Разное

Всепоглощающая тьма пое: Белый ветер короткий кинжал пое. Купить уникальные кинжалы в Path of Exile. Важно! ваал ауры

превью по бета-версии — Играем вместе

Как известно, в ужастиках — что киношных, что игровых — атмосфера страха во многом строится на одиночестве главного героя, который оказался один на один с чем-то страшным, неведомым. Однако мода на кооператив уже давно докатилась и до интерактивных хорроров. Сюжетную кампанию в Resident Evil: Revelations 2, как и в предыдущих частях, можно будет пройти вдвоем с другом или подругой. А новая, шестая по счету Alone in the Dark, получившая подзаголовок Illumination, как оказалось, и вовсе заточена под взаимодействие четверых игроков. Мы приняли участие в закрытом бета-тестировании Illumination и спешим сообщить, что это действительно дает совершенно новые ощущения и эмоции — правда, не совсем те, на которые рассчитывали авторы…

Дизайн монстров ничем не удивляет — это вам не Silent Hill.

20 лет спустя

Первые две Alone in the Dark, выпущенные в 1992-м и 1993-м годах, многими считаются чуть ли не родоначальниками жанра survival horror. Задолго до появления Resident Evil и Silent Hill они сформировали основные правила: одинокий герой бродит по коридорам и комнатам проклятого особняка или по темным подземельям, сражается с разными монстрами и решает загадки.

Все это сопровождалось не самым удобным управлением и классическим сюжетом в стиле Эдгара Аллана По (Edgar Allan Poe) и Говарда Лавкрафта (Howard Lovecraft). Главным героем первой игры мог быть частный детектив Эдвард Карнби или девушка по имени Эмили Хартвуд. В сиквеле Карнби остался единственным протагонистом, но периодически нам давали поиграть за другую девушку, похищенную Грейс Сондерс.

Серия получила большую популярность, однако после выхода третьей части в 1995-м году многие заговорили о ее закате. Этого, слава богу, не случилось, но, чтобы удержаться на плаву, авторам пришлось экспериментировать, пробовать новое и уделять разработке много времени. За 13 лет вышли всего две игры — Alone in the Dark: The New Nightmare в 2001-м и перезапуск в 2008-м.

Последняя во многом была экспериментальной: там разработчики опробовали многие новые элементы — эпизодическую структуру повествования, интерактивное окружение, динамический огонь, позволяющий разжигать и поджигать в реальном времени, интуитивный «крафтинг» с возможностью скрестить медицинский спрей с зажигалкой и получить портативный огнемет.

Идея со спасительным светом давно уже не нова в компьютерных ужастиках.

Паранормальный детектив

И вот, спустя еще семь лет, несмотря на все предсказания окончательной смерти серии, Alone in the Dark все-таки возвращается. По сюжету, главным героем становится потомок Эдварда Карнби — Тед. Он тоже является специалистом по паранормальным явлениям, поэтому именно к Теду обращается некий клиент с просьбой выяснить, что происходит в городе Лорвич, штат Вирджиния. Несколько лет назад этот процветающий промышленный центр стал жертвой наводнения — после этого жители покинули его, и Лорвич опустел. По слухам, там поселилось что-то страшное и инфернальное, известное как всепоглощающая и всепожирающая Тьма.

В процессе расследования мы посетим сам город, прилегающее к нему кладбище, заброшенную шахту и узнаем о существовании некоего древнего культа, — в общем, сюжет выдержан в традициях серии. Чего не скажешь про игровой процесс…

Ужас на четверых

Еще до выхода бета-версии стало известно, что авторы собираются превратить новую Alone in the Dark в кооперативный экшен для четверых — с классами и «прокачкой». На выбор даются Hunter, Witch, Priest и Engineer. Охотник, в качестве которого выступает сам Тед Карнби, умеет жарить врагов из огнемета, а также палить по ним из двух пистолетов и автомата Калашникова. Ведьма — это правнучка Эмили Хартвуд, героини самой первой части. Она, понятно, сильна в магии — обучена метать молнии и даже брать чудищ под контроль. Про инженера и священника известно куда меньше — кроме того, что инженер будет создавать некие механические устройства.

Осторожно, двери закрываются!

Правда, в бета-версии играть разрешили только за охотника, в одиночном режиме. И это, откровенно говоря, не лучший вариант разжечь интерес к Illumination. На каждой из четырех представленных карт (на улицах заброшенного города, в паре вариантов шахт и в крематории) происходит примерно одно и то же: как только Тед Карнби появляется на уровне с автоматом наперевес, на него тут же со всех сторон начинают выползать бесконечные толпы монстров, от которых только одно спасение — бежать, бежать и еще раз бежать.

В темноте эти твари бессмертны, в свете фонарика Карнби они тоже практически не получают урона. Поэтому приходится включать заботливо расставленные большие лампы и разжигать огонь в специально предназначенных для этого бочках. Такой свет действует куда эффективнее, и вы можете убить пару-другую замешкавшихся тварей. За каждый «фраг» дают опыт, причем прогресс сохраняется даже после смерти персонажа.

Стрелять особо некогда, да и не хочется. Напарников нет, чудища прут и прут со всех сторон, новые уровни никаких особых преимуществ и умений в бета-версии не дают, поэтому лучше бежать дальше, чтобы нажать на какую-нибудь кнопку, подобрать батарею и вставить в генератор или заложить взрывчатку и взорвать проход. На бегу можно подбирать патроны и аптечки и закрывать за собой некоторые двери — это на время задержит преследующую вас толпу. Хотя все время бегать не получится — запасы выносливости небезграничны.

Впрочем, бежать в первую очередь хочется из самой игры. Стрельба и вообще управление, перемещение реализованы старомодно и неудобно, загадки, вы уже поняли, примитивны (последовательно найти батареи или три связки динамита и принести их к нужному объекту). Картинка ничем выдающимся, мягко говоря, не отличается, но игра при этом умудряется жутко тормозить, а персонаж то и дело застревает в текстурах или во врагах.

Сюжет здесь подается просто и незамысловато.

Возможно, конечно, что в кооперативе Alone in the Dark: Illumination как-то и воспрянет духом, подарит действительно яркие эмоции и превратится в этакую Left 4 Dead от мира survival horror, но сейчас в это, если честно, верится с трудом. Слишком уж устаревшей, неказистой выглядит игра технически, слишком уж велики различия между традициями интерактивных ужастиков и самим понятием «кооперативный экшен». Тут уж надо делать или одно, или другое. Разработчики, конечно, пытаются соединить все это, но есть подозрение, что в итоге у них ничего не получится.

Обзор Alone In The Dark: Illumination (+ Hatred) от WildGamer


Похожие игры…

Победитель дракона, или Богиня благословляет это Темнейшее Подземелье.

