

К моменту массированной фронтальной атаки отдельным штурмовым группам атакующих удается проникнуть за передний край обороны, и они вместе с группами просачивания создают у обороняющихся видимость полного окружения. Опыт использования в Корее атак «волнами» показал, что в такой ситуации обороняющиеся нередко отступали, теряя управление.

Необходимо отметить, что фронтальная атака «волнами», которая приковывала основное внимание обороняющихся, практически всегда сопровождалась попытками удара в стыки между подразделениями по обоим флангам и в тыл обороняющейся позиции.

 

ДАЛЬНЕЙШЕЕ РАЗВИТИЕ ТАКТИКИ И ОБОБЩЕНИЕ ОПЫТА

 

Во время войны во Вьетнаме «людские волны» использовались для атак на американские артиллерийские базы (fire support base), которые размещались в глубине контролируемых противником районов для огневой поддержки операций по их «зачистке». Атаки осуществлялись с использованием тех же принципов, что и в Корее (в частности, перед атакой «волнами» небольшие группы солдат подползали к окопам американцев, снимая мины, натаскивая заряды разминирования, разрезая проволоку, а сама атака «волнами» начиналась с внезапного удара этими малыми группами по основным огневым точкам противника). Особенностью было то, что базы были оборудованы для ведения круговой обороны. Поэтому просачивание внутрь базы для удара изнутри зачастую было возможно только под видом местного обслуживающего персонала или солдат южновьетнамских войск – союзников американцев. Однако здесь атакующим пришлось столкнуться с использованием обороняющимися датчиков движения, которыми прикрывались подступы к базам, радаров для наземного слежения, а также установленных на вертолетах приборов ночного видения. Туда, где обнаруживали движение, наносились огневые удары артиллерией или авиацией, либо там подрывались управляемые мины. Раннее обнаружение американцами не позволяло подводить большие пехотные подразделения к рубежу, с которого «волны» могли атаковать базы. Эффективность новых технических средств была такова, что американцы стали создавать временные базы не для огневой поддержки, а специально для того, чтобы их атаковали, выманивания тем самым противника из джунглей под уничтожающий огонь американской артиллерии и авиации.

Скрытно просачиваться стало необходимым не только в тыл, но и в места сбора перед фронтом обороны противника. Для того чтобы собрать необходимое количество солдат для формирования «волн», сближение с базами нужно осуществлять небольшими группами или даже по одному с последующим накапливанием вблизи от объекта атаки (разумеется, если не рассматривать такой экзотический способ сближения, как прокладку подземных ходов к позициям противника). Поскольку скрыться от датчиков движения и радаров крайне сложно, на подступах к объекту атаки приходилось поддерживать постоянное движение, чтобы устройства раннего обнаружения все время показывали наличие людей и обороняющиеся не могли определить, когда началось реальное накапливание солдат для атаки.

Там же, во Вьетнаме, атакующими использовался весьма необычный способ взаимодействия между атакующей пехотой и теми немногочисленными безоткатными орудиями и минометами, которые были у нее в наличии для атаки. Во время атаки их огонь, раз начавшись, никуда не переносился, невзирая на расстояние, на которое подошли атакующие к позициям противника.

Расчет, видимо, был на то, что за время сближения с объектом атаки атакующие определят зону, куда попадают снаряды (мины), и обойдут ее. Это вполне реально, поскольку обстреливался не весь атакуемый участок, а одна–две точки – по количеству артстволов, имеющихся у нападающих. При этом противнику, загнанному в укрытия, непросто сразу определить, на каком участке позиции он может выйти для ведения огня по атакующей пехоте, а на каком ему следует оставаться в укрытиях. Получается, что атакуемая позиция остается подавленной на большем протяжении, чем реально могут обеспечить орудия атакующих.

В тех же случаях, когда атакующие могут собрать большое количество артиллерии для атаки (в основном безоткатных орудий и минометов небольших калибров), наиболее целесообразно было проведение интенсивной, но очень короткой (5–10 минут) артподготовки. Это объясняется тем, что из-за артподготовки вполне возможно потерять эффект внезапности, а это даст обороняющимся возможность вызвать помощь – огонь артиллерии и/или авиацию. В каждой конкретной ситуации нужно решать, что более целесообразно – начинать атаку с внезапного нападения штурмовых групп или с артподготовки.

Завершая обзор развития тактики «людских волн», следует привести вывод, сделанный по результатам анализа опыта использования Ираном «людских волн» против гораздо лучше вооруженной иракской армии в ходе ирано-иракской войны: «Как китайцы продемонстрировали в Корее, вьетконговцы во Вьетнаме, не существует ничего заведомо неправильного в тактике «людских волн» при атаках на оборонительные позиции, если потери на начальном этапе атаки минимизируются надлежащим планированием и использованием внезапности. …Такая тактика может повлечь меньше потерь, чем другие формы атаки на хорошо окопавшегося противника, если осуществляется надлежащим образом. Использование добровольцев, бросающихся на пулеметы или своими телами разминирующих минные поля, может звучать чудовищно. Тем не менее, эта тактика вполне разумна с военной точки зрения как средство противодействия противнику, меньшему по численности, но лучше вооруженному, если:

– используются преимущества ночной атаки или иной формы военной хитрости;

– атака останавливается, если она неудачна, она не продолжается (не повторяется) во что бы то ни стало;

– перед атакующими ставятся реально достижимые цели;

– прорыв на позиции обороняющихся может быть развит и использован».

 

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ

 

Противодействовать тактике «людских волн», на первый взгляд, просто. Все, что требуется, – это поддерживать высокую дисциплину при ведении огня. Не стрелять, когда вероятность поражения невелика, открывать огонь с дистанции, на который возможен эффективный огонь по атакующим, а не тогда, когда он стал виден. Не прекращать наблюдения за полем боя, отслеживая не только атакующие цепи, но и возможное «подкрадывание» противника. Но это проще сказать, чем сделать, когда на тебя несется орущая и стреляющая людская лавина с четким намерением тебя убить.

Другое требование для противодействия атакам «людскими волнами» – в случаях проникновения противника в тыл не бросать позиции. Кстати, во время войны в Корее, если обороняющимся удавалось в ночном бою занять круговую оборону и удержаться от соблазна «выйти из окружения, разбившись на мелкие группы», окружившие их китайские подразделения в течение светлого времени суток уничтожались артиллерией и авиацией.

Однако и это сделать непросто, когда ожидаешь атаки массы противников, имея практически полностью исчерпанный боекомплект.

 

ВЫВОДЫ НА БУДУЩЕЕ

 

Разумеется, ни в коем случае не нужно понимать изложенное выше как рекомендацию использовать атаки «волнами» взамен атак под прикрытием огня своего оружия. Это удел армий, вынужденных воевать пехотой, не имея тяжелого оружия. К счастью, для нашей армии такого не предвидится. Атаки «волнами» связаны с существенными потерями для тех солдат, которые составляют «волну», и для успеха требуют очень хорошего взаимодействия между выделенными целевыми группами солдат и стрелковыми цепями. Но к этому тактическому приему, который может быть использован нашими противниками, нужно относиться взвешенно, не записывая его огульно в раздел тактики для умственно неполноценных. Да, зачастую суть этой тактики – победа за счет численного перевеса в ближнем пехотном бою, когда обороняющийся не может воспользоваться превосходством в тяжелом вооружении. Однако чтобы вывести «толпу» на дистанцию ближнего пехотного боя, сохранив численное превосходство, атакующим приходится разыгрывать сложные тактические комбинации, принимая зачастую неординарные решения.

При правильной организации атаки наступающие несут потери, позволяющие им побеждать в бою. Хорошо спланированная атака «людскими волнами» может быть даже безопасней, чем атака под прикрытием огня своего оружия, если последняя происходит при отвратительной организации взаимодействия между атакующей пехотой и поддерживающими подразделениями, когда огневая поддержка осуществляется со значительными «паузами» либо сводится только к предварительной огневой обработке позиций противника.

За неимением лучшего те воинские формирования, которые не в состоянии обеспечить действия собственной пехоты огнем тяжелого оружия, вынуждены прибегать к атаке «людскими волнами» и, наверное, будут к ней прибегать. Важно то, что противники нашей армии по малым войнам могут использовать такую тактику, а значит, к ее применению нужно быть готовым.


Поделиться в социальных сетях:


25 самых эффективных штыковых атак русской пехоты

Русский солдат прекрасно действовал в ближнем бою – и штык продолжал оставаться далеко не последним аргументом в достижении победы. Штыковые атаки практиковались массово – особенно на этапе маневренной войны, о чем свидетельствуют боевые документы и воспоминания фронтовиков. Так, очевидец вспоминал, как в одном из боев «свежие толпы озверевших германцев» проносились вперед – и вот опьяненные льющейся кровью, с искаженными лицами люди колют и режут друг друга. В дубовом лесу развернулся штыковой бой – и лишь деревья грустно внимают стонам истекающих кровью людей, умирающих в страшных мучениях [Веверн Б. В. 6-я батарея. 1914 — 1917 гг. Повесть о времени великого служения Родине. Т. 2. Париж, 1938. С. 94].

Наставление для действий пехоты в бою [Пг., 1915. С. 5.] отмечало, что сила пехоты заключается: «в ружейном и пулеметном огне с решительным движением вперед и в штыковом ударе». А Устав полевой службы зафиксировал, что «пехота бросается в штыки, расстреляв противника с ближайших дистанций ружейным и пулеметным огнем» [Пг., 1915. С. 201.]. Жизнь оказалась сложнее установок уставов и наставлений – и русская пехота ходила в штыки на пехоту, артиллерию и кавалерию противника, подготовив атаку огнем или без такой подготовки. Квалифицирующим для штыковой атаки являлся решительный бросок с целью нанесения противнику штыкового удара. Обстоятельства могли быть разнообразными.

Штыковые удары практиковались в различной обстановке – например, в ходе разведки боем. Так, 16 июня 1916 г. 503-й пехотный Чигиринский полк 126-й пехотной дивизии 45-го корпуса проводил усиленную разведку с целью захвата пленных — в направлении на кол. Ковбань. Батальон полка, воспользовавшись темнотой, незаметно подошел к вражеским окопам у Ковбани, штыками переколол гарнизон и ворвался в деревню. Поднялась паника. Русские вновь бросились в штыки – и, переколов более 150 человек, захватили 38 пленных [Из боевого прошлого русской армии. Документы и материалы о подвигах русских солдат и офицеров. М., 1947. С. 349.]. А в другом эпизоде группа разведчиков 201-го пехотного Потийского полка, ночью подкралась к немецкой заставе – и внезапно атаковала последнюю. Немцы отчаянно оборонялись — но большая часть гарнизона заставы была переколота штыками, а 50 человек (включая офицера) захвачены в плен. Причем другая разведгруппа, выбив германцев из деревни, захватила несколько пулеметов и пленных. На следующий день трофеями разведчиков стали еще 77 германцев и 2 пулемета.