      Казума никогда прежде не задумывался, как чувствует себя вытащенная из земли картоха, которую тут же начали мять в пюрешку. Это был не тот опыт, который стоило перенимать, но мнения проснувшегося юноши мироздание, разумеется, не спрашивало. Мало того, пробуждение сопровождалось гудением в мышцах, тяжестью в животе, звоном в ушах и горклой сухостью во рту. С трудом продрав глаза, бывший хикки от увиденного бросился продирать их по новой.       Он находился в эпицентре веселья в какой-то деревушке, и что это было за веселье! Ни одна пьянка в Акселе не могла с ней сравниться, даже самая дикая казалась образцом культурного вечера в сравнении со здешним бедламом. Среди продолговатых брусовых хижин и глиняно-соломенных лачуг буйствовала целая орда мужчин, женщин и подростков в звериных шкурах, едва ли прикрывавших голые тела. Чем многие и пользовались напропалую, со смехом и стонами. И Казума был частью всего этого.       Очевидно, своей частичной потерей памяти молодой авантюрист был обязан деревянной кружке, которую держал мёртвой хваткой. Пустой, к сожалению, ибо пахла она необычайно вкусно, хотя и отдавала грибами. Странно конечно, но что тут удивляться, ведь связками сушёных грибов было украшено всё окружение – от плетёных заборов и пологов крыш до людских шей и волос. Интересно, их понавешали после пьянки или у жителей с чувством дизайна всё настолько плохо? В такой атмосфере и добротная водка пропитается душком, не то, что пиво.       Что это была за деревня и что тут праздновали, Казума не помнил, только то, что он со своим отрядом тут проездом, а местные уболтали их остаться, почему бы и нет. А потом искателей приключений развезло не на шутку. Атмосфера трэша, угара и содомии утянула в себя подобно трясине, напрочь выбив из голов такие глупости как стыд, страх, смущение и стеснение. Во всяком случае, другого объяснения тому, что командир лежал голый и пьяный, прислонившись к увешанному грибами и лентами дубу, не было. Как и тому, что его соратницы, столь же голые и пьяные, с гиканьем плясали вокруг костров, откровенно потрясывая своими прелестями. Ещё раз – голые и пьяные… пляшут и трясут… Э?.. Э!..        — Эй, ты чего разлёгся? В Ночь Хозяек нельзя спать! – Скользящими движениями вылавировала из круга бесноватых Аква и нависла над юношей с самым вызывающим видом. Во всех смыслах слова, и дело было не только в выпяченных, мокрых от пота буферах. Етиже-пассатижи… — Возьмём от неё всё, что можем, всё равно утром так и так будет плохо!       — Ага, — только и смог выдать Казума, когда богиня, не спрашивая его мнения, решительно подняла за руку, отчего будущий герой эпохи чуть не согнулся пополам, пытаясь не исторгнуть подкативший к горлу ком. Учитывая, что при этом он упёрся в гладкий живот подруги, накатившие ощущения были двойственными – и нехорошо, и восхитительно. Бляха-муха, это вообще с ним происходит или куда?!       — Ну, же, герой, не будь тряпкой – ты дома пьёшь куда больше, не вздумай раскисать тут у меня! – шутливо пригрозила синебрысая зараза, а затем внезапно обхватила командира за щёки, ласково, но уверенно притянула к своему лицу и… поцеловала. Нет, попросту впилась в его губы, будто вгрызалась в вязкую мякоть хурмы. Чтооо заа наах****й?.. Охеревший от такого поворота Казума рефлекторно отстранился, с потрясением воззрившись на ехидно ухмылявшуюся девицу. – Что, рановато? Пожалуй, нам надо ещё разогреться.       — Т-ты… ч-чт… п… эээ… — Будущий герой эпохи чувствовал себя идиотом, он в упор не понимал, как и зачем всё до этого докатилось, и ещё меньше понимал, что ему сейчас делать. Нет, инстинкты услужливо всё расписали по нотам, но вот здравый смысл… А от него вообще хоть что-то осталось? Очевидно, что нет, коли Казума позволил втянуть себя и подруг в это безумие. Так, может, стоит в самом деле отринуть никчемушные рамки и просто насладиться праздником жизни, как и все? Всё равно все об этом забудут уже на следующий день, никто никого не осудит, и не будет никаких последствий.       — Смотри! Новая партия грибного пива! – восторженно воскликнула Аква, показывая пальцем на подъехавшую к костру телегу, гружённую внушительными рядами бочек. Грибное? И Казума добровольно согласился его выпить? Выходит, ему крышу снесло даже раньше. — Ох, и умеют же эти «ведьминцы» делать запасы, а?       — Стапэ! Какого хера Мегумин туда полезла? – с трудом воспринимая творящееся возмутился молодой авантюрист, когда на его глазах голая малявка со счастливым верещаньем забралась прямо под открытый краник и принялась буквально давиться потоками ароматного бухла. И никто даже не думает отстранить малолетку от бича человечества! Даже стоявшая рядом Даркнесс, которую жим «штанги» из усевшихся на толстую перекладину голых толстяков заботило куда сильнее, чем спивающаяся архимагичка. Протолкавшись через стадо стремительно забывающих своё человеческое происхождение гуляк, юноша решительно ухватил «Алого Демона» за тощие ноги. Не смотреть на срамные места выходило плохо. – Эй, тебе кто печень сажать разрешал?       — За-нууу-даа! – с глупейшим хихиканьем отозвалась алоглазая пьянчужка, извазюкавшись в пиве с ушей до носков. А затем эта маленькая бестолочь внезапно запрыгнула на своего командира, едва не свалив того на землю. Чудом удержавшись на ногах (во многом благодаря толпе народу, подпиравшей не хуже костылей), молодой авантюрист сам не понял, как Мегумин умудрилась с его груди переползти на спину, внаглую запрокинув ноги на шею. Впрочем, с её гибким скользким телом это совсем не проблема. – Покатай меня, большая черепаха!       — Да ты в г*внище! А ну слезай, алкоголичка малолетняя! – раздражённо потребовал Казума, из последних сил сохраняя адекватность, хотя о какой адекватности может быть речь в этом хаосе обнажённых, орущих, пьющих, совокупляющихся, провонявших потом и грибами тел?! Особенно таская одно из них на собственном горбу. Впрочем, из-за обилия наготы она заметно растеряла своё интимное значение, а потому воспринималась уже как-то спокойнее. – Кому говорю? А нублббб!..       — Казума дело говорит, Мегумин, надо быть цивилизованнее и пить из посуды, — От сунутого прямо под нос пойла юношу едва не стошнило, а когда помянутую посуду кто-то с напором залил Казуме в глотку, то он и вовсе чуть не захлебнулся. Если пиво и было вкусным, понять это в такой страшный момент было решительно невозможно. Отходя от пролетевшей смерти, будущий герой эпохи смерил негодующим взглядом неудавшуюся убийцу с золотыми волосами и соблазнительно пышной грудью, отчаянно колыхавшейся при каждом вдохе – упражнения со «штангой» не прошли для Даркнесс даром. — Хоть мы сегодня и уподобляемся нашим животным-предкам, не стоит забывать, кто мы сейчас.       — Наши предки были сильнее и мудрее, они не ограничивали себя ничем и не ведали страха ни перед кем, кроме Хозяек! Ибо не позорно бояться тех, кто сильнее и мудрее тебя, а кто им служит, тот разделяет их силу и мудрость! – пылко изрекла архимагичка, вцепившись в своего командира похлеще клеща. Тот, в конце концов, осознал тщетность своих попыток и сдался, отчего мелкая скотобаза разразилась победным смехом, который, впрочем, потонул в протяжном звуке нежданного горна. – Слышите? Это Они! Они зовут нас к себе!       — Хозяйки примут лишь самых достойных! Нам надо постараться, чтобы стать первыми среди равных! – торжественно заявила Аква, взгромождаясь на спину крестоносца по примеру своей алоглазой подруги. Даркнесс ничуть не противилась, более того, издала почти лошадиное ржание, когда богиня с победным кличем заехала кружкой по чьей-то ближайшей репе. – Вперёд, Казума! К озеру! За вечным удовольствием!       — Хей-я-хо! – Дурную инициативу подхватили и бесновавшиеся кутёжники, по крайней мере, те из них, кто ещё мог стоять на ногах. За каким лядом им тоже вздумалось седлать друг друга, Казума даже думать не хотел. Тем более, что ему этого не позволяли, во-первых, дёргавшая за волосы будто за поводья нахалка, а во-вторых, подхвативший поток людских тел. Стоять в такой ситуации значило рано или поздно оказаться сбитым и растоптанным в грязи и лужах разлитого пива. Оставалось принять этот вызов и победить. Или хотя бы не проиграть.       Всё это напоминало школьные соревнования в праздничные дни. Только сейчас вместо команд каждый, по большей части, бился сам за себя. Казуме «повезло» — за него (или, по крайней мере, не против него) играли Аква с Даркнесс, чем и стоило пользоваться, прикрывая друг другу голые задницы, бортуя, толкая, бодая и подсекая тех, кто на них покушался. Не забывая параллельно двигаться в направлении озера, куда и щемила окрылённая «кавалькада».       Совсем скоро Казуме уже не было дела до того, зачем все посходили с ума. Ему просто было весело, и он упивался весельем, потонув в азарте борьбы за бессмысленное, но такое заманчивое первенство. Уподобившись боевому скакуну, молодой авантюрист, однако же, головы совсем не терял, так как это был верный способ потерять своё место в гонке. Всей массы его юношеского тела не хватало, чтобы избавиться от всех соперников, поэтому ему приходилось до поры до времени плестись за подругой-крестоносцем, тесня и уворачиваясь от недобитков, выжидая миг, чтобы поравняться с Лалатиной… и нанести предательский удар, что обеспечит его победу.       Судьбоносный момент настал уже за пределами деревни, когда по заросшему папоротником склону среди высоких сосен бежали лишь четверо «участников забега», не считая их ездоков. Здесь было темнее, чем у Аквы между ушей, но Казума умудрялся как-то видеть всё, что происходило. Даркнесс нагнала-таки двоих вырвавшихся вперёд, но прежде, чем она успела что-то предпринять, какой-то накаченный мужлан с наездницей в волчьей шкуре вдруг укусил крестоносца за плечо прямо на бегу! Девушка от такого выпада опешила, но маху не дала (ещё бы, с её-то мазохизмом), удостоив атакующего ответным укусом, куда более болезненным, судя по далеко не мужскому ору. Минус один.       Последний из «противников», вернее, его наездница предпочла свалить Даркнесс, скинув с неё Акву, наивно рассчитывая, что вес жрицы увлечёт за собой и «кобылу». И в ту самую минуту, когда танк с сиськами влепил плюху наглецу, сидевшая на поджарых плечах развешенная грибами деваха вцепилась обеими руками за развивавшиеся на скорости синие волосы богини. Раздался истошный возмущённый вой, но Акве каким-то чудом удалось удержаться и даже ухватиться одной рукой за лапищу супостатки. Этот миг «сцепления», позволявший убить двух зайцев одним выстрелом, нельзя было упускать.       Чуть притормозив, чтобы пнуть в колено приотставшего укушенного бегуна, Казума затем резко ринулся вперёд, на замедлившихся из-за схватки соперников. Он, в принципе, мог и не заморачиваться, а тупо вырваться к финишу, то бишь, к озеру, уже видневшемуся за рядами деревьев, но хвостов лучше не оставлять. О том, что иногда лучше не выёживаться, он в эту минуту как-то не думал, а потом стало поздно.       Втемяшившись сбоку в деревенскую парочку, опрокидывая её аккурат на Даркнесс с Аквой, Казума начисто упустил из виду одно маленькое, но, сука, критическое обстоятельство – Мегумин. Алоглазая малявка, неосведомлённая о коварстве своего командира, в порыве благородства бросилась своей подруге на помощь, схватив со своей стороны противницу за её собственные космы. Ну и разумеется не подумала их отпускать, когда бегуны по законам жанра и физики начали валиться, увлекая несостоявшихся победителей за собой.       Катиться голым вниз по склону, усеянному зарослями дикой ежевики и опавшими шишками с иголками, было удовольствием ниже даже не плинтуса — фундамента. Как ему в его-то состоянии только удалось остаться живым и даже в сознании после многочисленных ушибов и переворотов, Казума не представлял. Его «путь» кончился уже на берегу, где на небольшой возвышенности в окружении высоких камышей ему оставалось лишь тяжело дышать, бессильно уставившись на полную луну, который ещё недавно был полумесяцем. Во сне. Может, и это тоже сон?       — Ну ты и жук, Казума! Мы же были в одной команде! – донёсся до юноши голос Аквы, мягкий и зловещий. Едва приподняв голову, Казума узрел всех трёх девиц, грязных и потрёпанных, медленно, но неумолимо подползавших к нему на четвереньках. И что-то в их взглядах, зловещих и целеустремлённых, заставляло сердце ёжиться от тревоги и возбуждения. И не только сердце, не только ёжиться. – Надо бы ему напомнить, что такое командная игра, а, девочки?       — В-вы чё… вы чего это… вы… вы… — дрожащим от сладостного неверия и обескураженности голосом просипел будущий герой эпохи, завороженно следя за приближавшимися, будто хищные кошки, подругами. Они что, прикалываются?! Их что, так развезло от грибного пива, что потянуло на «солёненькое»? Всех троих? Да не в жизнь! Етиже-пассатижи, они и впрямь собрались его «оприходовать»! Такого быть не может! Это сон, самый идиотский и восхитительный сон, в котором он даже слова вымолвить не в состоянии, герой с дырой! Хотя последнее качество больше относилось к подобравшимся хищницам.       — Только поглядите, как он нам рад, совсем не притомился после забега! – с уважением заметила Даркнесс, деловито изучая «вставшего в дозор караульного». А ещё говорят, что физические упражнения сублимируют чувство влечения, как же! Или это было следствием воодушевления от грядущего этапа взросления? – А ты крепче, чем говорят твои характеристики, Казума. Интересно, выдержишь ли ты сразу нас троих?       — Выдержит. Мы ему поможем, — вдохновенно прощебетала Мегумин, устраиваясь возле головы своего командира. Уверенно взяв его за руку, девчонка с нежностью провела юношеской ладонью по своему лицу и, уткнувшись во вспотевшие пальцы, глубоко вдохнула. Она рехнулась. Нахерачилась до похотливых чёртиков и рехнулась. – Это и есть «Аромат мужика»? Он такой странный, одновременно отталкивающий и притягательный! Интересно, а какой он на вкус?       — Такого ты точно не пробовала, дорогуша, это тебе не рачьи шейки грызть. Но, как и шейкам полагается соус, так и здесь следует сперва… помакать, — осклабившись, наставительно проурчала Аква, когда «Алый Демон» с нетерпением принялась облизывать и жевать пальцы напрочь потерявшего последний ум юноши. Да что им подмешали в то пиво-то?! Молодой авантюрист не мог и тем более не хотел сопротивляться, позволяя девчонкам творить с собой всё, что им заблагорассудится, чем воспользовалась не только Мегумин, но и Аква, прижав его свободную руку… к тому месту. Тёплому, мохнатому и влажному, словно полотенце из бани. – Ооо, вот таак. Теперь можно подавать. Кто хочет попробовать?       — Я! Я хочу! – томно взмолилась Даркнесс, хватая предложенное «угощение» и по примеру алоглазой малявки утаскивая его в рот. Ёманааа… От ощущения нежной работы чужих зубов и языков Казуме стало почти дурно – настолько мощный экстаз его пробрал. Эта эмоциональная буря едва не привела к «случайному выстрелу».       — Ишь как затрепетал твой «флаг», да ещё так высоко! А ведь на него ещё никто не покушался, — возбуждающе ухмыльнулась заметившая предательскую «осечку» Аква. Казума был уверен, что после этих слов богиня вознамерится самолично «привести орудие в порядок». Она и в самом деле приблизилась губами к критической отметке, за которой начинался треш, угар и содомия, но в последний момент вдруг подняла голову на юношу. От её виноватой улыбки захотелось завыть как волк на луну. – Мы – одна команда, а ты, Казума, в ней наш командир. От твоих планов зависит, как многого мы добьёмся. Не просчитайся и на этот раз – распредели наши роли и места так, чтобы каждый получил удовольствие!       — Ты… т-ты серьёзно?.. – не столько прошептал, сколько прохрипел Казума, у которого, несмотря на всё количество недавно выпитого, от происходящего враз пересохло горло. Бляха-муха, она и впрямь серьёзно! Такого же быть не может! Просто потому что не может быть! Поочерёдно обведя выпученными глазами уставившиеся на него пытливые девичьи лица, юноша, наконец, смирился с реальностью, а точнее с её отсутствием, после чего блаженно и обрывочно засмеялся. Это и в самом деле был сон, а посему он мог позволить себе в нём любой каприз, любое извращенство. И совесть будет чиста, и эго будет довольно. – Девочки… вы просто нечто!       — Ооо, ты даже не представляешь себе, насколько ты прав, соколик ты мой проницательный. И мы с радостью тебе это докажем, только сделай свой выбор, — вкрадчиво попросила Мегумин, обхватив голову командира между колен и широкими движениями принявшись разглаживать его грудь. Будет ли считаться педофилией то, на что малявка напрашивается, учитывая, что всё это не по-настоящему? Разве что для своей совести, а она, судя по внутренним ощущениям, предпочла засесть с попкорном. – Хочешь, я совью вокруг твоего личика гнёздышко и «накормлю» запретным плодом, как птенца? А свои руки можешь погреть в «очагах любви» остальных девочек, пока они будут натирать твоё копьё своими внушительными «мочалками». Как тебе такой план, о, блистательный стратег?       Это был потрясающий план, вообразив который Казума не удержался от болезненного стона – обуявшая ум и тело похоть вызывала в нём самую настоящую ломку. Плевать, что всё это продолжало казаться странным и неправильным, он давно болтался на пределе, если кто из девиц хоть краешком дотронется до его «вулкана», извержение поразит всех собравшихся, никому спасения не будет!       Может, сразу соглашаться на первое предложение не стоило хотя бы из гордости, но выбирать что-то конкретное из десятков проносившихся между глазами схем и положений мочи у испорченного хентаем юноши не было. Его губы раздвинулись сами, с дрожью произнося заветные слова.

Все знали, что настал последний час, И было так: сперва ушли моря, Потом разверзлась суша, и заря Скатилась на оплоты смертных рас.

      — Мм? Малыш, что ты такое несёшь? – удивлённо протянула Аква, уж было примостившись с Даркнесс подле ног Казумы с очевидным намерением претворить идею Мегумин в жизнь. Юноша понятия не имел, что отвечать – он не придумывал этот стихотворный бред! Но при этом непонятные жуткие строки вырвались именно с его уст, его голосом, холодным и скучающим. Для сна такое, в принципе, нормально, но Казума хотел оттянуться по полной без подобной мути и прочих обломов!       — Сёстры, у нас непрошенный гость, — с раздражением, плохо скрывавшим тревогу, промолвила Даркнесс, выгнувшись, будто кошка, завидевшая собаку. Сия поза была донельзя восхитительная, просто услада юношеских очей, однако вовсе не она отвлекла Казуму от странного обращения девицы к подругам. Внимание молодого авантюриста оказалось приковано к озеру, где больное воображение наметило новый виток странностей.       Над непроницаемыми тёмными водами, едва ли касаясь глади, высилась высокая человеческая фигура. То был молодой смуглолицый мужчина приятной, даже привлекательной наружности, с благородными южными чертами лица, заплетённой в длинную косичку бородой и сияющими зловещим золотистым светом глазами. Его худое, но мускулистое тело частично скрывалось под белоснежным саронгом и длиннополой алой накидкой, выглядевшими столь же дорого, как и висевшие на незнакомце золотые украшения, от браслетов и колец до широкого ожерелья и странной тупоконечной шапки с ниспадавшими на грудь чёрно-жёлтыми полосами ткани, как у египетских фараонов. Казума впервые видел этого человека, но при этом тот самым волнующим образом казался до боли знакомым.

В финале Хаос, вечное дитя, С лица Вселенной землю стёр шутя.