25 самых эффективных штыковых атак русской пехоты в Великую войну

Нас заинтересовали эффективные штыковые атаки в ходе боев различного уровня – атаки, помогавшие решать важные задачи. Мы отобрали 25 наиболее, на наш взгляд, эффективных и показательных штыковых атак русской пехоты в Первую мировую войну – в ходе которых были решены задачи разной степени сложности.

1.

В ночь на 20. 02. 1915 г. бою за выс. 85 у дер. Мале Дуже и Високе под Ломжей состоялась штыковая атака частей лейб-гвардии 3-го стрелкового полка.

В этих боях гвардейские стрелки нанесли поражение частям германских 1-й ландверной и 41-й пехотной дивизий. Сводка Ставки специально отметила этот факт: «в ночь на 20-е февраля мы выбили неприятеля с командующей высоты западнее шоссе Стависки — Ломжа, близ деревни Карвово, и захватили 7 пулеметов» [Год войны с 19 июля 1914 г. по 19 июля 1915 г. М., 1915. С. 272]. Гвардейские стрелки выбили противника с занимаемой позиции, решив важную тактическую задачу.

2.

Выдающийся боевой эпизод, когда трофеями русских гвардейцев стали пулеметы и пленные, произошел в ходе боя 7 — 10 июля 1915 г.

Лейб-гвардии Гренадерский Его Величества полк выдержал тяжелейшие бои у дер. Крупец — на невыгодной позиции отражая яростные атаки превосходящих сил противника, поддержанного огнем мощной артиллерии. Огневые удары германцев чередовались с атаками пехоты. Ключевая высота 209 переходила из рук в руки многократно, а обе стороны понесли тяжелейшие потери. Гвардейские гренадеры проявили массовый героизм. Наконец, 10 июля обескровленные русские батальоны поднялись в отчаянную штыковую атаку.

25 самых эффективных штыковых атак русской пехоты в Великую войну

Они отбили высоту, которой было овладели немцы, продвинулись в лес и, преодолев проволочные заграждения, захватили 2 линии германских окопов. Тяжело раненного командира 4-го батальона полковника Б. К. Судравского гренадеры несли на руках – комбат, напевая полковой марш, продолжал возглавлять атаку батальона – пока следующая германская пуля не оборвала его жизнь.

25 самых эффективных штыковых атак русской пехоты в Великую войну

Борис Ксаверьевич Судравский, кавалер ордена Св. Георгия 4-й степени и генерал-майор посмертно.

А остатками 2-го батальона командовал ефрейтор Руденко – под его командованием и была захвачена вторая линия окопов противника. Бой, без преувеличения, был эпическим — русский полк 4 суток отражал атаки четырех (!) германских полков — гвардейских гренадерских полков 2-й гвардейской дивизии – 1-го Императора Александра, 2-го Императора Франца, 3-го Королевы Елизаветы и 4-го Королевы Августы.
4-кратное превосходство в живой силе и многократное превосходство в артиллерии не помогло германской гвардии – штыковая контратака лейб-гвардии Гренадерского полка позволила удержать тактически важный участок на фланге дивизии. В бою у дер. Крупец полк потерял убитыми и ранеными до 80% боевого состава — 43 офицера и 3000 гренадер (во 2-м батальоне уцелело 12 человек). Трофеи лейб-гренадер — 800 пленных германских гвардейцев и 10 пулеметов.

25 самых эффективных штыковых атак русской пехоты в Великую войну

1-я рота (рота Его Величества) лейб-гвардии Гренадерского полка в парадной форме. 1913 г.

3.

20. 04. 1915 г. отличились части Гренадерского корпуса 4-й армии. Противник начал реализацию Горлицкого прорыва, но, несмотря на губительный огонь вражеской артиллерии, русские упорно держались. Более того – контратаковали. Так, на левом фланге 75-й дивизии части 297-й пехотного Ковельского полка штыками выбили неприятеля из окопов — нанеся ему громадные потери и захватив в плен 9 офицеров и свыше 400 нижних чинов 31-го ландверного полка [Сборник документов мировой империалистической войны на Русском фронте (1914— 1917 гг.). Горлицкая операция. М., 1941. С. 111].

4.

Во время Галицийской битвы 13. 08. 1914 г. австрийский 2-й пехотный полк 16-й дивизии, пытавшийся охватить левый фланг русского 121-го пехотного полка 31-й дивизии, получил фланговый удар от частей русского 122-го пехотного полка. Произошла ожесточенная штыковая схватка в лесных условиях. Стремительной атакой русские опрокинули австрийцев и преследовали их до южной опушки леса. Было захвачено много пленных — в том числе раненый командир 2-го полка [Шафалович Ф. П. Встречный бой 10-го армейского корпуса на р. Золотой Липе 26-29 августа 1914 г. М., 1938. С. 49.].

5.

А 08. 11. 1914 г. в Лодзинской операции бригаде 10-й пехотной дивизии в ходе боя у Тыхов — Чарноцин — Кальска Воля удалось захватить 4 германских пулемета. Из них 3 (действующих) пулемета в бою у Юлеевского леса захватил 149-й пехотный Черноморский полк 38-й дивизии — в ходе штыковой атаки [РГВИА. Ф. 16180. Оп. 1. Д. 63. Л. 293]. Пулеметные расчеты держались до конца и погибли под ударами русских штыков.

6.

Важное тактическое значение имела штыковая атака в ходе Третьей Праснышской операции – 3 июля 1915 г. Отличились части 21-го туркестанского стрелкового полка. Его батальоны, сформировав 4 линии цепей, двинулись к тактически важному мосту. Германская конница бросилась в атаку, пытаясь остановить русских – причем изрубила полторы роты, но остановить туркестанцев не смогла. К атаке присоединились роты 5-го и 7-го сибирских стрелковых полков. Натиск русских оказался настолько успешным, что половина германского 42-го пехотного полка была частично переколота штыками, а частично утонула в реке. Русские захватили мост, и к 15-ти часам все предмостное укрепление было в их руках [Корольков Г. К. Праснышское сражение. Июль 1915 г. М.-Л., 1928. С. 115.].

7.

28. 08. 1915 г. наступавший севернее г. Тарнополь (у дер. Глубочек-Вельки) 92-й пехотный Печорский полк прорвал вражескую оборону. 2-й батальон полка вел в атаку подполковник Ф. Н. Лебедев. Прорвав вражеские проволочные заграждения, под кинжальным огнем противника печорцы ворвались на германскую оборонительную позицию — и, штыками выбив немцев из окопов, захватили пленных и 4 пулемета. Отбив вражескую контратаку, печорцы закрепились на господствующей высоте. На следующий день батальон овладел следующей высотой — у дер. Анастасовка (захватив еще 2 пулемета). А в общей сложности в ходе боев 28-29 августа трофеями 2-го батальона 92-го полка стали 8 германских пулеметов [Олейников А. В. Захвачены в бою. Трофеи русской армии в Первой мировой. М., 2015. С. 153, 249.].

25 самых эффективных штыковых атак русской пехоты в Великую войну

Ф. Н. Лебедев.

8.

А 25 мая 1916 г. подпоручик 21-го туркестанского стрелкового полка Шмаргун, приняв, после выхода из строя командира, 4-й батальон, повел его на Яловец. Язловец был взят в ходе штыкового боя. У дер. Бровары противник упорно сопротивлялся — туркестанцы зашли ему во фланг, сбили штыковым ударом и обратили в беспорядочное бегство. Батальон Шмаргуна захватил пленных, 2 пулемета и бомбометы [Из боевого прошлого. С. 328].

9.

15. 08. 1914 г. в центре русской 4-й армии австрийская 46-я ландверная пехотная дивизия осуществила прорыв — но положение было восстановлено штыковой контратакой 9-ти батальонов корпусного резерва, которые заставили австрийцев отступить, потеряв до 900 пленных [Белой А. Галицийская битва. М.-Л., 1929. С. 94].

10.

27. 08. 1917 г. во время Рижской операции отличился батальон «смерти» 38-й пехотной дивизии – вместе с другими частями овладев мызой Юдаш. Были захвачены 5 пулеметов и 61 пленный (из состава германских 59-го и 79-го резервных полков). Ударники реализовали эффективную штыковую атаку – и противник (по свидетельству пленных) понес большие потери — до 300 убитых [Фомин М. Батальон смерти 38-й пехотной дивизии // Военная быль. 1996. №8 (137). С. 30].

11.

24. 06. 1915 г. в бою у дер. Бобы проявили себя бойцы 3-го гренадерского Перновского полка. Выполняя приказ начдива Н. М. Киселевского, гренадеры должны были парировать прорыв противника. Не обращая внимания на превосходящие силы неприятеля, они атаковали – и после ожесточенного штыкового боя овладели германскими окопами. Проведя еще несколько атак и отразив яростные контратаки, перновцы одолели противника. Интересно что германцы обманывали (причем несколько раз) русских — выбрасывая белый флаг и поднимая руки, а затем расстреливая приближающихся русских солдат и офицеров. В результате пленных брать и не стали — почти все находившиеся у дер. Бобы германцы в количестве 1200 человек оказались переколоты штыками. Очевидец отметил 1200 германских трупов и лишь троих пленных – солдата 217-го и 2 солдат 220-го резервных полков 47-й резервной дивизии. Большая часть убитых была заколота штыками. Потери гренадер – около 700 человек.

12.

24. 07. 1915 г. во время обороны крепости Осовец 3 роты 226-го Землянского пехотного полка провели контратаку – «атаку мертвецов». 13-я рота, вынырнув из химического облака, в ходе штыковой атаки опрокинула германцев, при поддержке 8-й роты овладев ранее утраченными 1-м и 2-м боевыми участками.

25 самых эффективных штыковых атак русской пехоты в Великую войну

13.

Во время Галицийской битвы 20. 08. 1914 г. под дер. Владиславов отличился лейб-гвардии Преображенский Его Величества полк 1-й гвардейской пехотной дивизии. Преображенцы атаковали 2-ю пехотную и 37-ю гонведную пехотную дивизии противника. В ожесточенных схватках за высоты 106 и 119 развернулись штыковые бои. Причем в ходе боя передовые батальоны преображенцев, понесшие большие потери и отражавшие контратаку противника, были выручены 4-м батальоном — последний штыковой атакой опрокинул австрийцев. Бой уникален тем, что преображенцы обошлись в этом бою без поддержки артиллерии (!), вписав новую страницу в славную историю полка. Под Владиславовым Преображенский полк потерял 17 офицеров (из них 5 погибшими) и более 600 нижних чинов (200 из них погибло). Трофеи – 1500 пленных и 21 пулемет.

25 самых эффективных штыковых атак русской пехоты в Великую войну

Бой лейб-гвардии Преображенского полка под Владиславовым 20. 08. 1914 г.

В ходе эффективных штыковых атак русская пехота захватывала не только пленных и пулеметы, но и орудия и даже целые батареи.

25 самых эффективных штыковых атак русской пехоты в Великую войну

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ: 1 2

25 самых эффективных штыковых атак русской пехоты в Великую войну — БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ


Наставление для действий пехоты в бою [Пг., 1915. С. 5.] отмечало, что сила пехоты заключается: «в ружейном и пулеметном огне с решительным движением вперед и в штыковом ударе». А Устав полевой службы зафиксировал, что «пехота бросается в штыки, расстреляв противника с ближайших дистанций ружейным и пулеметным огнем» [Пг., 1915. С. 201.]. Жизнь оказалась сложнее установок уставов и наставлений – и русская пехота ходила в штыки на пехоту, артиллерию и кавалерию противника, подготовив атаку огнем или без такой подготовки. Квалифицирующим для штыковой атаки являлся решительный бросок с целью нанесения противнику штыкового удара. Обстоятельства могли быть разнообразными.

Штыковые удары практиковались в различной обстановке – например, в ходе разведки боем. Так, 16 июня 1916 г. 503-й пехотный Чигиринский полк 126-й пехотной дивизии 45-го корпуса проводил усиленную разведку с целью захвата пленных — в направлении на кол. Ковбань. Батальон полка, воспользовавшись темнотой, незаметно подошел к вражеским окопам у Ковбани, штыками переколол гарнизон и ворвался в деревню. Поднялась паника. Русские вновь бросились в штыки – и, переколов более 150 человек, захватили 38 пленных [Из боевого прошлого русской армии. Документы и материалы о подвигах русских солдат и офицеров. М., 1947. С. 349.]. А в другом эпизоде группа разведчиков 201-го пехотного Потийского полка, ночью подкралась к немецкой заставе – и внезапно атаковала последнюю. Немцы отчаянно оборонялись — но большая часть гарнизона заставы была переколота штыками, а 50 человек (включая офицера) захвачены в плен. Причем другая разведгруппа, выбив германцев из деревни, захватила несколько пулеметов и пленных. На следующий день трофеями разведчиков стали еще 77 германцев и 2 пулемета.

Нас заинтересовали эффективные штыковые атаки в ходе боев различного уровня – атаки, помогавшие решать важные задачи. Мы отобрали 25 наиболее, на наш взгляд, эффективных и показательных штыковых атак русской пехоты в Первую мировую войну – в ходе которых были решены задачи разной степени сложности.

1. В ночь на 20. 02. 1915 г. бою за выс. 85 у дер. Мале Дуже и Високе под Ломжей состоялась штыковая атака частей лейб-гвардии 3-го стрелкового полка.

В этих боях гвардейские стрелки нанесли поражение частям германских 1-й ландверной и 41-й пехотной дивизий. Сводка Ставки специально отметила этот факт: «в ночь на 20-е февраля мы выбили неприятеля с командующей высоты западнее шоссе Стависки — Ломжа, близ деревни Карвово, и захватили 7 пулеметов» [Год войны с 19 июля 1914 г. по 19 июля 1915 г. М., 1915. С. 272]. Гвардейские стрелки выбили противника с занимаемой позиции, решив важную тактическую задачу.

2. Выдающийся боевой эпизод, когда трофеями русских гвардейцев стали пулеметы и пленные, произошел в ходе боя 7 — 10 июля 1915 г. (мы писали ранее об этом бое — см. Гренадерская высота).

Лейб-гвардии Гренадерский Его Величества полк выдержал тяжелейшие бои у дер. Крупец — на невыгодной позиции отражая яростные атаки превосходящих сил противника, поддержанного огнем мощной артиллерии. Огневые удары германцев чередовались с атаками пехоты. Ключевая высота 209 переходила из рук в руки многократно, а обе стороны понесли тяжелейшие потери. Гвардейские гренадеры проявили массовый героизм. Наконец, 10 июля обескровленные русские батальоны поднялись в отчаянную штыковую атаку.

Они отбили высоту, которой было овладели немцы, продвинулись в лес и, преодолев проволочные заграждения, захватили 2 линии германских окопов. Тяжело раненного командира 4-го батальона полковника Б. К. Судравского гренадеры несли на руках – комбат, напевая полковой марш, продолжал возглавлять атаку батальона – пока следующая германская пуля не оборвала его жизнь.


Борис Ксаверьевич Судравский, кавалер ордена Св. Георгия 4-й степени и генерал-майор посмертно.

А остатками 2-го батальона командовал ефрейтор Руденко – под его командованием и была захвачена вторая линия окопов противника. Бой, без преувеличения, был эпическим — русский полк 4 суток отражал атаки четырех (!) германских полков — гвардейских гренадерских полков 2-й гвардейской дивизии – 1-го Императора Александра, 2-го Императора Франца, 3-го Королевы Елизаветы и 4-го Королевы Августы.

4-кратное превосходство в живой силе и многократное превосходство в артиллерии не помогло германской гвардии – штыковая контратака лейб-гвардии Гренадерского полка позволила удержать тактически важный участок на фланге дивизии. В бою у дер. Крупец полк потерял убитыми и ранеными до 80% боевого состава — 43 офицера и 3000 гренадер (во 2-м батальоне уцелело 12 человек). Трофеи лейб-гренадер — 800 пленных германских гвардейцев и 10 пулеметов.


1-я рота (рота Его Величества) лейб-гвардии Гренадерского полка в парадной форме. 1913 г.

3. 20. 04. 1915 г. отличились части Гренадерского корпуса 4-й армии. Противник начал реализацию Горлицкого прорыва, но, несмотря на губительный огонь вражеской артиллерии, русские упорно держались. Более того – контратаковали. Так, на левом фланге 75-й дивизии части 297-й пехотного Ковельского полка штыками выбили неприятеля из окопов — нанеся ему громадные потери и захватив в плен 9 офицеров и свыше 400 нижних чинов 31-го ландверного полка [Сборник документов мировой империалистической войны на Русском фронте (1914— 1917 гг.). Горлицкая операция. М., 1941. С. 111].

4. Во время Галицийской битвы 13. 08. 1914 г. австрийский 2-й пехотный полк 16-й дивизии, пытавшийся охватить левый фланг русского 121-го пехотного полка 31-й дивизии, получил фланговый удар от частей русского 122-го пехотного полка. Произошла ожесточенная штыковая схватка в лесных условиях. Стремительной атакой русские опрокинули австрийцев и преследовали их до южной опушки леса. Было захвачено много пленных — в том числе раненый командир 2-го полка [Шафалович Ф. П. Встречный бой 10-го армейского корпуса на р. Золотой Липе 26-29 августа 1914 г. М., 1938. С. 49.].

5. А 08. 11. 1914 г. в Лодзинской операции бригаде 10-й пехотной дивизии в ходе боя у Тыхов — Чарноцин — Кальска Воля удалось захватить 4 германских пулемета. Из них 3 (действующих) пулемета в бою у Юлеевского леса захватил 149-й пехотный Черноморский полк 38-й дивизии — в ходе штыковой атаки [РГВИА. Ф. 16180. Оп. 1. Д. 63. Л. 293]. Пулеметные расчеты держались до конца и погибли под ударами русских штыков.

6. Важное тактическое значение имела штыковая атака в ходе Третьей Праснышской операции – 3 июля 1915 г. Отличились части 21-го туркестанского стрелкового полка. Его батальоны, сформировав 4 линии цепей, двинулись к тактически важному мосту. Германская конница бросилась в атаку, пытаясь остановить русских – причем изрубила полторы роты, но остановить туркестанцев не смогла. К атаке присоединились роты 5-го и 7-го сибирских стрелковых полков. Натиск русских оказался настолько успешным, что половина германского 42-го пехотного полка была частично переколота штыками, а частично утонула в реке. Русские захватили мост, и к 15-ти часам все предмостное укрепление было в их руках [Корольков Г. К. Праснышское сражение. Июль 1915 г. М.-Л., 1928. С. 115.].

7. 28. 08. 1915 г. наступавший севернее г. Тарнополь (у дер. Глубочек-Вельки) 92-й пехотный Печорский полк прорвал вражескую оборону. 2-й батальон полка вел в атаку подполковник Ф. Н. Лебедев. Прорвав вражеские проволочные заграждения, под кинжальным огнем противника печорцы ворвались на германскую оборонительную позицию — и, штыками выбив немцев из окопов, захватили пленных и 4 пулемета. Отбив вражескую контратаку, печорцы закрепились на господствующей высоте. На следующий день батальон овладел следующей высотой — у дер. Анастасовка (захватив еще 2 пулемета). А в общей сложности в ходе боев 28-29 августа трофеями 2-го батальона 92-го полка стали 8 германских пулеметов [Олейников А. В. Захвачены в бою. Трофеи русской армии в Первой мировой. М., 2015. С. 153, 249.].


Ф. Н. Лебедев.

8. А 25 мая 1916 г. подпоручик 21-го туркестанского стрелкового полка Шмаргун, приняв, после выхода из строя командира, 4-й батальон, повел его на Яловец. Язловец был взят в ходе штыкового боя. У дер. Бровары противник упорно сопротивлялся — туркестанцы зашли ему во фланг, сбили штыковым ударом и обратили в беспорядочное бегство. Батальон Шмаргуна захватил пленных, 2 пулемета и бомбометы [Из боевого прошлого. С. 328].

9. 15. 08. 1914 г. в центре русской 4-й армии австрийская 46-я ландверная пехотная дивизия осуществила прорыв — но положение было восстановлено штыковой контратакой 9-ти батальонов корпусного резерва, которые заставили австрийцев отступить, потеряв до 900 пленных [Белой А. Галицийская битва. М.-Л., 1929. С. 94].

10. 27. 08. 1917 г. во время Рижской операции отличился батальон «смерти» 38-й пехотной дивизии – вместе с другими частями овладев мызой Юдаш. Были захвачены 5 пулеметов и 61 пленный (из состава германских 59-го и 79-го резервных полков). Ударники реализовали эффективную штыковую атаку – и противник (по свидетельству пленных) понес большие потери — до 300 убитых [Фомин М. Батальон смерти 38-й пехотной дивизии // Военная быль. 1996. №8 (137). С. 30].

11. 24. 06. 1915 г. в бою у дер. Бобы проявили себя бойцы 3-го гренадерского Перновского полка. Выполняя приказ начдива Н. М. Киселевского, гренадеры должны были парировать прорыв противника. Не обращая внимания на превосходящие силы неприятеля, они атаковали – и после ожесточенного штыкового боя овладели германскими окопами. Проведя еще несколько атак и отразив яростные контратаки, перновцы одолели противника. Интересно что германцы обманывали (причем несколько раз) русских — выбрасывая белый флаг и поднимая руки, а затем расстреливая приближающихся русских солдат и офицеров. В результате пленных брать и не стали — почти все находившиеся у дер. Бобы германцы в количестве 1200 человек оказались переколоты штыками. Очевидец отметил 1200 германских трупов и лишь троих пленных – солдата 217-го и 2 солдат 220-го резервных полков 47-й резервной дивизии. Большая часть убитых была заколота штыками. Потери гренадер – около 700 человек (подробно об этом бое – в одной из ближайших статей на ВО).