      Стоявший истуканом чужак, вперив зловещий немигающий взор куда-то за спины разлёгшихся молодых людей, будто бы там тоже кто-то следил за его появлением, после безотчётных слов Казумы словно очнулся. Будущий герой эпохи в буквальном смысле ощутил на своей коже пристальный изучающий взгляд странного типа, как если бы на него тепловую пушку навели. Только от этого «тепла» до жути начинала болеть голова, мешая и без того хаотичным мыслям разобраться в происходящем. И всё же, что-то из потаённых закутков памяти упорно пыталось вырваться наружу. Ей словно не хватало какой-то детали, чтобы собрать картину воедино. То ли элемента одежды, то ли другой растительности на лице, то ли вовсе разреза глаз… Глаза… Глаза!       Они прежде были алыми, как свежепролитая кровь, а лик когда-то принадлежал куда более старому человеку, с пышными усами, расплетённой бородкой и выраженными арабскими чертами, от внушительного носа до посаженных глаз. И носил он не царственные облачения, а потрёпанный выцветший халат с простецкой чалмой на маленькой голове. Альхазред. Что этот безумец делал в его сне? Почему он вдруг сменил имидж? И что прикажете делать в такой нелепой и неловкой обста…. ААА!!! ЧТО ЭТО ЗА НАХ*Й?!       Сон из приключенческо-эротического плавно перетёк в вырвиглазный кошмар. Ласкавшие Казуму девицы в мгновение ока превратились в непередаваемо жутких чудовищ, и это были далеко не те милые девушки-монстры из известной энциклопедии! В них было столько же сексуальности, сколько в творениях Гигера, оценить которую мог только безнадёжно ё*нутый, извращённый рассудок. Окажись это реальностью, будущий герой эпохи от шока точно бы лишился сознания. Если не жизни.       Первое, что Казума почувствовал, была влажность в ногах, тёплая и слизистая, как ил. Но на ил эта субстанция, в которую превратилось тело Аквы, не походила совершенно – то было скорее растёкшееся липкое желе цвета болотной жижи, из которого торчала несуразная колышущаяся фигура, лишь отдалённо напоминавшая человеческую, не то, что женскую. Внутри плавали бесформенные сгустки, похожие не то на медуз, не то на грибные скопища. И юноша тоже был прямо в ней! В наихудшем из возможных смыслов слова!       От одного только взгляда на эту невозможную пое*ень выворачивало наизнанку, но куда уродливее оказалась образина, которая прежде была Лалатиной. Девушку раздуло до ужасающих размеров, она теперь была больше любой лошади, на которую и стала походить наружностью. Очень толстую, усеянную грибными наростами коротконогую лошадь с обвисшей волосатой, тьфу, бл*дь, грудью, пухлыми когтистыми ручонками и вытянутой мордой с выступающими зубами. Что было кошмарнее всего, так это смешавшиеся с животными черты лица крестоносца: у Аквы лицо хотя бы растеклось по всей поверхности слизистой головы, мешая признать в ней свою соратницу, а эта кентаврица… Она была уё*ищной пародией, что вызывала не только страх, но и брезгливую ненависть.       Острая боль в плечах вывела юношу из оцепенения. Ухватившись за будто пронзённые стрелами места, Казума с содроганием обнаружил впившиеся в него огромные птичьи лапы наподобие орлиных. Уже понимая, что его ждёт, омертвевший молодой авантюрист с застывшим сердцем задрал голову на Мегумин. Вернее, на то, чем она стала по воле накатившего кошмара. Алые с чёрным перья по всему телу, сквозь которые виднелись всё те же проклятые грибы, размашистые крылья вместо рук и слившиеся в часть клюва нос и верхняя челюсть – о человеческом происхождении намекали разве что подбородок, проступающие пальцы на сгибах крыльев и злой, почти остервенелый взгляд в сторону чужака, ставшего вестником дурных перемен. Они все смотрели на помолодевшего колдуна с ненавистью, и только Казума не мог думать ни о чём, кроме окружившей его пи*добратии и как от неё спастись. Вырваться и бежать? Но можно ли убежать от своих снов?       — Ты!.. Ты!.. Притворщик! Бог-сволочь! Ползучий беспорядочный торгаш! Тебе здесь не место! – У Аквы изменилась не только внешность, но и голос. Прежде заливистый и слащавый, временами до наглого самоуверенный, он теперь противно булькал и квакал, словно пузыри в кипящей кастрюле. А ещё в нём явственно проскальзывала тревога, граничащая со страхом. – Мы – дочери Карги, слуги Скрытой Луны! У тебя нет власти над нами! Именем Нерождённого Бога, изыди! Мглаглн!       Последнее слово прокричали сразу все трое, отчаянно замахав своими уродливыми конечностями, совершая явно магические пассы. И за этими действиями взаправду началась какая-то феерия – фигуру «Алого Демона» (или того, кто только походил на него) окружил кокон бушующего дыма, подобно спустившейся грозовой туче, чей переливающийся цвет невозможно было передать словами. Вода в непосредственной близости начала быстро покрываться уродливыми комьями, напоминавшими одну весьма демократичную субстанцию, образуя плотный омерзительный ковёр. Но человек, демонстрируя полнейшее равнодушие к происходящему, спокойно двинулся вперёд, пройдя через заслон без всякого ущерба для себя. Медленно и беззаботно, вновь устремив золотистые глаза куда-то в сторону, будто ему не было дела до напавших. Столь демонстративное пренебрежение со всепрощающей улыбкой Будды на лице привело девушек – нет, кто бы это ни был, их так Казума больше назвать не посмеет – тварей чуть ли не в истерику.       — Завистливое ничтожество, недолго тебе осталось занимать вершину! Звёздный Зародыш превзойдёт тебя и прочих братьев! Нет, Он затмит самого отца — Слепого Безумного Бога! – неистовствовала слизистая х*йня, в порыве чародейских маханий разбрасывая свои составляющие по всей округе. Казума не видел ни шаров огня, ни стрел молний, ни других магических снарядов, но монстрина точно что-то швыряла в «Альхазреда» — воздух сотрясался через каждый удар сердца, вода на озере бурлила волнами, как от проносившейся моторки, но «фараон» оставался невредим. В отличие от земли и деревьев за его спиной – они дыбились и гнулись, обретая настолько немыслимые формы и оттенки, что становилось больно смотреть. – Скрытая Луна хранит Сердце Тьмы в утробе, куда нет дороги тебе и тебе подобным! Его зачатие не пресекли Изначальные, Его созревание проглядели Самозваные Боги, и Его рождение не остановит никто! Ай’а, Мгепнах Р’луххор! Ай’а! Ай’а!       Смуглый колдун, тем временем, добрался до берега, вернее, до того, что от того осталось – земля прямо на глазах обрастала кривыми канавами с нагромождениями вонючей массы, бывшей прежде водой. Незримый магический щит, который мужик на себя наверняка скастовал, не только отводил и поглощал вражеские спеллы, но и рикошетил их в ответку, произвольно или нет. Казума мог только беспомощно молиться, чтобы не попасть под раздачу – что-то ему упорно подсказывало, что в этом кошмаре последствия для него окажутся самыми что ни на есть реальными.       Озарение окатило не хуже ведра на «Айс бакет челлендж» — всё вокруг и было реальностью! Не может сон ощущаться настолько чётко и естественно, если он только не сотворён каким-то колдунством, как это было с молодым авантюристом не так давно, в одном проклятом святилище. Что было хуже: быть утянутым в неведомые е*еня на потеху тварям или оказаться в рукотворном кошмаре в собственной голове, Казума не знал, да и не видел разницы. Куда сильнее его тяготило иное воспоминание – о том, кто вторгся в его башку в прошлый раз.       Отчаянный болезненный вопль, смешанный с истошным лошадиным ржанием, пробрал будущего героя эпохи до самых закромов души. Чудовищная кентаврица, походу, словила рикошет – её тушу начала обволакивать вязкая, фосфоресцирующая, переливающаяся невозможными цветами жижа, смердевшая хуже любой гнили. Сперва руки, потом отвисшие груди, затем настал черёд корпуса и нечеловеческой головы – обезумевшая от ужаса тварь завертелась на месте, тщетно пытаясь стряхнуть неведомую гадость. А потом крики сменились кашляющим бульканьем.       — Нэбби! – одуревшим голосом каркнула пернатая бестия, когда её подруга стала таять и разваливаться на части, как восковая фигура на жару. Жижа не то впитывалась, не то испарялась с огромной скоростью. Освобождённая от неописуемой субстанции плоть меньше всего походила на таковую – серая, сухая, рассыпчатая масса напоминала скорее комья пепла. Это стало последней каплей для Казумы, и он заорал от ужасающего потрясения. Вернее, заорал бы, не выдави перехваченное дыхание остатки воздуха до этого. Сон? Кошмар? Нет, в него действительно проникло нечто реальное, невыдуманное. – Нет! Я не могу! Только не так!       Гарпия, лихорадочно задёргав крылами, в сумасшедшей спешке полетела наутёк. Вопреки ожиданиям, ничего с трусливой скотиной не случилось – ни её брошенная подруга, ни «фараон» никаким колдунством в хвостатую спину не угостили. Считанные мгновения – и клюворылая дрянь исчезает в ночном мраке. Интересно, она в самом деле покинула его сон? Хорошо бы, незваных гостей в голове молодому авантюристу не надо, ему и примера Аквы с сестрой Джунией за глаза хватает.       Казума прекрасно понимал беглянку. На вопрос, почему он сам продолжал прикидываться шлангом, ответа у юноши не имелось. Дело было ведь не в этой студенистой пое*оте, расползшейся на всю его нижнюю часть тела. Бывшего хикки сковывал не только шок и трепет, это ощущение было сродни ожиданию развязки в любимом фильме. Вот только сейчас она могла принять самый непредсказуемый оборот. И как бы не трагический.       — Убей хоть каждого из нас, наш культ никогда не умрёт, он всегда существовал и будет существовать, пока бьётся Сердце Тьмы! Мы – пуповина Нерождённого Бога, кормящие Его плотью и кровью, и мы станем частью этой новой безмерной силы, что пожрёт всех вас! – Слизница потеряла последние крупицы разума, принеся их в жертву бесстрашному и яростному фанатизму. «Альхазред» всё приближался, а она тряслась, шипела и плевалась, изрыгая угрозы и проклятия, явно смирившись со своей участью. Казуме было глубоко наплевать, что чужак собирался делать со своей обидчицей, только бы это не затрагивало самого юношу, остававшегося пленником липкой дряни. И тут, будто бы прочитав его мысли, пресловутая дрянь резко повернулась к нему и заставила в который раз содрогнуться от отвращения и страха. – И твой инструмент тоже станет частью Его! Не слугой, так пищей! Имг ахмггока цхро!       Чудовище набросилось на молодого авантюриста с бешенством одержимой, заключив в ё*учее тёплое желе прежде, чем тот сумел оказать хоть какое-то сопротивление. Тошнотворная масса была везде, она лезла и проникала всюду, забираясь в рот, нос, уши, глаза и иные отверстия. Такое уже происходило с Казумой – в Арканретии, когда он дал себя сожрать Хансу, гигантскому слизню, заманивая его в ловушку, и это было самое жуткое событие в его жизни! До сей поры – Генерал Владыки Тьмы хотя бы сделал своё гнусное дело быстро, а эта пи*да попросту упивалась его муками! Подобное изнасилование бывший хикки видел лишь в самой извращённой хентайщине, но в жизни не мог себе представить, что сам окажется на месте жертвы. Жертвы, которую не только драли во все щели, но и сжирали заживо!       Боль была такая, как если бы с него содрали кожу и опустили в бочку с солёной водой. Самый кошмар заключался в том, что примерно это с ним и происходило! Слизь нагрелась до состояния кипятка в считанные мгновения, бурлила, обжигала, но и не думала на этом останавливаться, превращаясь в едкую, растворяющую по самые кости кислоту. Эту пытку не перенесла бы и Даркнесс, Казума же не мог даже молиться о скорой смерти – человеческий разум покинул тело прежде души.       Юноша не понял, когда именно наступил желанный покой. К счастью (или к несчастью – уж как посмотреть), не последний – отмучавшийся искатель приключений ещё долго недоумённо хлопал глазами и ощупывал себя, озадаченный внезапно пропавшей болью и полным отсутствием каких-либо повреждений на голом теле. И лишь когда он удосужился перевести взгляд на визитёра, до него дошло, что произошло.       Широко раскрыв рот, «Альхазред» засасывал в себя слизистое чудище, словно насос – лужу. Или как чёрная дыра – звезду. Уродина сопротивлялась, отчаянно пыталась вырваться, бурля и стеная, но тщетно. Она была обречена, и понимала это, не могла не понимать. «Фараон» поглощал её с убийственным равнодушием, он ни капельки не менялся ни лицом, ни телом, хотя и испил просто непомерное количество обжигающей студенистой массы. И вот, наконец, последний болотно-бурый отросток с противным хлюпаньем исчез в бездонных смуглых устах, и воцарилась поистине мёртвая тишина.       Это был никакой не Альхазред, в этом всецело доверявший своей интуиции молодой авантюрист мог поклясться. Увы, предчувствия не могли ответить, кто или что напялило на себя маску старого «араба» и зачем спасло (спасло ли?) его. Демон? Бог? Или НЁХ, вроде одной скотины в жёлтом? Или это сам Коллекционер? Пусть жёлтых элементов в одежде было до ничтожного мало, а на синее пламя не было ни единого намёка, это ни о чём не говорило – Казума прекрасно помнил, каким «мастер перевоплощений» предстал перед ним в первый раз. Точно также, как и тогда, юноша ощущал в присутствии чужака сильный дискомфорт и подсознательный страх.       И всё же имелись определённые отличия: что в образе «ведущего», что под настоящей черепомордой личиной, желтушная тварь вызывала лишь ужас и отвращение, а этому высокому смуглому красавцу необъяснимо тянуло поклониться. И не просто поклониться – пасть ниц и лизать стопы, благоговея и ожидая приказов. Вот уж кто действительно заслуживал титула Короля. Даже в присутствии суккубов Казума не испытывал подобной тяги к раболепству, и это холодило кровь намного сильнее животного страха.       — Счастливое создание. Изумительная форма безумия – нападать на хозяина в его собственном доме, вы не находите? – наконец, соизволил заговорить «Альхазред», туманно намекая не то на бывшего хикки, не то на себя самого. Разобраться в этом вопросе искателю приключений мешал шок, в том числе и от услышанного голоса — он точь-в-точь повторял голос самого Казумы! – Примите мои извинения за сорванное удовольствие, хотя здесь вы сами виноваты – Хастур же предупреждал не верить излишне красивым снам. Впрочем, его слушают только идиоты, и это замечательно.       — Кто… кто вы такой? Что вам надо от меня? – пролепетал будущий герой эпохи, не выдержав гнетущего пренебрежения, которое продолжал ему оказывать непонятный спаситель. Он всё так же пристально всматривался куда-то вдаль, и явно не выискивая удравшую пернатую бестию. О том, чтобы самому сделать ноги, не могло идти и речи – прошлая похожая ситуация наглядно показала, что это бесполезно. Оставалось уповать либо на адекватность «собеседника», либо на очередное божественное вмешательство. И оба варианта казались юноше донельзя маловероятными.       — Притворщик. Бог-сволочь. Ползучий беспорядочный торгаш, — Казума слабо верил, что ему ответят, но «фараон» явно был готов к диалогу, хоть и изъяснялся в странной манере. Оставаясь, на первый взгляд, спокойным и равнодушным, но отчего-то бывшему хикки показалось, что чужак смаковал оскорбления, коими его наградила слизистая мерзость. И ещё умудрялся внятно разговаривать, не разжимая челюстей, что придавало ему неправильный, даже дьявольский вид. – Меня привели обязательства сделки и собственное любопытство. Я хотел понять, чем очередной смертный заинтересовал моего пресловутого знакомого. Теперь я знаю, что его интерес вполне оправдан – ценность официальных персонажей, как правило, выше, чем оригинальных. Особенно у которых есть поклонники и почитатели. Хотя не могу сказать, что вы столь уж нетривиальный экземпляр, уж не принимайте близко к сердцу. Впрочем, вы с вашим складом ума так и так примите.       — Ч-что? Что вы такое говорите? – Юноша в самом деле не понял половины сказанного кроме оскорбительных насмешек, чего, похоже, тип намеренно добивался. Надежда на благоприятный исход становилась всё меньше и меньше. Впрочем, страх и тревога пока не до конца овладели сознанием молодого авантюриста, он мог позволить себе проявить хоть немного достоинства – не чтобы кого-то впечатлять, а ради собственного успокоения. И для начала Казума просто поднялся на ноги и, рефлекторно прикрывая срам, с ожиданием уставился в немигающее, подозрительно благосклонное лицо. – Вы ведь… вас ведь послал Король в Жёлтом? Поэтому вы меня спасли от этих… этих…       — Женщин? О, они были достаточно глупы, чтобы считать себя умнее прочих, но это качество в принципе свойственно вашему ограниченному виду. Будьте уверены, на их месте вы после и такого смехотворного по времени заточения бросились бы утолять свои низменные желания, такие как голод, похоть, скука и честолюбие, прикрываясь служением материям, думая, как бы смешно это ни звучало, что понимаете их, — надменно улыбаясь, изрёк смуглый чудила, после чего снял одно из своих многочисленных дорогих колец и принялся играться с ним. Наблюдая за взлётами и падениями золотой, усеянной чёрными камнями драгоценности, являвшейся для своего хозяина не более, чем безделушкой, Казума не мог найти в себе силы вымолвить хоть слово. Это был какой-то гипноз, потеха, издевательская шутка над ничтожным смертным, чья судьба оказалась в лапах неведомой могущественной твари. Альхазред был прав – потусторонние любят развлекаться. – За эти сладкие грёзы, к слову, вы можете благодарить свою подругу, ту, которая наивно полагает, что ей даровали настоящую божественность.       — Аква? Причём здесь она? – растерянно пробормотал молодой авантюрист, боясь признаться самому себе в том, что начинает видеть странные картины в бликах лунного света на кольце. Мимолётные, но до ужаса чёткие, объёмные и запоминающиеся.       — О, эта ситуация вам знакома: оказавшись в водах озера, данная особа одним своим присутствием стала его очищать, чем повредила печать так называемого «Святого Родерика», приковавшего с помощью ритуала и своей смерти известных вам дам, их последовательниц и незадачливых прихвостней под хутором с живописным названием «Ведьмины круги». Теперь они рвутся в родную реальность, попутно закрадываясь в сновидения ближайших жертв. Умеет же ваш вид находить себе приключения на ровном месте, а? – «Фараон» всё говорил и говорил, но с каждым словом его голос становился всё глуше и расплывчатее, будто чужак отдалялся от бывшего хикки в дремучую чащу. Одновременно с этим навеваемые кольцом видения начинали складываться в определённую картину.       Она изображала город, не старинно-фэнтезийный, как в этом мире, а вполне себе современный, как в оставленной Японии. Правда, его архитектура, будто бы застывшая в неуверенности между прошлым и будущим, слабо походила на принятую в Стране Восходящего Солнца, стремившуюся к неповторимости и оригинальности. Скромные, почти одинаковые высотки вдоль дороги с рядами пышных тополей походили на сборище пожилых людей, собирающихся компанией в парках для обсуждения новостей. Неказистые и немного пугающие, в них было нечто доброе, приятное и душевное.       Привычного обилия рекламных вывесок здесь не было, а те, что имелись на фасадах предполагаемых магазинов, были написаны на непонятном языке, чьи буквы лишь в малом количестве были взяты из худо-бедно знакомой европейской латиницы. Скорее всего это и была Европа, либо любая другая часть света, колонизованная белым человеком. Самих пресловутых людей, в отличие от сновавших по дорогам машин, на улицах было немного, не в последнюю очередь из-за подступавшей ночи. Зажигались тусклым светом фонарные столбы и окна квартир, в которые возвращались с явно рабочего дня усталые, хмурые, но гордо держащие голову жильцы. Один из них отчего-то оказался в центре внимания Казумы.       То был крупный и полноватый мужчина с короткими тёмными волосами, чей возраст установить было невозможно по той простой причине, что он ни разу не был показан молодому авантюристу лицом. Этот человек пребывал в комнатёнке, которую можно назвать царством творческого беспорядка, а проще говоря бардака. Вещи были свалены в кучу, словно их владелец, опасаясь потерять нечто важное, не мудрствуя лукаво, запихнул все яйца в одну корзину. Когда-то и Казума жил в подобных условиях, хотя, к чего чести, у него порядка было всё же поболее.       Толком рассмотреть убранство, чтобы получить представление об объекте своего невольного наблюдения, бывшему хикки не дали. Он оказался в буквальном смысле за плечом незнакомца, усевшегося напротив ноутбука с тарелкой пряников и внушительной кружкой чая, из которой торчала куча хвостиков от чайных пакетиков. Вопреки ожиданию, мужик не рубился в игрушки или смотрел видосики, а что-то усердно писал. Казума понятия не имел, над чем трудился человек, так как тот использовал всё тот же незнакомый язык с полулатинскими буквами. Однако затем до него каким-то образом начал доходить смысл чужой письменности. И с каждым освоенным словом ему становилось всё жутче и страннее.       «…Учти, Аква, если у меня от твоих «сапог всмятку» рога отрастут или хрен на лбу вскочит, клянусь, я им же тебя и отделаю. До конца жизни садиться не сможешь, — без всякого намёка на шутку предупредил Казума жравшую жрицу, после чего с сомнением подцепил крохотный, чудом переживший нашествие одержимых девок корешок». Штааа?..       — Ах, вот оно что. Увы, молодой человек, покинуть рамки здравомыслия вам пока не сулит – на вас повесили замок, который ломают только с дверью, а мне этого делать по условиям сделки, как ни жаль, запрещено, — Видения резко прекратились, нахлынула тупая ноющая боль, словно Казуму огрели по лбу стулом и в довесок пнули под дых. Юношу замутило похлеще, чем от просроченных пирогов, на что чужак по-прежнему не обращал ни малейшего внимания, погрузившись в разглядывание луны через всё то же проклятое кольцо. — Ваша несостоявшаяся подруга была права – вы действительно инструмент, но, разумеется не мой, а ещё одной претендующей на «божественность» особы. Впрочем, она оказала о вас приличную заботу – вы не можете воспринимать истину, которая, хочу заметить, заметно облегчила бы ваше пребывание в сих краях.       — Пожалуйста… меня от вас тошнит, оставьте меня в покое. Я вам ничего не сделал и не хочу с вами связываться, — проскрежетал будущий герой эпохи, скручиваясь от сводящего с ума давления. Этот ползучий бог-сволочь ведь именно этого добивается? Чтобы Казума сошёл с ума? Зачем? Какое ему вообще до бывшего хикки дело?! И ведь даже сделать ничего нельзя: ну полезет юноша с кулаками, так засосёт же, а то ещё что похуже придумает; огрызаться и корчить из себя героя перед расстрелом – один хер, не оценит, а самолюбие тешить и вовсе дурь несусветная. Остаётся молить и юлить в надежде, что диалог выйдет, наконец, в приемлемое, договорное русло. В конце концов, Казума не бог, не титан и не герой, он обычный японский подросток, который вздумал поиграть с огнём, а в итоге схватил тигра за хвост.       — Вы думали, что те коренья выросли сами по себе, не так ли? Удобрения удобрениями, но к созданию так называемого «Аквианского триплода» приложила руку ваша покровительница, в процессе его зачаровав. Не хотела, видите ли, чтобы её фигуры лишились рассудка от откровений Темнейшего Подземелья, — Казума уже не удивлялся, что подобные твари знают всё и вся, да ещё и издеваются над смертными по этому поводу. Речи «Альхазреда» здорово отдавали околесицей, но была ли это ложь? Он намекал, что их поход в Гамлет был подстроен кем-то свыше? Покровительница… Уж не на Эрис ли эта тварь кивает? Но зачем ей это? Почему именно его отряд? Бред, это слишком тянет на бред, даже если смотреть через призму всех совпадений. Не могла она так поступить, она ведь не могла не знать, что тут творится, и послать их. Да ещё таким образом, будто каких-то марионеток. – К счастью, эффект уже начал слабеть, и в скором времени окончательно спадёт. Мне будет приятно знать, что вы к тому времени ещё будете в этих краях и постигнете всю прелесть свободы от цепей, именуемых здравым смыслом. Учитывая наши цели, очень даже вероятно, что я смогу в этом поучаствовать. Поверьте, это будет для вас лучшим выходом.       — Не надо. Лучше отпустите меня к своим в реальный мир – это единственный выход, в котором я нуждаюсь, — мрачно взмолился Казума, обращаясь даже не к чужаку, а ко всем, кто мог его услышать, богам ли, демонам ли. — Разве я так много прошу? Какую цену я должен за это заплатить?       — О, всё уже было уплачено, молодой человек, и даже не за ваш счёт. По возвращении не забудьте поблагодарить Абдуллу, вам мелочь, а старику приятно. Ему и так немного осталось, пусть хоть под конец жизни у него будет иллюзия полезности, — снисходительно усмехнулся «фараон», неожиданно роняя свою дорогую «игрушку». Та, вместо того, чтобы исчезнуть в траве, внезапно застыла в воздухе и начала стремительно увеличиваться в размерах, а внутри её окружности заклубился чёрный, затмевавший саму ночь, а потому не сулящий ничего хорошего дым. – Сайонара, господин Сато Казума, передавайте Хастуру при встрече мою вечную нелюбовь и проклятие.       Произошедшее в следующие секунды заставило будущего героя эпохи пожалеть, что всё это не кошмар, который к утру развеется и забудется. Ибо ему стала ненавистна сама мысль о том, что такие монстры реальны. И что они способны делать в чужих снах.       Огромные тощие твари без лица, с гладкой чёрной кожей и загнутыми назад рогами, они вылетели из недр дыма на нетопыриных крыльях, непрестанно вертя парными тонкими хвостами с шипами на концах. Их была целая стая, бесшумных кошмарных порождений бездны, двое из них в полёте вцепились в руки омертвевшего Казумы и потащили его ввысь, пока прочие кружились вокруг и, будто бы случайно, задевая голое тело юноши своими когтистыми лапами и напоминавшими бичи хвостами.       Бывший хикки не сразу понял, что всё это время вопил как резанный – не от боли, а от осознания своей полнейшей беспомощности и близости к чему-то неизмеримо худшему, чем любая смерть. У этого явления были тысячи имён и эпитетов, но ни один не отражал его истинной сущности. Казума инстинктивно радовался, что ему повезло остаться в блаженном неведении, но вся эта радость заглушалась непреодолимым ужасом от чудовищной компании, утаскивавшей его в глубины самого Ада.       Чертя круги над изуродованным озером, вздымаясь всё выше и выше, безликие бестии вдруг резко пустились в пике, устремляясь в центр осквернённых, ставших омерзительным чёрным студнем вод. Не замедляясь ни на секунду, крылатые ужасы со своим «пассажиром» вмазались в тошнотворную массу, прорывая её вязкие, холодные слои, намеренные достичь до самого гнилого дна. Задыхаясь и захлёбываясь непередаваемой горькой мерзостью, Казума лихорадочно дрыгался, не отдавая себе ни малейшего отчёта в своих действиях. Он был обречён, и тщетно пытался цепляться за ничтожные мгновения Вселенной, называемые человеческой жизнью, столь же напрасной, сколь и мимолётной…       Тьма, она была повсюду. Не всепоглощающая, беспросветная, а привычная и естественная, подчёркиваемая пробивавшимся сквозь ночные облака светом луны и звёзд. Живой ветер, несущий ароматы леса и костра. Казума смотрел на всё это и понемногу успокаивался – он понятия не имел, почему его, объятого леденящим потом, трясло, как припадочного. Должно быть ему приснился кошмар, причём настолько жуткий, что мозг счёл за благо избавиться от малейших деталей его содержимого. Видимо, оно и к лучшему.       Мир и покой нарушал лишь знакомый голос, услышав который молодой авантюрист отчего-то вдруг захотел броситься на тощую смуглую шею и отблагодарить колдуна самыми искренними словами. Когда до юноши начал доходить смысл старческой речи, в душе Казумы возобладали совсем иные желания и эмоции.       — …Как вам спалось? Надеюсь, вы чувствуете себя хоть немного отдохнувшим? ХАИ АХ НАФЛ ЙАР Л ФХТАГН! Видите ли, сейчас третий час после полуночи. Возможно, вам будет интересно узнать, что у нас незваные гости.