12. 24. 07. 1915 г. во время обороны крепости Осовец 3 роты 226-го Землянского пехотного полка провели контратаку – «атаку мертвецов». 13-я рота, вынырнув из химического облака, в ходе штыковой атаки опрокинула германцев, при поддержке 8-й роты овладев ранее утраченными 1-м и 2-м боевыми участками (мы писали ранее об этом бое — см. 10 фактов об «Атаке Мертвецов»).

13. Во время Галицийской битвы 20. 08. 1914 г. под дер. Владиславов отличился лейб-гвардии Преображенский Его Величества полк 1-й гвардейской пехотной дивизии. Преображенцы атаковали 2-ю пехотную и 37-ю гонведную пехотную дивизии противника. В ожесточенных схватках за высоты 106 и 119 развернулись штыковые бои. Причем в ходе боя передовые батальоны преображенцев, понесшие большие потери и отражавшие контратаку противника, были выручены 4-м батальоном — последний штыковой атакой опрокинул австрийцев. Бой уникален тем, что преображенцы обошлись в этом бою без поддержки артиллерии (!), вписав новую страницу в славную историю полка. Под Владиславовым Преображенский полк потерял 17 офицеров (из них 5 погибшими) и более 600 нижних чинов (200 из них погибло). Трофеи – 1500 пленных и 21 пулемет (мы писали ранее об этом бое – см. Преображенцы атакуют без артиллерии!).


Бой лейб-гвардии Преображенского полка под Владиславовым 20. 08. 1914 г.

В ходе эффективных штыковых атак русская пехота захватывала не только пленных и пулеметы, но и орудия и даже целые батареи.

14. Показательным является бой роты 52-го сибирского стрелкового полка 14. 05. 1915 г. у д. Дуплице Дуже. Под командованием прапорщика Масленникова рота атаковала позицию противника, обнесенную 3-мя рядами проволочных заграждений и, ударив в штыки, опрокинула прикрытие, захватив 4 тяжелых орудия [РГВИА. Ф. 16180. Оп. 1. Д. 63. Л. 288-288 об.].

15. 28. 05. 1916 г. рота 10-го Заамурского пограничного полка захватила тяжелые орудия. Комбат, заметив действующую неприятельскую батарею, вызвал сына-прапорщика и приказал уничтожить противника. Артиллеристы и пехотное прикрытие батареи попытались уйти – но заамурцы ударили в штыки, захватив четыре 150-миллиметровых орудия с расчетами, а также 150 пехотинцев роты прикрытия (мы ранее писали об этом эпизоде – см. Прапорщики Юго-Западного фронта).

16. 01. 06. 1915 г. в бою на Днестре у дер. Рогузно отличился 64-й пехотный Казанский полк [РГВИА. Ф. 16180. Оп. 1. Д. 63. Л. 112-113.]. Атаковав германские позиции под сильнейшим огнем из всех видов оружия, казанцы штыками выбили неприятеля из окопов и захватили 3 пулемета. В деревне вновь развернулся штыковой бой – в итоге прусские гвардейцы не смогли выдержать натиск казанцев и побежали. На плечах германцев русские бойцы добрались до стрелявшей до последнего германской батареи, которая была захвачена. Были смяты и резервы противника. Трофеями казанцев стали 4 орудия, 6 пулеметов, а также 14 офицеров и 508 нижних чинов германцев.

17. 11. 10. 1914 г. во время Варшавско-Ивангородской операции 94-й пехотный Енисейский полк 24-й пехотной дивизии 1-го корпуса в ходе штыковой атаки у Казимержа захватил 8 орудий и 4 пулемета германцев [Сборник документов мировой империалистической войны на Русском фронте (1914—1917 гг.). Варшавско-Ивангородская операция. М., 1938. С. 288.]. 93-й пехотный Иркутский полк захватил 6 орудий и 2 пулемета [РГВИА. Ф. 16180. Оп. 1. Д. 63. Л. 106]. О том, каким ожесточением отличалась штыковая схватка, в ходе которой немцы пытались отстоять три своих батареи, свидетельствует выбытие из строя 2-х командиров полков – был тяжело ранен командир 93-го полка генерал-майор Ю. Ю. Копытинский и ранен командир 94-го полка полковник Заварзин.

18. Также в Варшавско-Ивангородской операции утром 20. 10. 1914 г. 18-я пехотная дивизия в ходе успешной штыковой атаки у Влостова-Липник захватила 3 орудия и 1 пулемет [Сборник документов. Варшавско-Ивангородская операция. С. 415.].

19. Во время Галицийской битвы 15. 08. 1914 г. 169-й пехотный Ново-Трокский полк 43-й дивизии после штыковой атаки захватил 2 гаубицы и 4 пушки [РГВИА. Ф. 16180. Д. 63. Л. 75.].

20. А 26. 08. 1914 г. вражеские батареи у Войцехова захватила Гвардейская стрелковая бригада. Одну пленили стрелки лейб-гвардии 1-го стрелкового Его Величества полка. Штабс-капитан А. А. Рагозин стал кавалером ордена Св. Георгия 4-й степени за то что, выбив противника из его окопов, стремительно атаковал 4-х орудийную батарею, находившуюся за окопами и захватил ее — стрелявшие до последнего расчеты были переколоты штыками [Летопись войны 1914 – 15 гг. № 44 оф. С. 85.]. А 6-орудийную гаубичную батарею захватили (выведя орудия из строя и удерживая их до подхода главных сил) бойцы поручика лейб-гвардии 2-го стрелкового Царскосельского полка Б. Я. Добровольского. Расчеты были уничтожены штыками. Всего в этот день Гвардейская стрелковая бригада захватила 20 орудий и 2 пулемета [Олейников А. В. Захвачены в бою. С. 214.].

21. В самом начале Люблин-Холмской оборонительной операции – 09. 07. 1915 г. в ходя боя у Майдан-Хута — 202-му пехотному Горийскому полку 51-й дивизии удалось добиться выдающегося боевого успеха — уничтожив во время штыковой атаки сразу 2 германские батареи (мы писали об этом ранее – см. Пушки взятые на штык).

Цепи горийцев двигались под сильным винтовочно-пулеметным и артиллерийским огнем. Русские овладели дер. Майдан-Хута, но понесли значительные потери. А артогонь противника усилился — к легкой батарее присоединилась тяжелая. Преодолев огонь и сбив германцев с опушки рощи, горийцы упорно продвигались вперед. 4-я рота атаковала германскую роту, засевшую на восточной опушке леса и фланговым огнем расстреливавшую боевые порядки 1-го батальона. Германская рота частично была перебита штыками, частично захвачена в плен, и частично бежала. 1-й и 3-й батальоны выбили противника из блиндажей главной оборонительной позиции – большая часть германских солдат была захвачена в плен. Ввод в бой полкового резерва позволил сломить сопротивление противника — после перекрестного штыкового удара сопротивление германцев в бывших русских окопах прекратилось. Уцелевшие после штыковой солдаты противника бежали к Войславице, преследуемые огнем.

В этот момент под штыковой удар горийцев и попали германские батареи, находившиеся по сторонам дороги на Войславице. Большая часть расчетов была уничтожена, а запряжки и орудия захвачены.

У Майдан-Хута Горийский полк потерял 667 человек (100 убитыми и 567 ранеными). Германские потери – более 1000 человек (в т. ч. свыше 500 трупов осталось на поле боя). Трофеи русских – 6 орудий, 3 пулемета, автомобиль и около 200 пленных (из состава 35-й и 25-й резервных, а также 4-й пехотной дивизий Бескидского корпуса).

Превосходя атакующих русских более чем в 4 раза в живой силе, при поддержке мощного артогня (тогда как русская артиллерия вследствие недостатка снарядов отмалчивалась), германцы оказались наголову разбиты — и понесли крупные потери. Нерешительные действия соседей не позволили развить этот замечательный тактический успех, нанеся удар на Войславице – именно туда бежали в панике уцелевшие германские солдаты.


Трофейные германские орудия.

22. Уникальный случай произошел в ночь на 18. 09. 1915 г. 26-й пехотный Могилевский полк 7-й дивизии 5-го корпуса форсировал р. Нарочь, и во время штыковой атаки с тыла захватил 14 германских орудий. Причем часть захваченных орудий была сразу же использована против противника [Олейников А. В. Захвачены в бою. С. 248].

Наконец, штыковые атаки имели и важнейшее оперативное значение – отражаясь на судьбах целых операций.

23. Так, в Варшавско-Ивангородской операции 4-го октября 1914 г. части 2-й армии в упорных боях у Пруткова и Ракитно провели серию штыковых атак. Отразив удар германцев, русские двинулись вперед — выбивая германцев штыками с занимаемых позиций. Была решена важнейшая задача — выиграно необходимое пространство для развертывания соединений переправляющейся через Вислу 5-й армии [Сборник документов. Варшавско-Ивангородская операция. С. 276.].

24. А в ходе Виленской стратегической оборонительной операции переломным событием стал бой за Вилейку. Только 14-й корпус 10 сентября 1915 г. захватил 20 вражеских орудий. Участник этих боев Д. В. Баланин, характеризуя русские трофеи, объяснял сравнительно небольшое количество пленных, захваченных в собственно Вилейке (около 200 человек) ожесточением штыкового уличного боя — масса немцев была переколота штыками [Баланин Д. В. Вилейка. (Бой 10-го сентября 1915 года) // Военный сборник. 1916. № 10. С. 51.].

Взятие Вилейки заложило прочное основание для ликвидации Свенцянского прорыва — на который германцы возлагали столь большие надежды.

25. Ну и, наконец, самый масштабный результат – итог знаменитой штыковой атаки у Тарнавки.

26. 08. 1914 г. после наступления темноты лейб-гвардии Московский полк, атаковав высоты у Тарнавки, опрокинул германцев и австрийцев. При поддержке гвардейских гренадер и кавказцев он решил важнейшую задачу. Германское боевое охранение и орудийные расчеты были уничтожены в ходе штыковой атаки. Причем расчеты орудий и пулеметов противника, защищавшиеся до последнего, были переколоты. Несмотря на контратаки германцев, восстановить положение и вернуть стратегически важную позицию противнику не удалось – русские не только отбили атаки, но и контратаковали. Германская 4-я ландверная дивизия Силезского ландверного корпуса осталась без артиллерии.

Прорыв под Тарнавкой обеспечил русской 4-й армии важнейшее преимущество и возможности для развития успеха. А понесшая крупные потери 4-я ландверная дивизия начала в беспорядке отступать.

26-27 августа лейб-гвардии Московский полк потерял более 3200, а лейб-гвардии Гренадерский полк – свыше 2500 человек.

Н. М. Киселевский сообщает, что лишь на его боевом участке было пленено свыше 1200 человек [Свиты Его Величества генерал-майор Киселевский. Реляция командира 1-й бригады 2-й гвардейской пехотной дивизии о боях 25, 26 и 27 августа 1915 г. // Тарнавка. Бюллетень объединения лейб-гвардии Московского полка. 1964. С. 11.]. По данным Ставки 26 августа были захвачены в плен 3000, а 27 августа – еще более 500 человек [Год войны с 19 июля 1914 г. по 19 июля 1915 г. С. 75.].