По / Poe | Видоизмененный углерод

#медблоги
В кои то веки пишу этот тег не под нытье, а под чистую радость.
Приехала я в зубную неотложку выпрашивать направление в челюстно-лицевой стационар. Хирург меня посмотрел, позвал заведующую, та приходит и говорит:
— а чего вам туда кататься? Го, мол, дернем тут?
Я глаза выпучила, а докта продолжает:
— анестезия есть карпульная, в ней адреналин есть, но его мало и ее беременным можно. Даже два можно. Только это платно.
— хоть пять, — кричу я, — доктор, миленькая, не в деньгах вопрос, только вырвите!
Меня сразу под белы рученьки и в др. кабинет отвели. Рраз — один укол пошел. Ух, сразу замёрзли язык, щека и частично горло. Сижу, на радостях язык как помело, болтаю болтаю, шо прям рот не закрывается. А хирург чо, ему только на руку — от активной артикуляции укол лучше расходится. Проверил зуп через 10 мин — болит.
— ещё? — спрашивает.
— наливайте, — говорю.
Второй укол почти на игле заморозил мне губы.
— так и скажите, что мне стоит меньше болтать, — зубоскалю я, — только Ленку этим не возьмёшь.
Ещё через 10 минут зуб трогает — а я его чувствую. Я прям приуныла сначала — а док и говорит:
— укол же только острую боль снимает. Я вам уже всю десну от зуба отслоил, если б укол не работал, вы б уже орали. Попробуем?
— ну а чо, — вздыхаю я. — расчленяйте, доктор.
И взял он свои огромные щипцы и полез мне в рот. И одним движением, ОДНИМ ДВИЖЕНИЕМ он вытащил мне этот проклятый коренной, целиком, не по кусочкам, как шестерку мне удаляли, не оставив в десне корней и осколков!
— чо, и это все??? — возопила я шепеляво.
— годи, — говорит, — грануляцию уберем.
А вот это было прям больно. До слез. А он чистит и приговаривает: мол, воспаление такое сильное было, что частично растворило кость, и какого мол лешего в другой стоматологии ждали, дождались бы мол флюса очень скоро.
Закончил, тампон в десну засунул и проводил под локоток, поминутно справляясь, не кружится ли у мадам голова и не хочет ли мадам присесть.
— доктор, — напоследок говорю я, — вы маг, я вас люблю.
Короче, еду щас домой. Без зуба. Ура!!!!

Комментариев: 18

71

Читать пост »

Сектор Орион — Мир Беллатрикс — Сказочный мир

Александр Чаянов

Необычайные, но истинные приключения графа Федора Михайловича Бутурлина,

записанные по семейным преданиям московским ботаником Х

Ольгуньке, девочке моей родной — чтобы не скучала

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава I. Начало

«Летят за днями дни крылаты».

Н. Поповский

Догорали дни московского бабьего лета. Белые плотные облака недвижно

стояли на синем, почти кубовом небе. Золото осенних кленов расцвечивало

Коломенское и склоны Нескучного. В воздухе реяла паутина. А по ночам

холодные лунные тени летящих облаков тревожно проносились по дорожкам

московских садов.

Это были последние дни безмятежного московского жития молодого

Бутурлина.

С трепетом необычайным вспоминал он впоследствии эти неповторяемые дни

своей юности.

Он помнил Орлова, который, устав от созерцания кулашных боев и могучего

маха белоснежного Сметанки, часами сиживал на зеленых лугах Нескучного и,

смотря в воду поставленной перед ним серебряной купели — старик уже не мог

поднимать головы, — ловил отражения бесчисленных голубиных стай,

выброшенных с его голубятен в безоблачное небо и белыми облаками реющих над

крестами Новодевичьего и над излучиной Москва-реки.

Это было время, когда Параскева Жемчугова пленяла сердца в Кусковском

театре и двадцать домашних театров московских вельмож безуспешно пытались

оспаривать ее славу; когда Головкин, Теорез и Чефроли наполняли строящиеся

дворцы московской знати полотнами великих мастеров, рожденными под горячим

солнцем Италии и в призрачных туманах Амстердама, а Новиков и Шварц в тиши

масонских лож задумывали планы работ московских мартинистов.

Федору Бутурлину эти дни казались вереницей балов, спектаклей Медоксова

театра и чинных ужинов Аглицкого клуба, где бывал он, сопровождая старика

отца, и где выслушивал скучая суждения былых государственных мужей об

ошибках петербургской политики и кознях иллюминатов.

Кочуя с бала на бал, соперничая с Корсаковым в успехах покорения

сердец, а с Дундуковым в числе выпитых бокалов, Бутурлин мог почитать себя

счастливейшим из смертных, пока в одну из осенних ночей провиденью не

оказалось угодным бросить его в круговорот событий необычайных, выбивших на

многие годы его жизнь из спокойного русла.

На балу у Разумовских со старой теткой княжны Гагариной сделалось

нехорошо, и Марфинька, за которой он более месяца уже ухаживал тщетно, не

кончив контраданса, должна была покинуть бал, едва успев заткнуть за обшлаг

его рукава коротенькую записку.