Трофеи — 42 австро-германских орудия (ушла лишь 6-орудийная 1-я батарея германского 11-го артполка) – все орудия были благополучно эвакуированы. Было захвачено и несколько пулеметов.

Немцы признают потерю 26 орудий, сообщая, что удалось спасти лишь 4 [Бюллетень с. 26.]. Часть захваченных орудий — австрийские (подтверждает это и то, что 2 трофейных орудия были горными) – из состава 5-го корпуса.

Прорыв австро-германского фронта у Тарнавки имел важнейшие оперативно-стратегические последствия — правый фланг австрийской 1-й армии и германский корпус были разгромлены, начав отход. Он перерос в отступление по всему фронту русской 4-й армии.

В общей сложности в ходе этих боев русскими было захвачено до 5000 пленных [Белой А. Галицийская битва. С. 311.] — до половины из них германцы. Силезский ландверный корпус в течение 3 дней потерял более 8000 человек (в т. ч. до 7000 человек в разгромленной при Тарнавке 4-й ландверной дивизии) [Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вd 2. Berlin, 1925. S. 334].

Т. о., мы видим, что в годы Первой мировой войны русской пехоте удавалось в ходе штыковых атак добиваться серьезных тактических (и даже оперативных) результатов и захватывать масштабные трофеи.

Атака пехоты — это… Что такое Атака пехоты?