С трудом разбирая невнятные слова, Федор вновь и вновь перечитывал

четыре строчки, наполнявшие его душу радостью. В волнении необычайном понял

наконец, что Марфинька велела ему быть этою же ночью в два часа у ее балкона

в саду.

Еще не было и двенадцати, и Бутурлин не представлял себе, как вынесет

он вечность двухчасового ожидания.

Сутолока бала его угнетала; его сознание давили мигающие свечи

канделябр, голубые лакеи, бесшумно ступая, разносившие прохладительные

напитки, и толпы девушек, скользивших по лаковому полу амфилады парадных

комнат.

Он невпопад отвечал на вопросы и был бесконечно рад, когда удалось ему

незамеченным выбраться с бала и, кутаясь в плащ, скрыться в осеннюю

холодную темноту улиц Лефортова.

Было холодно и сыро. Луна все чаще и чаще застилалась громадами

надвигающихся на нее туч, и не прошло и получаса, как Федор под струями

тяжелого осеннего дождя уже жалел, что слишком поспешно покинул теплые

комнаты дворца Разумовских.

Порывы ветра не раз сносили с его головы черную шляпу, а развевающийся

плащ, казалось, перестал быть защитою от дождя. Водяные потоки заливали

камзол, и Федор с трепетом соображал, во что обратится его наружность через

час подобного испытания.

Путаясь в темноте в переулках и спотыкаясь о подвертывающиеся под ноги

тумбы, он никак не мог выйти назад к Разгуляю и был несуразно обрадован,

когда среди всеобщего мрака перед ним блеснули ярко освещенные, отпотелые

изнутри окна какого-то дома. Не отдавая себе отчета в том, что он делает,

начал Бутурлин что было сил стучать у его подъезда.

Глава II. Граф Яков Вилимович Брюс

«Начавши играть на Тотус, отказаться

уже от него не можно».

Расчетистый картошный игрок 1796 года.

Дикая ссора с двумя заспанными и насмерть перепуганными лакеями,

хотевшими выбросить Федора на улицу, готова была уже перейти в драку,

когда звуки серебряного колокольчика приостановили недвусмысленные намерения

встревоженных охранителей.

Через минуту старик камердинер, ходивший в комнаты с докладом о

происшедшем, вернулся и сообщил, что его сиятельство граф Яков Вилимович

Брюс изволили закончить вечерние пасьянсы и пред началом утренних просят

гостя к ужину.

Мертвенно-бледные руки старика, держащие не оконченный вязкою чулок, и

все его дряхлое, готовое рассыпаться тело, облеченное в старую потрепанную

ливрею, дрожало от волнения, вызванного необычайностью событий.

Да и Бутурлин, потрясенный именем хозяина, которого почитал умершим еще

при жизни своего деда, чувствовал, как учащенно забилось его сердце, когда

его провели по ряду полупустых комнат, по дубовому полу которых бежали тени

туч, то открывавших, то закрывавших лунный диск.

Однако он овладел собою и бодро вошел в дверь ярко освещенного

кабинета, открытую ему почтительно и в трепете склонившимся лакеем.

— Садись, батюшка Федор Михайлович! Садись! Гостем будешь! — услышал

он дрожащий старческий голос и увидел перед собою за огромным, покрытым

зеленым сукном столом, ярко освещенным двумя мерцающими двенадцатисвечными

канделябрами и заваленным десятками карточных колод, дряхлого старика в

мундире петровских времен, увешанного звездами и орденами и с зеленым

зонтиком на глазах, защищающим старческое зрение от нестерпимо яркого

мигания свеч.

Федор, смущенный происшедшим невероятно, опустился в кожаное кресло.

Старик, тасуя одну за другою лежащие перед ним колоды, смотрел на

Бутурлина из-под зеленого зонтика своим серым упорным стеклянным глазом и

что-то говорил, покачивая головой.

Слова не долетали до потрясенного сознания Бутурлина, и старик, как бы

поняв это, повелительно протянул руку в темноту.

Из полумрака внезапно возник лакей, держащий на подносе два бокала,

очевидно с горячим пуншем, так как пламя голубыми огненными языками

поднималось над ним.

Огненная влага пламенем пробежала по жилам Федора, с первого же глотка

ударила ему в голову, и старик, казавшийся где-то далеко, далеко, вдруг

вырос и приблизился, а слова его старческого голоса со звоном ударяли по

голове.

Из завязавшейся беседы Бутурлин понял, что граф Яков Вилимович, уже

многие десятилетия покинувший свет и лишенный сна, в своем уединении денно и

нощно занят раскладыванием причудливых пасьянсов, находя это занятие не

менее завлекательным и значительным, чем тот жизненный пасьянс, который

довелось ему пережить.

Старческие восковые руки, с длинными желтыми ногтями, трогали

потемневшие от времени и диковинными фигурами разложенные на зеленом сукне

карты, поясняя значение получившихся сочетаний.

Минута бежала за минутой. Голубые мейсенские фарфоровые часы с пузатыми

амурами, стоящие на камине за креслом графа, показывали половину второго, а

старик все говорил и говорил.

Из его бессвязных слов выходило, что он более пятидесяти лет не видал

ни одного живого человека, и в то же время оказывалось, что он доподлинно

знает всю подноготную о всех знакомых и друзьях Бутурлина лучше, чем сам Федор.

При этом выходило как будто бы даже и не так, что старик узнал это из

карт, а как-то иначе… Будто сами карты, разложенные на зеленом сукне

Лефортовского дома, правят незримо человеческими судьбами.

— А как ты, батюшка Федор Михалыч, полагать изволишь, сколько бы дала

графиня Дарья Минишна, чтобы промеж них не пиковая, а червонная десятка

легла? — говорил, усмехаясь, старик и тыкал своим костлявым пальцем в

трефовую даму, окруженную черными мастями.

«Что за вздор!!!» — и Бутурлин поднялся из своего кресла, силясь вырваться

из гнетущего плена.

«Что? Вздор? Карты мои вздор? — желчно закричал старик. — Да если б

ты знал, паскудыш, что здесь разложено! Да если бы ты…» — старик

разразился кашлем, схватился за грудь и, видя, что Бутурлин угрожающе

наклоняется к столу, выхватил из средины пасьянса бубновую даму и закричал в

ярости.

«Не видеть тебе твоей Марфиньки! Анафема!»

Федор в бешенстве сгреб со стола разложенные карты пасьянса в кучу и,

схватив одну за другой несколько колод, начал швырять ими в побагровевшее

лицо Брюса.

Старик с закатившимися глазами полетел на пол замертво; карты вихрями

кружились в воздухе. Свечи зашипели и начали гаснуть, а в открывшиеся

внезапно двери хлынула дворовая челядь с факелами и дрекольем.

Бутурлин, однако, торопился; не принимая боя, вышиб ногою балконную

дверь и вместе с вихрем несущихся в воздухе карт выпрыгнул в ночную темноту.

Глава III. В порывах ветра

«Вообразите богиню любви, когда она вышла из океана;

представьте себе глаза небесного цвета, большие,

томные, сладострастные, губы маленькие, пунцовые,

пленящие милою улыбкой…»

Н. Макаров

Ветви деревьев в графском саду гнулись с треском и били Бутурлина по

голове. Вихрь, как сорвавшиеся с цепи демоны, рвал облака на небе, вывески с

домов, листья с ветвей и все это, перемешиваясь с картами Брюсова пасьянса,

летало в порывах бури перед глазами Бутурлина.

Федор, тщетно кутаясь в плащ и удерживая рукою треуголку, стремился

выйти на Покровку к Гагаринскому дому…

Однако порывом ветра его всегда сшибало с ног, как только он подходил к

нужному повороту. В ушах свистело, и ему казалось даже, что временами он

видит за поворотом улицы на крыше дома толстые щеки надрывающегося

Гиперборея, совсем такого, как его рисуют в книгах космографии и на

старинных картах…

Ветер, ежеминутно менявший свое направление, отдувал его ото всякого

нужного ему поворота. Федор, окончательно выбившись из сил, прислонился к

стене дома и прислушался, как учащенно билось его сердце.

Сквозь порывы бури услышал он, как на Спасской башне пробило два. Час

свидания был упущен. Тщетно проборовшись еще полчаса, он отдался

наконец на произвол бури, и ветер понес его по улицам, как носит по дорожкам

сада осенний кленовый лист; прогнал его сквозь какие-то переулки, пустыри,

бурьяны, снова переулки и вдруг стих. Бутурлин в изумлении оглянулся. Он

стоял посредине какого-то незнакомого ему сада. Черные мокрые стволы лип

окружали его со всех сторон. Порывы бури улетали куда-то вдаль. Падал

крупный осенний мокрый снег.

Перед ним из сырого мрака выплывали слабо освещенные и плотно

занавешенные изнутри окна и стеклянная полуоткрытая дверь.

Федору почему-то показалось, что он в саду Гагаринского дома и там за

этими шелковыми занавесями его ждет Марфинька.

Понял свою ошибку, только когда затворил собою дверь и, вдохнув

насыщенный духами воздух, раздвинул материю занавесок.

Перед ним на краю кровати сидела незнакомая девушка и горько плакала.

Черные пряди ее наполовину распущенных волос падали на тонкое полотно

украшенной кружевами рубашки. Кругом в страшном беспорядке было разбросано

только что снятое платье, казалось, еще хранившее теплоту ее тела.

Комната тонула в каком-то теплом, насыщенном запахом женских духов и

розовой пудры тумане.

Плечи девушки вздрагивали, и она, смотря прямо перед собой широко

открытыми глазами, плакала беззвучно катящимися слезами.

Сердце Бутурлина билось все сильнее и сильнее. Потрясенный до глубины

души, он почувствовал, что вся жизнь его до этой минуты потеряла цену в его

глазах.

Покорный волшебному очарованию, он раздвинул скрывавшие его занавеси и

опустился на колени около незнакомки.

Та вздрогнула, в ужасе посмотрела на него и, когда он попытался что-то

сказать, с неожиданной быстротой приложила палец к губам в знак молчания, а

другою рукою молча, но повелительно показала на дверь.

Федор, забывши, где он и что с ним, схватил ее руку и покрыл поцелуями.

Девушка силилась освободиться и встала. В каком-то пароксизме любовного

опьянения Федор, не сознавая, что делает, не выпустил ее руки и только еще

крепче сжал ее, между ними завязалась напряженная молчаливая борьба.

Вырываясь из непрошенных объятий, девушка неосторожным движением сбросила

ленту со своего плеча, и ее рубашка скатилась на пол.

Федор дико вскрикнул.

Вслед за белоснежной белизной груди перед ним блеснуло тело, все сплошь

покрытое рыбьей чешуей.

Почти тотчас в соседней комнате за дверью послышались тяжелые мужские

шаги, и через мгновение, в которое девушка успела спрятать своего мучителя

за занавесями двери и накинуть на себя какой-то халат, в комнату вошел седой

человек в военном мундире.

На его сердитый окрик девушка ответила что-то, называя старика дядей,

он недоверчиво отвернулся от нее и, подозрительно осмотрев комнату, уже

собрался уходить, как вдруг порыв ветра, ворвавшийся в полуотворенную дверь,

поднял дверные занавеси чуть ли не до потолка, и. Бутурлин оказался лицом к

лицу перед побагровевшим от ярости полковником.

Старик с диким ревом бросился на него, и после нескольких мгновений

ожесточенной борьбы избитый, в разорванном платье Федор вырвался и,

выскочив в сад, убежал, оставив плащ в руках своего преследователя.

Глава IV. Иллюминаты

«В прошедшую ночь найден подле

Вестминстерского Аббатства человек,

неизвестно кем зарезанный».

Н. Макаров

Ветер уже прекратился, но снег валил хлопьями, как в январе.

Руки и ноги Бутурлина коченели, он скользил в снежных сугробах и не

понимал, в какой части города находится.

На какой-то площади наткнулся на спящего стоя будочника. Желая его

разбудить, потянул его за рукав и в ужасе увидел, как будочник, не

разгибаясь, упал навзничь, как кукла, и Федору даже показалось, что у

сторожа под ногами была круглая подставка, как у деревянного солдатика.

Наконец, добрался до реки и несказанно обрадовался, когда из гнилого

тумана пред ним выплыли знакомые очертания Яузского моста.

Пар клубился над черными струями реки. Деревянная настилка моста глухо

и неестественно громко стучала под ногами Федора.

Дойдя до середины моста, Бутурлин в ужасе бросился бежать обратно

— ему показалось, что из черных вод Яузы высунулись какие-то несусветные

хари и, дико хохоча, протягивают к нему свои лапы.

Снежный вихрь и мороз снова охватили его.

Пробираясь из улицы в улицу, он вдруг заметил, что сзади крадутся по

стене две какие-то тени. Он перешел на другую сторону улицы, потеряв в

порывах бури свою шляпу, и бросился бежать к перекрестку, но внезапно

остановился. Из-за угла высунулась чья-то голова и тотчас скрылась. Федор

резко повернулся, сбил с ног напавшего на него из темноты человека, но в тот

же миг почувствовал, что на его голову накинули мешок, схватили за ноги,

повалили и, завязав во что-то мягкое, понесли.

По движениям своего тела и толчкам понял он вскоре, что его втащили по

лестнице в какой-то дом и положили на пол. Через несколько мгновений

почувствовал острую боль в ноге от неосторожно затянутой веревки. Его

развязали и сдернули с головы мешок.

Перед ним за длинным, покрытым черным сукном столом сидело несколько

человекоподобных существ. Их головы были закрыты капюшонами, в прорезы

которых сверкали белки разъяренных глаз.

По железным и золотым эмблемам, лежащим на столе, по семисвечникам,

колеблющимся в руках двух стоящих по бокам и также замаскированных

прислужников, Бутурлину стало до жути ясно, что он был в руках иллюминатов,

само существование которых еще вчера отрицал и почитал вымыслом досужей

фантазии.

Не обращая на него никакого внимания, ужасные фигуры, нагибаясь друг к

другу, обменивались суждениями и излагали в коротких словах свои мнения.

У Бутурлина волосы стали дыбом и на лбу выступил холодный пот, как

только он сумел из доносящихся до него слов уловить содержание их речей.

Вопрос шел даже не о его судьбе. Смертный приговор был, очевидно

установлен заранее. Казавшиеся ему гигантскими, человеческие существа

спорили только о форме казни, долженствующей разорвать его бренную плоть.

Вникая в перипетии дьявольского судоговорения, Федор понял, что его обвиняют

в разрушении астрального плана и гармонии вселенной, в том, что его

дерзновенной рукой пресечены жизненные нити, столетиями сплетенные в

гармонию обществом иллюминатов, что разорваны в клочья сотни семейств, что

благодаря ему страны будут потрясены самозванцем, погибнет славное

королевство и гидра, его пожравшая, потрясет Европу и сожжет Москву, которая

допрежде того будет испытана моровою язвой.

С правого конца стола до него доносилось:

«…понеже есть он зловреднее Ковеньяка надлежит злодея четвертовать,

сжечь и прах оного развеять из четырех пушек в четыре стороны света».

«Отрицаю сие, брат Теодорт! — послышалось слева, — ибо зловредная

субстанция оного, разнесенная Гипербореем по миру, отравит народы!»

Спор разгорался. Федор оглянулся кругом, ища путей к бегству, и

потрясся новым ужасом. Полутемная и пустая совсем зала была лишена окон и

дверей, а за его спиной около дымящихся жаровен с бурлящими на них котлами и

орудиями пытки стояла полуобнаженная стража и палачи, на потных мускулах

которых играли отблески вспыхивающих углей.

Изнемогая от ужаса, Бутурлин упал лицом на пол и заткнул уши, чтобы не

слышать старческий фальцет, объяснявший преимущества колесования над

поядением крысами.

Раздался звон председательского колокольчика. Грубые руки подняли

Федора и поставили на ноги. Ужасные судьи подписывали приговор.

Не понимая половины из медленно читаемых ему фраз, Бутурлин слушал, что

братство иллюминатов, рассмотрев значение содеянного им во время преступного

вторжения в обитель брата Якобия, постановляет — предать дух Сенахериба -

Децимия — Анания — Федора анафеме, а тело его в Федоровом воплощении

залить живым в бочку с воском и направить через Архангельск в подвалы «Red

Star» в Вульвиче, куда и впредь ставить бочки с завешенными в них телами

всех будущих его человеческих воплощений, давая им достигать не выше

семнадцатилетней грани жизненного пути.

С минуту Федор бился в исступлении в дюжих руках палачей, потом

почувствовал себя втиснутым внутрь бочки, на его плечи, шею, руки потекли,

обжигая, струи растопленного воска.

В тот же момент зала наполнилась яростными ударами, шумом голосов и

звоном оружия. Восковой поток прекратился.

Гвардеец, майор Хоризоменов, по приказу ее Императорского Величества

Государыни Императрицы, выследивши преступное и Богу противное тайное

общество иллюминатов, вовремя ворвался с нарядом преображенцев в залу

судилища, помог Бутурлину вылезти из бочки и допрашивал его о случившемся в

то время, как дюжие гвардейцы ловили по комнатам разбежавшихся иллюминатов.

Было около 4 часов утра, когда Федор в сопровождении охранявшего его

гвардейского сержанта подходил к дому своего отца.

Глава V. Бегство

«Царевна, корабли стоят готовы к бегу

И только ждут они тебя одной со брегу».

М. Ломоносов

Швейцар Афанасий, взволнованный и бледный, отворив Федору дверь,

доложил ему, что батюшка ожидали его всю ночь в своем кабинете и просят к

себе, не мешкая.

Михайло Бутурлин, старый генерал, служивший еще при Минихе, встретил

сына неласково и молча приказал ему сесть в кресло.

Федор только теперь, в тишине отцовского дома, когда отлетели все

страшные призраки сегодняшней ночи, понял, что случилось что-то непоправимо

недоброе.

Тишина отцовского кабинета, пристальный взгляд старика и его молчание,

его сухие руки, держащие какой-то конверт, показались ему еще значительней,

еще ужасней, чем все события безумной ночи.

Старик, видимо взволнованный и потрясенный, хотел ему что-то сказать,

но закашлялся и молча протянул через стол сложенную вчетверо бумагу.

Буквы прыгали в глазах Федора, казались ему то бубновой девяткой, то

пятеркой треф и только с большим напряжением воли он мог разглядеть

написанное и в ужасе остолбенел.

Градоправитель Москвы, сам князь Петр Михайлович Волконский, писал его

отцу, что по неисповедимому стечению обязан он завтрашним утром взять под

стражу графа Федора Бутурлина по подозрению в убиении будочника на

Таганской площади. Но, памятуя многолетнюю свою боевую дружбу с графом

Михаилом Алексеевичем допрежде того, его предупреждает, чтобы снарядил он

сына к поспешному бегству, чего ради приложены подорожные, подписанные

задним числом. Саму же записку осторожности для просит сжечь.

Старый граф ни слова не прибавил сыну и, прощаясь с ним надолго, может

быть, навсегда, почел нужным передать ему пакет, из содержания которого

Федор, когда будет в безопасности, сможет узнать семейную тайну, доселе от

него скрываемую, и, сняв с груди медальон с портретом его матери и локоном

ее волос, надел его на шею сына, благословил и отпустил подкрепиться перед

отъездом.

Когда Федор, согнувшись под бременем тяжести навалившихся на него

событий, уходил из кабинета, он видел в мерцании свеч, как слезы беззвучно

катились по восковым щекам старика, а за окнами дома в порывах

возобновившейся бури ему чудился смех Брюсова голоса.

Матреша, черноглазая горничная девка, освещала свечой Федору его путь

по коридорам большого дома еще петровской стройки. Кровь молотком стучала в

его висках, а в глазах, перемешиваясь с несущимися по воздуху картами

Брюсова пасьянса, вставали ужасные видения безумной ночи.

Он чувствовал, как дрожали его локти, и с тоской необычайной впитывал в

последний раз уютную теплоту отчего дома, который должен был покинуть, как

изгнанник, на долгие годы, может быть, навсегда.

У него с тоской сжалось сердце, когда он прошел мимо старого дивана, на

котором он еще так недавно впервые поцеловал руку Марфиньке Гагариной,

посмотрел на домодельные занавеси у окон и с болью необычайной почувствовал,

как дорога ему здесь каждая вещь, каждое пятнышко, даже пуговицы на

ночной кофточке Матреши…

Он посмотрел на ее толстые косы, спускавшиеся до пояса, на ее мерно

подъемлющуюся под кофточкой грудь и будто в первый раз увидел ее…

Удивился, что живучи годы под одною кровлею, не замечал он ранее, как

красивы ее глаза и густо покрасневшие под его взглядом шея и уши… Внезапно

почувствовал, что эта девушка стала для него бесконечно близкой и нужной.

Когда она отворила дверь его спальни, поставила на ночном столике свечу и

хотела с поклоном уйти, он удержал ее за руку.

Она не сопротивлялась, только покраснела еще больше и наклонила голову.

Не сопротивлялась она и тогда, когда он поднял ее на руки и с бьющимся

сердцем понес к кровати, покрывая поцелуями ее шею и обнажившуюся из-под

кофточки грудь…

Уже светало, когда огромная бутурлинская дорожная карета, проехав

Дорогомилово, выбралась на Смоленскую дорогу.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава I. Странствование

Ты был открыт в могиле пыльной

Любви глашатый вековой

И снова пыли ты могильной

Завещен будешь, перстень мой.

Д. Веневитинов

Уже более года молодой Бутурлин колесил по Европе и все еще не мог

понять и свести концы с концами события роковой ночи, разломившей надвое его

жизнь.

Он был в Англии, где по дороге от Гарвича в Лондон ехал со

словоохотливым итальянцем в портшезе и был едва не ограблен конными ворами

под самыми предместьями столицы.

В Лондоне бродил по кондитерским со славным Ричардсоном, видел битву

петухов, ученого гуся и знаменитых кулачных бойцов — Жаксона и

Рейна-ирландца.

В Ковентгардене его не столько поразила игра мисс Сидонс, сколько

искусная перемена декораций, а посещая итальянскую оперу, как вспоминал он

впоследствии, должен был он по обычаю облечься в длинные белые чулки и

треугольную шляпу.

Подъезжая к Парижу, Бутурлин был охвачен радостным трепетом и нервно

перечитывал описания диковинной жизни Нинон Ланкло, мечтая совершить

паломничество на улицу Капуцинов, где жила прелестница. Однако, когда его

карета миновала ворота св. Дениса и углубилась в извивающуюся как ящерица

между трактирами, булочными и мастерскими улицу, полную криков и оживления,

— Федор понял, что действительность превзошла все его ожидания, и на

несколько месяцев потонул в круговороте величайшего из городов и сделался

завсегдатаем кофеен Пале-Рояля, посетителем первых представлений и

покровителем искусств.

В конце лета, наскучив бесцельным содержанием диковинной заграничной

жизни и легкими победами над случайными соседками по гостинице и артистками,

Федор решил провести целый вечер в полном одиночестве, у себя дома. Когда

стемнело и зажгли свечи, он вынул из дорожного сундука отцовский пакет,

забытый в вихре неизведанных наслаждений, и, разложив на столе его

содержимое, стал его рассматривать. С замиранием сердца Федор взял письмо,

написанное дрожащей рукой старого Бутурлина, и прочел потрясшее его

повествование о том, как его отец 45 лет тому назад, услыхав в окрестностях

Фонтенебло крики и выстрелы, прорвался сквозь кусты на поляну и увидел там

разграбленную карету, убитую даму и корзину с маленькой девочкой, ставшей

впоследствии Федоровой матерью и прославленной красавицей Бутурлиной. В

руках убитой найден был кусок бумаги, крепко зажатый между окоченевшими

пальцами, но ни он, ни другие найденные вещи не могли объяснить, кто была

покойная и зачем попала она в кусты около парка великого Франциска.

Помимо судебного протокола о найденной в окрестностях Фонтенебло убитой

женщине, списка бывших при ней вещей, старинной узорчатой золотой цепи и

поблекших лент, нашел он пергаментный конверт и в нем кусок плотной бумаги,

покрытой с одной стороны оттиском деревянной гравюры и печати. Это и был,

очевидно, кусок страницы, вырванной из книги и найденный сжатым в руке его

бабушки.

Перевернув его на другую сторону, Федор заметил на краю разрыва несколько

букв, представляющих собою остатки четырех строк, написанных

когда-то по-латыни.

Жгучее любопытство узнать тайну своего происхождения захватило с этой

минуты Бутурлина безраздельно.

Ученый иезуит, аббат Флори, сказал ему, что страница принадлежит

редчайшей немецкой книге «Ars moriendi», печатанной в середине XV века, и

что для открытия тайны необходимо найти ту самую книгу, из которой она была

вырвана.

Книгу же всего вероятнее найти в монастырских или университетских

библиотеках Германии, так как во всех трех экземплярах этого издания,

известных аббату по библиотекам эскуриала в Испании, монастыря доминиканцев

в Реймсе и королевской библиотеки в Париже, все страницы были в целости.

На Германию же указывало и несколько североготическое очертание букв в

оставшихся следах подписи.

Федор был охвачен новыми идеями со всей страстностью варвара, попавшего

в Рим, и в тот же день, бросив недочитанным забавное приключение Теострики и

Лиобраза и забыв о свидании, назначенном ему мамзелью Фражеля, выехал через

ворота Св. Мартина из Парижа и начал посещать библиотеки монастырей, дворцов

и университетов, сопровождаемый аббатом Флори и своим крепостным Афанасием,

приставленным к нему старым Бутурлиным не то для услуг, не то для

наблюдения.

Совершенно иной мир открылся Бутурлину.

Перебирая страницы инкунабул, любуясь причудливыми гравюрами «Танца

смерти» и событиями мировой хроники, изображенными искусным резцом

Волгемута, Федор вдыхал в себя вместе с запахом старых книг отстой вековой

мудрости и как-то по-иному понимал мир и по-иному смотрел на окружавших его

студентов, библиотекарей, доцентов и клириков, сочетавших теоретические споры

с веселыми попойками в винных погребах Нюренберга и рейнских городов.

В библиотеке монастыря Св. Урсулы в окрестностях Ротенбурга Бутурлин

встретился с Мадленой Фаго, молодой француженкой, которая сосредоточенно

искала что-то в старых магических книгах и темных манускриптах кабалистов,

зачитывалась творениями Агриппины и, нахмурив брови, силилась понять

запутанные формулы Николая Фломеля.

Однако молодость брала свое, и после дня, проведенного над страницами

старых книг, пожелтевших и пахнувших тленьем, молодые люди, обычно в

сопровождении двух сыновей баварского графа Регенсбурга, изучавших надписи

могильных плит на кладбищах юга Германии, отправлялись гулять по горам и

полям, окружавшим тихую обитель аббата Флори.

Аббат Флори с неудовольствием начал наблюдать, что Бутурлин начинает

заглядывать в глаза Мадлен и на локоны ее золотистых волос более, чем на

страницы инкунабул, а молодой Регенсбург все реже и реже сопутствовал своему

брату в путешествиях по окрестным кладбищам и явно предпочитал рассмотрению

заросших мхом могильных плит помощь Мадлене в ее поисках древних сказаний о

морских женщинах-нимфах.

Дружба молодых людей, диковинно возникшая в старой библиотеке, все

более и более приобретала любовный аромат, а несомненная ревность предвещала

серьезность начавшегося романа, как вдруг непредвиденный случай прервал цепь

его логического развития.

Мадлена, сдерживая свое волнение под взором неотступно сопровождавшей

ее сестры-кармелитки, следила, как ее молодые друзья соперничали в

срисовывании пентакля Ариэля из книги Гермеса Кападокийского, как вдруг

двери монастырской читальни распахнулись и старший Регенсбург вбежал в

комнату со словами: «Рупрехт! Я нашел могилу Мардария!»

Глава II. Гробокопатели

«О натура! Неужели же подлинно человек

рождается злее всех хищных зверей!»

Н. Макаров

Мадлен осторожно затворила балконную дверь, опираясь на руку Рупрехта

и, наступив на склоненную спину Бутурлина, соскочила на землю, радуясь, как

школьница, своему бегству.

В харчевне «Трех Королей» старший Регенсбург поведал спутникам свою

тайну и рассказал, что более ста лет тому назад, когда имперские солдаты

Тилли грабили протестантские замки Баварии и Пфальца, семья Регенсбургов

решила бежать в Голландию и, разделившись на маленькие группы, стала

пробираться из Пфальца на Кельн и Ахен. Половина всего состояния семьи, все

ее фамильные бриллианты и другие драгоценные камни доверены были старому

дворецкому Мардарию, верному, многократно испытанному слуге, который,

переодевшись купцом, стал пробираться на Кобленц. Однако в самом начале

своего путешествия был ограблен имперскими мародерами и убит. Драгоценности

попали в руки солдат и были поделены ими между собою.

Среди похищенных драгоценностей находились девять несравненных ни

с чем по величине и блеску алмазов, некогда украшавших корону Иерусалимских

королей, спасенную одним из предков Регенсбургов при разгроме Радоса.

В течение столетия то в Париже, то в Амстердаме, то у торговцев Лондона

в ювелирной продаже появлялись отдельные камни, украшавшие историческую

корону. С неимоверными затратами различные поколения Регенсбургов скупили

все 8 появившихся в продаже камней и вставили на старые места в железную

корону, и только последний, девятый камень, самый большой, не уступающий по

блеску благородному Санси, ни разу не увидел света ни в ломбардах, ни на

прилавках ювелиров Европы. Он был настолько несомненен в своей

драгоценности, настолько ярок в своем блеске, что просто затеряться он не мог.

Пятьдесят лет назад в корону Иерусалимских королей был вставлен восьмой

алмаз, купленный у старого Суавиуса в Амстердаме, и с тех пор на ювелирном

рынке не попадалось более никакого намека на бриллианты иерусалимской

короны. Все поиски были брошены за очевидной бесполезностью еще при деде

Франца, как звали старшего Регенсбурга, и только теперь молодое поколение

возобновило их с новой силой.

Разбирая старые документы и прослеживая шаг за шагом все путешествие

Мардария и картину его убийства, молодые Регенсбурги вскоре пришли к

твердому убеждению, что верный слуга, видя бесцельность сопротивления своим

грабителям, успел проглотить драгоценный камень и унес его с собою в могилу.

Два года Рупрехт и Франц искали могилу верного доверенного, уверенные,

что в ней они найдут утерянный камень, и только сегодня Франц, остолбенев от

восторга и страха, увидел плиту с начертанными на ней именем Мардария и датой,

не оставляющей сомнения в том, кто под ней был похоронен.

Свет от фонаря ложился на стволы кладбищенских деревьев, подкупленный

сторож нес заступы и веревку с ведром; Бутурлин, сопутствуемый

Регенсбургами, вел под руку Мадлен, которая заметно дрожала от волнения и

ночной сырости.

Тяжелая плита была отодвинута в сторону, и железные заступы, скрипя,

вонзались в могильную землю, отбрасывая сырую почву. Работали лихорадочно,

сменяя друг друга, ища до рассвета покончить преступное дело.

Через полчаса заступ Рупрехта ударился о стенку гроба и, пробив ветхое

дерево, провалился в пустоту… Стали сгребать землю руками. Федор

чувствовал, как дрожали в страхе его колени, когда в колеблющемся круге

фонарного света вырисовались очертания гроба.

Сняли крышку гроба, и Франц нетерпеливой рукой сдернул полуистлевший

саван. В мерцающем свете фонаря среди желтых костей скелета из-под

оскалившихся ребер в глаза гробокопателей блеснули голубые лучи бриллианта

герцога Бульонского.

В тот же момент Бутурлин почувствовал, что какие-то тени перебегают

между деревьев кладбища. Ударом ноги он разбил фонарь и, схватив на руки и

без того бывшую в полуобморочном состоянии Мадлену, одним прыжком отскочил

от могилы, над которой с факелами и дрекольем выросла толпа поселян,

предводительствуемая священником и трактирщиком «Трех Королей», очевидно,

выследившим своих подозрительных гостей.

Свалив ударом ноги в живот какого-то парня, бросившегося его догонять,

Бутурлин, прижимая к груди драгоценную ношу, добежал до кладбищенской стены,

взобравшись на которую увидел прямо под собою белую жандармскую лошадь.

Спрыгнув с забора прямо на трактирного служку, держащего лошадь под

уздцы, и свалив его ударом кулака, Бутурлин перебросил через седло

безжизненное тело Мадлены и бешеным галопом поскакал к Морхейму.

Глава III. Дань Афродите

«Они бегут, храпят их кони».

А. Пушкин

После часа безумной скачки без дорог, сквозь кусты, через какие-то

канавы и заборы Федор понял, что сумел оторваться от преследования, и храп

рыжей лошади, скакавшей за его спиной, уже перестал давить на его сознание.

Погоня явно потеряла след.

Покружившись по каким-то хмельникам, Бутурлин, прижимая к груди

трепещущую от ужаса спутницу, выехал на дорогу и коротким галопом погнал

взмыленного и задыхающегося белого коня. Однако не прошло и десяти минут,

как лошадь остановилась, задрожала, опустилась на передние ноги и, едва

беглецы успели соскочить на землю, как она в судорогах упала на спину.

Федор оглянулся кругом и заметил на ближайшем перекрестке силуэт

какого-то дома.

Толстый вестфалец, содержатель постоялого двора под вывеской «Короля

Артура», сообщил беглецам, что лошадей может дать только утром, и отвел им

для ночлега огромную комнату с дубовым аугсбугской работы шкапом и

старинной кроватью под пологом.

Бутурлин посадил свою спутницу, вздрагивающую при каждом шорохе, в

большое кресло и опустился на ковер около ее ног. Старался успокоить ее

веселыми рассказами из своей жизни, которые приходили ему на ум, в волнении

вспоминая теплоту ее тела, так близко и трепетно прижавшегося к нему во

время их бегства.

Толстая свеча, нагорая, теплилась на столе и отбрасывала черные

колеблющиеся тени собеседников на стены, обитые старым штофом. Ветер качал

ветви деревьев, стуча ими в незанавешенные окна… было жутко и невыразимо

сладостно.

Федор несвязно рассказывал свои московские приключения, сбиваясь и

путаясь, весь охваченный очарованием своей спутницы, следя линии ее плеча и

угадывая очертание груди под тонким полотном рубашки.

Девушка, забравшись с ногами на кресло, прижимались к его высокой

спинке и слушала, ничего не понимая в словах Федора, биение его сердца.

Шли минуты, и Федору казалось, что весь мир тонет в отстоях любовных

отрав.

Вдруг Мадлена лукаво улыбнулась и как бы неосторожным движением уронила

на пол свечу, которая погасла и, шипя, покатилась по ковру.

Молодые люди бросились ее поднимать, их руки встретились, и Федор

почувствовал, как в его губы впились влажные губы его спутницы, а ее грудь

прижалась к его плечу… Через мгновение он разорвал последние крючки ее

платья и в опьянении страсти покрывал поцелуями ее обнаженное жаждущее тело.

Федору казалось, что горячее тело Мадлены течет под его руками огненными

струями эликсира финикийской Истар, и он был поражен любовной опытностью

воспитанницы монастыря серых кармелиток.

Изобретая все новые и новые ласки, он коснулся рукою бедра своей

подруги и весь содрогнулся… вскрикнул… под его пальцами скользнула

холодная рыбья чешуя.

Мадлен, очнувшись от безумия страсти, вырвалась из его объятий и,

забившись в глубь кровати, зарыдала.

Бутурлин провел рукою по лбу, покрытому холодным потом, и весь ужас

безумной московской ночи вновь раскрылся пред ним. В глазах запрыгали

брюсовы карты, эмблемы адского судилища. Потребовалось все напряжение воли,

чтобы вновь прийти в себя.

Федор нагнулся к рыдающей девушке и начал гладить ее волосы, а она

доверчиво прижалась к его груди.

Уже светало, когда Мадлена окончила рассказывать необычайную историю

своей жизни.

Бутурлин с широко открытыми от ужаса глазами слушал ее рассказ о том,

как два года назад Мадлена и ее