АТАКА ПѢХОТЫ. Главнымъ препятствіемъ для наступленія является огонь противника, предѣльную дальность котораго для нынѣшнихъ полевыхъ войскъ можно принять въ 6 верстъ (дальній шрапнельный огонь полевой пушки). Для выполненія атаки пѣхотѣ необходимо обезпечить себѣ возможность движенія подъ этимъ огнемъ, для чего необходимо: 1) рѣшимость наступать на врага во что бы то ни стало и, если обстоятельства позволяютъ, атаковать быстро; 2) рекогносцировка (развѣдка) силъ и расположенія противника и мѣстности; 3) соотвѣтствующій обстановкѣ планъ атаки; 4) примѣненіе къ мѣстности; 5) взаимное содѣйствіе пѣхоты и артиллеріи; 6) принятіе мѣръ для поддержки, развитія и обезпеченія боя отъ случайностей; 7) соотвѣтствующіе боевые порядки и ихъ маневрированіе, и 8) обезпеченіе огнестрѣльными припасами. Въ примѣненіи и использованіи всѣхъ этихъ средствъ и заключается выполненіе пѣхотной атаки. Рѣшимость наступать на врага во что бы то ни стало должна воодушевлять всѣхъ чиновъ пѣхоты, отъ старшаго начальника до послѣдняго рядового бойца, выражаясь въ готовности жертвовать своею жизнью. Драгомировъ такъ опредѣляетъ рѣшимость: «только тотъ побѣдитъ, т. е. погубитъ противника, кто самъ безповоротно рѣшится на погибель». Хотя въ тактикѣ прежнихъ временъ рѣшимость ставилась первымъ условіемъ возможности выполненія атаки, но она имѣла въ то время меньшее значеніе, чѣмъ нынѣ, по слѣдующимъ причинамъ: а) наступленіе производилось на короткое разстояніе, быстро и часто безостановочно; б) цѣль атаки — врагъ — былъ хорошо видимъ; в) строи войскъ были сомкнуты и легко управляемые, люди шли въ бой плечомъ къ плечу, задніе подпирая переднихъ; г) войска повиновались командамъ и личному примѣру начальниковъ высшихъ степеней; д) бои продолжались сравнительно короткое время — нѣсколько часовъ, а иногда время атаки измѣрялось минутами. Нынѣ движеніе въ атаку начинается за нѣсколько верстъ отъ противника и производится б. ч. медленно, съ остановками, не только шагомъ и бѣгомъ, но и ползкомъ; врагъ долго, а иногда и совсѣмъ, бываетъ невидимъ; бойцы остаются часто въ неизвѣстности о мѣстахъ расположенія противника, съ которыхъ онъ наноситъ имъ пораженіе; строевъ не существуетъ на поляхъ сраженій, а есть только тактическая группировка бойцовъ, сообразно съ обстановкой; войска разбросаны на большія разстоянія, управленіе ими въ высшей степени затруднительно; вліяніе личнаго примѣра высшихъ начальниковъ умалилось; бой длится чрезвычайно продолжительное время, иногда нѣсколько сутокъ безъ перерыва; въ наступленіи приходится временно прибѣгать къ оборонѣ, окапываясь на захваченныхъ участкахъ мѣстности. Вообще, напряженіе физическихъ и нравственныхъ силъ, въ современномъ бою несравненно больше и требуетъ большаго упорства, а потому и большей рѣшимости побѣдить. Однако быстрота и даже непрерывность наступленія пѣхоты будетъ и нынѣ, въ нѣкоторыхъ частныхъ случаяхъ (подавленіе противника огнемъ, внезапность, ночь, туманъ и т. под.), — лучшимъ способомъ атаки и уменьшенія ея потерь. Отъ точности развѣдки, силъ и расположенія; противника, будетъ зависѣть составленіе плана атаки, т. е. выборъ направленія, назначеніе войскъ въ боевую часть и въ резервъ, время, скорость и порядокъ движеній. Чѣмъ полнѣе будутъ эти свѣдѣнія, тѣмъ легче достигнуть успѣха въ атакѣ, но нельзя забывать, что потеря времени въ бою недопустима; поэтому, если продолжительною развѣдкою мы и добудемъ болѣе полныя свѣдѣнія, то можемъ все-таки тѣмъ самымъ дать возможность противнику обратитъ лишнее время въ свою пользу; слѣдуетъ твердо усвоить, что, въ случаѣ не вполнѣ ясной обстановки, рѣшительныя дѣйствія лучше и выгоднѣе выжиданія. Прежде развѣдку впереди фронта наступленія пѣхоты несла всецѣло кавалерія, очищая фронтъ лишь непосредственно передъ краткой огневой подготовкой пѣхотнаго боя; нынѣ, задолго до перехода въ боевой порядокъ пѣхоты, кавалерія можетъ быть вынуждена очистить ея фронтъ и отойти на фланги; поэтому пѣхота должна еще до вступленія въ сферу атаки выдвинуть свои развѣдывательные органы, которые стараются сбивать и гнать развѣдывательныя и сторожевыя части противника; если послѣднія обороняются упорно, то развѣдывательные органы атакующаго поддерживаются не только пѣхотой съ пулеметами, но и артиллеріей. Одновременно съ высылкой развѣдывательныхъ органовъ передъ фронтъ атакующихъ войскъ, такіе же высылаются и съ фланговъ, которые не только развѣдываютъ, но и ищутъ фланги противника; при дѣйствіяхъ крупныхъ пѣхотныхъ частей, эта задача обыкновенно возлагается на кавалерію. Вообще же, каждая атакующая пѣхотная часть должна имѣть своихъ развѣдчиковъ передъ фронтомъ наступленія и на флангахъ. Дѣятельность развѣдывательныхъ органовъ на фронтѣ съ открытіемъ огня постепенно переходитъ въ бой передовыхъ частей, который по существу есть та же развѣдка. Планъ атаки долженъ соотвѣтствовать цѣли и обстановкѣ, въ зависимости отъ коихъ каждый начальникъ и принимаетъ извѣстное рѣшеніе, стараясь привести его въ исполненіе всѣми имѣющимися въ его распоряженіи силами и средствами. Планъ долженъ быть возможно простымъ, и лучше всего, если онъ не измѣняется до конца боя; хотя въ современныхъ длительныхъ сраженіяхъ, при упорномъ противникѣ, обстановка можетъ настолько видоизмѣниться, что вызоветъ измѣненіе и плана А. Планъ долженъ быть понятъ ближайшими подчиненными начальника, разъясненъ болѣе младшимъ чинамъ, и въ такой постепенности оріентировка о предстоящихъ дѣйствіяхъ должна достигнуть рядового бойца. Въ современномъ бою систематическое, повторное и постоянное оріентированіе въ цѣляхъ и способахъ выполненія атаки особенно необходимо, потому что его веденіе немыслимо безъ самодѣятельности всѣхъ младшихъ начальниковъ. Содѣйствіе артиллеріи и пѣхоты другъ другу выражается въ томъ, что оба рода войскъ должны преслѣдовать одну и ту же цѣль; своимъ огнемъ ослабить и даже подавить силу огня противника и тѣмъ обезпечить себѣ возможность наступленія. А. должна прежде всего погасить огонь арт-ріи противника, а затѣмъ подавить и его ружейный огонь, препятствующій наступленію пѣхоты, перенося свой огонь на цѣли, наиболѣе вредящія послѣдней; такимъ образомъ артиллерія прокладываетъ путь пѣхотѣ. Пѣхота должна пользоваться успѣхомъ огня своей арт-ріи и, при малѣйшей къ тому возможности, подаваться впередъ, обезпечивая въ то же время и наступленіе арт-ріи, если послѣдней нужно податься впередъ; такимъ образомъ, артиллерія прокладываетъ дорогу пѣхотѣ, обезпечивая ее отъ атакъ противника. Примѣненіе къ мѣстности во время постепенной А. составляетъ одно изъ важнѣйшихъ условій достиженія успѣха, ибо только при его соблюденіи возможно нанести наибольшее пораженіе своимъ огнемъ противнику и понести наименьшія потери. Вотъ почему полезно тщательно изслѣдовать путь наступленія, высылаемыми впередъ развѣдчиками; въ важнѣйшемъ направленіи атаки рекогносцировка производится опытными офицерами. Въ зависимости отъ расположенія атакуемаго противника (особенно если онъ расположенъ на заранѣе избранной и подготовленной для обороны позиціи), атакующая пѣхота можетъ быть поставлена въ весьма трудныя условія примѣненія къ мѣстности, т. е. ей будетъ неудобно обстрѣливать противника и вмѣстѣ съ тѣмъ она будетъ находить весьма мало закрытій; въ такомъ случаѣ послѣднія придется создавать искусственно, для чего каждый пѣхотинецъ долженъ быть снабженъ шанцевымъ инструментомъ (лопата, топоръ, кирка, мотыга) и мѣшками для насыпанія въ нихъ земли; м. б. придется для наступленія переползать съ одного мѣста на другое, прикрываясь мѣшками съ землей; м. б. придется пролежать продолжительное время на одномъ мѣстѣ и начать движеніе подъ покровомъ ночной темноты; м. б. только при содѣйствіи артиллеріи, пулеметовъ, и сосѣднихъ пѣхотныхъ частей окажется возможнымъ сближеніе съ противникомъ. Но во всякомъ случаѣ, искусство примѣненія къ мѣстности во многомъ облегчаетъ выполненіе атаки, а потому обученіе ему въ мирное время пріобрѣтаетъ особенное значеніе. Въ современномъ бою поле сраженія пустынно и безлюдно, ибо атакующія войска б. ч. стремятся впередъ вразсыпную, не подымаясь во весь ростъ, а перебѣгая и переползая незамѣтно. Принятіе мѣръ для поддержки и развитія боя и обезпеченія его отъ случайностей. а) Поддержка боевыхъ частей резервами. При составленіи плана А. начальники дѣлятъ свои войска на войска, ведущія бой на фронтѣ, и резервъ, который назначается; а) для нанесенія рѣшительнаго удара и б) для управленія боемъ начальникомъ. Соотношеніе этихъ двухъ частей въ современномъ бою зависитъ прежде всего отъ обстановки. Въ виду рѣшающаго значенія дѣйствія огня, атакующему необходимо сразу обезпечить себѣ преобладаніе въ немъ, если и не въ самомъ началѣ атаки, когда дальній ружейный огонь вообще мало дѣйствителенъ, то при сближеніи съ противникомъ; поэтому выгодно дѣлать фронтъ болѣе сильнымъ, помня, что подходъ резервовъ и усиленіе ими сопряжено съ большими потерями. При большей длинѣ фронта атакующей пѣхоты, ея огонь является концентрическимъ въ отношеніи фронта противника; она сама меньше рискуетъ быть обстрѣлянной и охваченной съ фланговъ; при болѣе сильномъ фронтѣ резервъ можно держатъ дальше и слѣдовательно болѣе обезпеченнымъ отъ потерь и моральнаго потрясенія; при большей длинѣ фронта, какъ войска, дерущіяся на фронтѣ, такъ и въ особенности резервы получаютъ большій просторъ маневрированія и примѣненія къ мѣстности. Въ началѣ А. каждая войсковая часть, начиная отъ роты, должна стремиться имѣть свой резервъ; по мѣрѣ развитія боя число резервовъ сокращается вливаніемъ ихъ въ боевые участки. Крупныя боевыя единицы (дивизіи, корпуса, арміи) могутъ имѣть два и болѣе резерва, расположенные разсредоточенно, напр., одинъ за центромъ боевого порядка, другой за флангомъ, или уступомъ внѣ фланга; послѣдній м. б. названъ «маневреннымъ» резервомъ, если во время атаки ему предстоитъ выполнить маневръ — охватить флангъ противника и атаковать, отбросить его охватъ. Послѣ успѣшной А., слѣдуетъ развивать побѣду преслѣдованіемъ. Хотя задача преслѣдованія разбитаго врага д. б. вообще возлагаема на кавалерію, но это не избавляетъ пѣхоту отъ обязанности развить достигнутый успѣхъ при содѣйствіи придаваемыхъ ей артил. и пулеметовъ. Во время послѣдней войны японцы во всѣхъ 3-хъ генеральныхъ сраженіяхъ (Ляоянъ, Шахэ-Бенсиху и Мукденъ) не могли развить свой успѣхъ, п. ч., не имѣя въ достаточномъ количествѣ кавалеріи, къ концу боевъ не располагали свѣжей пѣхотой, а между тѣмъ въ современномъ затяжномъ бою, когда не было достигнуто окруженіе противника, только преслѣдованіе превращаетъ побѣду въ разгромъ. б) Обезпеченіе фланговъ. Каждая фланговая атакующая пѣх. часть обязана во время атаки имѣть на внѣшнемъ флангѣ свои развѣдывательные органы, которые бдительно осматриваютъ прилежащую мѣстность и предупреждаютъ о появленіи противника; это совершенно необходимо, потому что обезпеченіе фланговъ мѣстностью можетъ быть лишь исключительнымъ случаемъ; примѣры военной исторіи показываютъ, что часто расчеты на недоступность мѣстности имѣли своимъ послѣдствіемъ неожиданное нападеніе противника. в) Управленіе. Съ минуты отдачи приказаній для А., каждый начальникъ обязанъ слѣдить за выполненіемъ его подчиненными поставленныхъ имъ задачъ, но не вмѣшиваться въ ихъ исполненіе. Однако и подчиненные не должны обращаться къ начальникамъ за полученіемъ дополнительныхъ и новыхъ приказаній, даже при измѣнившихся условіяхъ обстановки, если только располагаютъ средствами для выполненія соотвѣтствующихъ боевыхъ операцій; особенно строго нужно воздерживаться начальникамъ всѣхъ степеней отъ просьбъ о подкрѣпленіяхъ, прибѣгая къ нимъ лишь въ крайней необходимости; поставленная задача должна выполняться каждымъ начальникомъ своими силами и средствами во что бы то ни стало. Изъ всѣхъ способовъ управленія (команда, сигналъ, знакъ, приказаніе, личный примѣръ), въ современномъ бою пѣхоты главнѣйшимъ, а часто и единственнымъ является приказаніе — письменное и устное. Каждое приказаніе, какъ общее правило, должно начинаться съ оріентировки (о противникѣ, сосѣдяхъ, о положеніи у себя, о планахъ, цѣляхъ и намѣреніяхъ) и заканчиваться предписываемымъ. Всякое приказаніе можетъ б. осуществлено только при условіи, что обстановка, изложеная въ головѣ его, не измѣнилась. Въ противномъ случаѣ частный начальникъ по собственному почину, во имя общихъ намѣреній старшаго нач-ка, во избѣжаніе потери времени и удобнаго момента, долженъ самъ внести въ полученныя распоряженія необходимыя поправки или же, не ожидая новыхъ приказаній, измѣнить полученныя въ корнѣ. Нужно помнить, что лишь основныя идеи и цѣли плана старшаго нач-ка обязательны и м. б. измѣнены лишь имъ самимъ, частности же исполненія могутъ измѣняться частными начальниками, которымъ на мѣстѣ виднѣе. Подобный способъ управленія войсками, основанный на оріентировкѣ, наилучшимъ образомъ обезпечиваетъ за старшими начальниками вліяніе на ходъ боя (даже и въ случаѣ израсходованія ими своего резерва). Имѣя въ виду способъ управленія только приказаніями, необходимо озаботиться о своевременности, точности и надежности ихъ передачи, для чего служитъ прежде всего подготовка всѣхъ начальствующихъ лицъ къ умѣнію держать связь между собою и подготовка средствъ этой связи. По мѣрѣ сближенія съ противникомъ, въ мелкихъ боевыхъ единицахъ (отдѣленіи, взводѣ, ротѣ) пріобрѣтаетъ значеніе способъ управленія личнымъ примѣромъ начальника. При движеніи (для штурма) въ штыки личнымъ примѣромъ могутъ управлять и начальники болѣе крупныхъ боевыхъ единицъ — командиры баталіоновъ и полковъ; такой же случай (однако рѣдкій) можетъ представиться нач-камъ болѣе высокой степени, а именно, когда они израсходовали всѣ свои резервы и должны рѣшиться на послѣднее усиліе, чтобы возстановить колеблющійся бой, или окончательно сломить врага. Управленіе звуковыми сигналами на трубѣ (барабанъ совершенно не нуженъ) примѣнимо лишь въ исключительныхъ случаяхъ, и годятся лишь свистки, употребляемые для возбужденія вниманія людей, къ командѣ-приказанію и примѣру начальника. Управленіе сигналами-знаками, напр., маханіемъ шапкою, оружіемъ, флагами, имѣетъ широкое примѣненіе, и нѣкоторые условные нужнѣйшіе знаки должны быть усвоены всѣми людьми пѣхоты, г.) Связь. Достиженіе атакующими пѣхотными частями поставленной имъ цѣли возможно только при согласованности ихъ дѣйствій, взаимной поддержкѣ и выручкѣ, которыя зиждятся на связи всѣхъ начальниковъ между собою, не только въ глубину боевого порядка, во имя принципа привычныхъ іерархическихъ отношеній, но и въ особенности, по фронту во имя столь важнаго въ боевомъ отношеніи принципа взаимной поддержки. Можно сказать что безъ связи по фронту никакой активный бой невозможенъ. Только связь по фронту дерется, въ мелкихъ боевыхъ единицахъ первую роль выполненія связи играютъ личное наблюденіе и посылка донесеній, сообщеній и приказаній, какъ устныхъ, такъ и письменныхъ; въ крупныхъ боевыхъ единицахъ личное наблюденіе недостаточно, а иногда и невозможно, вслѣдствіе чего необходимы особыя технич. средства связи: наблюдательныя вышки, конные ординарцы, телеграфъ, телефонъ и оріентировка съ воздушныхъ машинъ. Примѣненіе всѣхъ этихъ способовъ и средствъ связи начинается съ минуты перехода въ боевой порядокъ и продолжается непрестанно до конца А. Соотвѣтствующіе боевые порядки и строи и ихъ маневрированіе. Пѣхота должна вести атаку въ боевомъ порядкѣ, представляющемъ изъ себя нѣкоторую тактическую группировку боевыхъ единицъ и отдѣльныхъ бойцовъ, допускающую ей использовать всю силу своего огня, наступать, нести возможно меньшія потери и побѣдить своего противника, либо заставивъ его уступить воздѣйствію огня, либо завершивъ огневое дѣйствіе ударомъ въ штыки. Ясно, что о какихъ-нибудь сомкнутыхъ боевыхъ построеніяхъ, кромѣ исключительныхъ случаевъ, для атакующей пѣхоты не можетъ быть и рѣчи. Строй долженъ быть разрѣженный, разомкнутый, въ которомъ каждый пѣхотинецъ имѣетъ возможность свободно пользоваться огнестрѣльнымъ дѣйствіемъ своего оружія и примѣняться къ мѣстности, Даже такая мелкая боевая единица, какъ рота, не можетъ уже находиться въ сферѣ атаки въ сомкнутомъ строю; дѣйствительно, началомъ сферы движенія въ А. слѣдуетъ нынѣ принимать дистанцію дальняго шрапнельнаго огня противника, т.-е. приблизительно 6 вер.; уже здѣсь, для уменьшенія потерь и для удобства пользованія закрытіями, рота должна переходить въ строй по-взводно, прикрытый цѣпью дозоровъ. При сближеніи съ противникомъ на разстояніе средняго шрапнельнаго и дальняго ружейнаго огня (4.500—3.000 ш.) рота должна быть готова къ стрѣлковымъ дѣйствіямъ и можетъ имѣть часть взводовъ разсыпанными въ цѣпь, а другую часть ихъ за цѣпью въ разстояніи около 1.000 шаговъ. На дистанціи въ 2.500—1.500 ш. отъ пѣхоты противника сила ея ружейнаго огня такова, что передвиженіе цѣлыми взводами, даже посредствомъ перебѣжекъ, сопряжено на открытой мѣстности съ весьма серьезными потерями. Для взводовъ, не разсыпанныхъ въ цѣпь, примѣняется строй, который, представляя меньшую цѣль, даетъ большія удобства для перехода въ боевой порядокъ и вмѣстѣ съ тѣмъ даетъ возможность отражать всякую внезапно появляющуюся на флангѣ опасность; такимъ строемъ является строй по отдѣленіямъ. До вступленія взводовъ въ сферу ружейнаго огня (2.700—2.500 ш.), наступленіе должно вестись по возможности безостановочно; на этомъ разстояніи командиръ роты долженъ подыскать укрытіе хотя бы для части взводовъ; если для нѣкоторыхъ взводовъ такого укрытія не окажется, то не укрытые взводы могутъ расположиться шагахъ въ 500—700 позади, чтобы не нести потерь, одновременныхъ съ потерями укрытыхъ взводовъ. Эта остановка необходима для развѣдки подступовъ и расположенія противника. При наступленіи въ сферѣ дальняго ружейнаго огня (до 1.500 ш.), въ цѣляхъ лучшаго обезпеченія управленія боевымъ порядкомъ роты и удобства примѣненія къ мѣстности, примѣняются тонкіе строи: одношереножный разомкнутый или разсыпной строй взвода (отдѣленія). Скрытность требуетъ возможнаго сокращенія времени открытыхъ передвиженій, а потому, даже при ничтожныхъ потеряхъ, въ сферѣ дальняго ружейнаго огня, части боевыхъ порядковъ пѣхоты должны быстро перебѣгатъ отъ укрытія къ укрытію до тѣхъ поръ, пока не наступитъ время открытія огня на дистанціи дѣйствительнаго огня (1.200—800 ш.), съ тѣмъ, чтобы открытіе огня могло сразу дать моральный и матеріальный результаты. Однако такое соображеніе не можетъ служить обязательнымъ правиломъ, и могутъ быть случаи открытія огня съ самыхъ дальнихъ дистанцій, допускаемыхъ прицѣломъ. Пѣхота атакуетъ совмѣстно съ артиллеріей, и задача послѣдней состоитъ въ томъ, чтобы облегчить наступленіе пѣхоты до указанныхъ разстояній дѣйствительнаго ружейнаго огня; можетъ быть пѣхотѣ придется для этого остановиться и выжидать, укрывшись и даже окопавшись. При приближеніи къ противнику на 1.500 ш., направленіе удара ротою и способы его выполненія должны быть ясны для командира роты. То или иное рѣшеніе должно быть принято, и исполненіе его передано въ руки взводныхъ командировъ; указавъ каждому изъ нихъ цѣль дѣйствій, вытекающую изъ задачи, выполняемой ротою, командиръ роты управляетъ всѣмъ боевымъ порядкомъ роты. Движеніе впередъ боевого порядка въ сферѣ прицѣльнаго ружейнаго огня по мѣстности, открытой для взоровъ противника, должно происходить не иначе, какъ перебѣжками, если возможно, то цѣлыми взводами; если это будетъ представлять опасность въ смыслѣ потерь и обнаруженія маневра, то — отдѣленіями; перебѣжки направляются къ пунктамъ, указываемымъ выходящими впередъ взводными и отдѣленными командирами, или сигнальщиками, разставляемыми по указаніямъ послѣднихъ. Перебѣжки способствуютъ скрытности и быстротѣ наступленія, давая въ результатѣ внезапность, служащую лучшимъ обезпеченіемъ успѣха. Такимъ способомъ рота подойдетъ къ укрытіямъ, находящимся въ 1.800—1.500 ш. и ближе отъ пѣхоты противника, или же создастъ себѣ укрытія искусственно. Взводы, составляющіе резервъ, не должны слѣдовать за каждой перебѣжкой боевой части, а могутъ и миновать нѣкоторые изъ закрытій. Наступленіе въ сферѣ дѣйствія руж. огня (отъ 1.500 ш.), подъ огнемъ противника, по совершенно открытой мѣстности, можетъ происходить перебѣжками звеньевъ и одиночныхъ людей, съ накапливаніемъ взводовъ или отдѣленій на промежуточныхъ остановкахъ или позиціяхъ. Въ 800—500 ш. примѣняются переползаніе и самоокапываніе для немедленнаго созданія укрытій; перебѣжки должны быть возможно коротки и быстры. Сближеніе на дистанцію въ 600—500 ш. въ большинствѣ случаевъ будутъ имѣть рѣшительное значеніе для одной изъ сторонъ, особенно если примѣненіе огня сопровождается маневрированіемъ. Атакующій долженъ обезпечить себѣ возможность самаго энергичнаго огневого дѣйствія, какъ въ смыслѣ участія максимума ружей и пулеметовъ, такъ и въ смыслѣ непрерывности огня, которая больше всего зависитъ отъ правильнаго питанія патронами. Регламентировать ударъ въ штыки въ современныхъ условіяхъ боя невозможно, такъ какъ успѣхъ дѣйствія пѣхоты въ непосредственной близости отъ противника зависитъ отъ самодѣятельности и почина самыхъ младшихъ начальниковъ и даже одиночныхъ рядовыхъ бойцовъ. Броситься въ штыки на неразстроеннаго противника даже всего съ растоянія въ 50 шаговъ является предпріятіемъ трудно выполнимымъ; вообще открытое движеніе отъ послѣдней стрѣлковой позиціи съ цѣлью удара въ штыки, при силѣ современнаго огня, представляется возможнымъ въ исключительныхъ случаяхъ нравственнаго и огневого превосходства атакующаго надъ атакуемымъ. На основаніи опыта войны 1904—5 гг. можно придти къ убѣжденію, что натискъ на противника и захватъ его позиціи производится не совмѣстными усиліями густыхъ линій и сомкнутыхъ массъ войскъ, а совсѣмъ иначе. Сближеніе противниковъ на фронтѣ имѣетъ нѣкоторый предѣлъ, потому что если атакуемый не оставитъ своей позиціи и будетъ поддерживать огонь, то атакующій долженъ остановиться на такъ называемой послѣдней стрѣлковой позиціи; тогда начинается взаимный разстрѣлъ, успѣхъ котораго зависитъ главнымъ образомъ отъ духа и организаціи снабженія патронами. Для атакующаго необходимо содѣйствіе своей артиллеріи, пулеметовъ и частей дѣйствующихъ во флангъ противнику; послѣднее достигается маневрами резервовъ, которые должны развивать въ эту минуту наибольшую энергію, доходя до дерзости. Если такого содѣйствія не будетъ, то продолжается разстрѣлъ до тѣхъ поръ, пока какая-нибудь благопріятная случайность не поможетъ атакующему, напр., находчивость и смѣлость отдѣльныхъ бойцовъ или звеньевъ, отдѣленій, взводовъ внезапному захвату какого-нибудь выдающагося пункта позиціи противника, или овладѣнію такихъ участковъ ея, гдѣ почему-нибудь ослабѣлъ огонь; такой отдѣльный успѣхъ можетъ рѣшить все дѣло въ пользу атакующаго. Сущность и способы производства атаки болѣе крупныхъ частей остаются тѣ же, но только боевые порядки принимаютъ соотвѣтственно большіе размѣры по фронту и въ глубину, увеличивается упорство и продолжительность боя, возрастаетъ значеніе взаимопомощи артиллеріи и пѣхоты и отдѣльныхъ боевыхъ единицъ, усложняется управленіе и связь. Обезпеченіе снабженія огнестрѣльными припасами. Такъ какъ производство пѣхотной А. сводится къ подавленію своимъ огнемъ огня противника, то, естественно, передъ началомъ А. должны быть приняты всѣ мѣры къ непрерывному и обильному питанію патронами всѣхъ частей пѣхоты. Въ общемъ питаніе патронами при атакѣ должно основываться на слѣдующихъ данныхъ: при вступленіи въ сферу дѣйств. руж. огня (1.500 ш.), всѣ боевыя части должны имѣть въ цѣпи не только полный комплектъ снаряженія патронами на людяхъ, но еще такой же запасъ нерозданныхъ — частью въ цѣпи, частью въ ближайшихъ резервахъ; такой же запасъ патроновъ на роты, выславшія цѣпи, долженъ быть при слѣдующихъ резервахъ, если только невозможно держать непосредственно вблизи послѣднихъ патронныя двуколки или вьюки. На дальнихъ дистанціяхъ (до 1.500 ш.) огонь пѣхоты долженъ быть умѣренный; въ это время она должна наступать подъ покровительствомъ, главнымъ образомъ, огня своей артиллеріи и обязана беречь патроны. По мѣрѣ сближенія съ противникомъ, подносъ патроновъ изъ резервовъ въ боевыя части долженъ идти непрерывно. На ближнихъ дистанціяхъ (отъ 1.500 ш.) обязанность ихъ снабженія всецѣло ложится на резервъ; пересылаютъ патроны въ боевыя части, не жалѣя и своего собственнаго комплекта, если бы подносъ патроновъ съ тыла замедлился. Нач-ки должны обращать вниманіе, чтобы отбирались патроны у раненыхъ и убитыхъ. Особенно трудно во время атаки питаніе пулеметовъ, которые могутъ въ нѣсколько минутъ выпустить весь свой запасъ; поэтому во все время наступленія, кромѣ исключительныхъ случаевъ стрѣльбы по особенно выгоднымъ для пулеметовъ цѣлямъ, ихъ слѣдуетъ держать въ качествѣ подвижнаго огневого резерва для того, чтобы пользоваться ими на особенно угрожаемыхъ мѣстахъ, для поддержки фланговыхъ атакъ, для отраженія контръ-атакъ и передъ ударомъ въ штыки, вообще, вводя ихъ въ бой въ рѣшительные минуты, — и тогда уже съ полной силой, не экономя патроны.

Военная энциклопедия. — СПб.: Т-во И.Д. Сытина. Под ред. В.Ф. Новицкого и др.. 1911—1915.

пехотная атака — это … Что такое пехотная атака?

  • Орудие поддержки пехоты — Орудия поддержки пехоты — это артиллерийское оружие, разработанное и используемое для увеличения огневой мощи пехотных подразделений, которым они присущи, предлагая немедленный тактический ответ на потребности командира подразделения. Дизайн обычно короткий…… Wikipedia

  • Пехотная тактика — это комбинация военных концепций и методов, используемых солдатами, сражающимися преимущественно пешком, для достижения тактических целей в определенной тактической зоне ответственности во время боя.В общем из-за уникальности и… Википедия

  • Infantry Attacks (книга) — Infantry Attacks (на немецком языке: Infanterie greift an) — классическая книга по военной тактике, написанная немецким фельдмаршалом Эрвином Роммелем о его опыте в Первой мировой войне. В ней были его Stoßtruppen (ударные войска ) тактика. Он был опубликован в…… Wikipedia

  • Транспортное средство нападения — это классификация кораблей США. В начале 1940-х годов, когда ВМС США расширились в ответ на угрозу участия во Второй мировой войне, было приобретено несколько гражданских пассажирских судов и несколько грузовых судов, переоборудованных в транспортирует и дает… Википедия

  • Пехота — Информацию о компьютерной игре см. В разделе Пехота (компьютерная игра).Военные действия Военная история Эры Доисторические Древние… Википедия

  • Пехотный полк Großdeutschland — Инфобокс Название военного подразделения = Panzergrenadier Division Großdeutschland (Великая Германия) подпись = Знак различия пехотного полка Großdeutschland страна = флаг | Германия | Тип нацистской Германии = Моторизованная пехотная ветвь = Пехота

    … Википедия
  • Пехотный квадрат — Пехотный квадрат — это боевое построение, которое пехотное подразделение, построенное в тесном порядке, принимает при угрозе кавалерийской атаки.[citebook | title = History of the Art of War | author = Hans Delbrück | year = 1990 | publisher = University of Nebraska Press | id = ISBN…… Wikipedia

  • Ударный вертолет — Ударный вертолет, также известный как боевой вертолет, представляет собой военный вертолет, вооруженный для атаки на наземные цели, такие как вражеская пехота, бронетехника и конструкции, с использованием огня из автопушек и пулеметов, ракет и точности. …… Википедия

  • Attack on Quallah Battoo — Infobox Военный конфликт конфликт = Attack on Quallah Battoo caption = Пехота атакует форты, охраняющие Quallah Battoo partof = Redress Against Sumatran Raider date = 6 февраля 1832 г. по 9 февраля 1832 г. место = Quallah Battoo, Суматра …… Википедия

  • Атака! (настольная игра) — Для использования в других целях см. Атака.Атака! — настольная игра, изданная Eagle Games и созданная Гленном Дровером, выпущенная в 2003 году. Игра получила несколько наград, таких как Origins Award за лучшую историческую игру 2003 года. [цитировать в Интернете |…… Википедия

  • Боевая машина пехоты — БМП 1 Боевая машина пехоты. Боевая машина пехоты (БМП), также известная как боевая механизированная машина пехоты (БМП), представляет собой тип боевой бронированной машины, используемой для перевозки пехоты в бой и… Wikipedia

  • .

    Структура пехотного батальона армии США и тактика атаки Вторая мировая война (1944)

    Обратите внимание: этот пост содержит партнерские ссылки Amazon. Как партнер Amazon я зарабатываю на соответствующих покупках.

    Это сценарий видео, а не статья.

    Номера пехотных батальонов армии США

    В 1944 году пехотный батальон армии США насчитывал примерно 900 человек.
    Они были разделены в штабную роту по 120 человек.
    Три стрелковые роты по 190 человек в каждой.
    Оружейная рота 160 человек и
    медицинский отряд 30 человек.

    Компания HQ оснащена

    • 8 базук
    • 3 57-мм противотанковые пушки
    • 2,50 кал и
    • 6 пулеметов .30 калибра.

    В каждой стрелковой роте было

    В оружейной роте было

    • 6 базук
    • 8 81-мм минометов
    • Один .50 кал и
    • 8 с водяным охлаждением.30 кал на поддержку других компаний

    И наконец, наверное, в медицинском отряде были перевязки.

    Тактика: Атака на организованную позицию

    Прежде чем мы подробнее рассмотрим, как пехотный батальон атакует организованную позицию, некоторые основы: артиллерия и дым использовались для поддержки атаки. В Полевом Руководстве говорится, что «в присутствии врага необходимо использовать огонь для защиты всех движений, не замаскированных укрытием, туманом, дымом или другими условиями ограниченной видимости.
    Атака на позицию противника будет состоять из основной и дополнительной атаки. В зависимости от ситуации, каждый из них будет выполняться другим набором единиц. Батальон состоял из 3 стрелковых рот, назовем их Авель, Браво и Чарли. В этом случае рота Able выполняет основную атаку, рота Bravo выполняет вторичную атаку, а рота Charlie сохраняется в качестве резерва для использования любого прорыва или для отражения контратаки. Наконец, оружейная рота поддержит главный удар.

    Основная атака обычно была направлена ​​против самого слабого места обороны противника. Чтобы увеличить мощность основной атаки, она проводилась по более узкой зоне, чем вторичная атака.
    Основная цель вторичной атаки — помешать противнику сосредоточить оборонительные усилия. Это можно было сделать двумя способами: наступлением или простой огневой поддержкой. В этом видео мы смотрим только на развивающуюся версию.

    Вторичная атака с опережением

    Вот ситуация, немецкие позиции наверху.Основная атака направлена ​​против позиции на левой стороне, выполняемой ротой Able, которую будет поддерживать оружейная рота своими минометами и пулеметами.

    В идеале вторичная атака должна вводить противника в заблуждение и выводить резервы подальше от основной атаки. Таким образом, роте Браво назначается наземная цель, которую она должна атаковать в полную силу. Наконец, компания «Чарли» остается в укрытии, готовая использовать любые прорывы.
    Можно предположить, что командиры рот обычно не информировались о том, какую атаку они проводили, потому что в Полевом руководстве сказано: «Однако в приказах об атаке командир батальона не различает и не использует термины« основная атака ». и «вторичная атака».«Хотя практические и практические руководства обычно расходятся друг с другом.

    Основная и вторичная атака выполняются вместе, поэтому противник не может сосредоточить свою защиту на одной точке. Более узкое пространство атаки основного удара и поддержка оружейной роты позволяют прорваться на линии врага.

    Able Company теперь атакует фланги вражеской линии, в то время как Charlie Company проходит через брешь в линии, чтобы использовать ситуацию. Тем временем оружейная рота продвигается, чтобы продолжить поддержку атакующих частей, если это необходимо.В зависимости от обстановки и задач роты продолжали атаковать фланги или прорваться в тыл.

    Источники

    Книги

    Amazon.com (партнерская ссылка): Стивен Булл: Тактика пехоты Второй мировой войны: Компания и батальон
    Amazon.de (партнерская ссылка): Стивен Булл: Тактика пехоты Второй мировой войны: Компания и батальон

    Сайты и Интернет-материалы

    Уполномоченная организация — 1944 пехотная дивизия — пехотный батальон (niehorster.org)

    Полевой устав 7-20 пехотного батальона 1944 г.

    ** Заявление об ограничении ответственности **
    * Программа Amazon Associates *
    «Бернхард Каст является участником программы Amazon Services LLC Associates, партнерской рекламной программы, предназначенной для предоставления сайтам средств для получения рекламных сборов за счет рекламы и ссылок на amazon.com. . »

    Партнер Amazon (amazon.de)
    «Бернхард Каст является партнером партнерских программ Amazon Europe S.à r.l. und Partner des Werbeprogramms, das zur Bereitstellung eines Mediums für We Website konzipiert wurde, mittels dessen durch die Platzierung von Werbeanzeigen und Links zu Amazon.de Werbekostenerstattung verdient werden kann ».

    .

    атак пехоты — определение — английский

    Примеры предложений с «атакой пехоты», память переводов

    WikiMatrix По словам Фоллза, «Некоторые подчиненные командиры» предложили сконцентрированную атаку пехоты в глубину на прибрежной стороне Газы », предложенная гораздо более выгодно возможности »для атаки пехоты. WikiMatrix Явный и бесхитростный характер атак сербской пехоты произвел впечатление на одного османского наблюдателя, который отметил: «Развитие атаки сербской пехоты было таким же открытым и очевидным, как выполнение учений в казармах. WikiMatrix Он приказал 2-му батальону 27-го пехотного полка США атаковать позади 35-го пехотного полка, потому что большая часть артиллерии дивизии находилась под прямой атакой северокорейской пехоты. WikiMatrix 2/6 пехотный батальон возобновил атаку: пехота атакует с фронта, а ее авианосцы атакуют с тыла. WikiMatrix (сообщение не дошло до Скотта в течение двух дней.) Австралийское транспортное подразделение и позиции KNIL в Кудамати были атакованы пехотными орудиями на возвышенности, обстреливали голландскую артиллерийскую батарею на побережье в Бентенге, которая была вынуждена отойти. , оказывая дальнейшее давление на Кудамати.пехота атаковала восточный фланг австралийских позиций у Амахусу. на плато Нона, несмотря на ожесточенное сопротивление Австралии, был создан плацдарм. WikiMatrixФранцузская пехота напала на пехоту Палатина, и она тоже бежала. Giga-fren Запланированные мероприятия включают в себя: воздушные мобили роты, воздушные атаки, дезактивация, артиллерийский огонь, атаки и оборона пехоты, бронированные атаки и оборона, инженерные разрушения и взлом минных полей. WikiMatrix При необходимости конные дивизии должны были быть готовы к усилению атаки пехоты, в то время как оставшиеся пехотные бригады 54-й (восточно-английской) дивизии расширили установленный экран на юго-восток, прямо через Вади-Гуззи. WikiMatrixВольфрамовые шары могут использоваться, чтобы расчищать вражеские соскоки, разбивать места поспешных засад в городских районах, расчищать ущелья, останавливать атаки и контратаки пехоты и поддерживать атаки дружественной пехоты, обеспечивая прикрывающий огонь. WikiMatrixНаполеон затем начал крупную пехотную атаку с пехотой Жака Макдональда и значительной кавалерийской поддержкой, включая гвардейскую кавалерию под командованием Вальтера. WikiMatrixAssault орудия предназначены для обеспечения прямой огневой поддержки атак пехоты, особенно против другой пехоты или укрепленных позиций. WikiMatrix Брекинридж начал свою пехотную атаку около полудня, медленно оттесняя пехотную бригаду Мура с Холма Поместья и на север, к остальной части армии Сигела, которая развертывалась на холме к северу от фермы Джейкоба Бушонга, известной как Холм Бушонга. WikiMatrixThe General Assault Badge (нем. Allgemeines Sturmabzeichen) — военная награда, которую во время Второй мировой войны награждали военнослужащие немецкой армии, Waffen-SS и Ordnungspolizei (полиция порядка), которые поддерживали наступление пехоты, но не входили в состав конкретных пехотных подразделений. и поэтому не имел права на получение Знака штурмовой пехоты. WikiMatrixНа фронте V корпуса, 78-я британская пехотная дивизия атаковала вдоль прибрежной дороги, а 8-я индийская пехотная дивизия атаковала примерно в 16 км от суши. WikiMatrixПосле провала попытки прорыва Первой армии при атаке на хребте Оберс (9 мая 1915 г.) тактика короткой ураганной бомбардировки и наступления пехоты с неограниченными целями была заменена французской практикой медленной и преднамеренной артиллерийской стрельбы. огонь, предназначенный для подготовки к атаке пехоты. WikiMatrix Начало наступления пехоты было назначено командованием союзников на 6:30 9 мая, и когда пехота подготовилась, артиллерия возобновила огонь с гораздо большей энергией, снова окутав всю линию обороны облаком дыма. пыль. WikiMatrixОни многократно контратаковали французскую кавалерию (обе бригады), останавливали комбинированную атаку кавалерии и пехоты (только для домашней бригады), использовались для поднятия морального духа тех подразделений, которые находились поблизости от них во время кризиса, и заполняли бреши в англоязычных странах. союзническая линия, вызванная большими потерями в пехотных соединениях (обеих бригад).

    Показаны страницы 1. Найдено 3399 предложения с фразой пехотные атаки.Найдено за 15 мс.Накопители переводов создаются человеком, но выравниваются с помощью компьютера, что может вызвать ошибки. Найдено за 0 мс.Накопители переводов создаются человеком, но выравниваются с помощью компьютера, что может вызвать ошибки. Они поступают из многих источников и не проверяются. Имейте в виду.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *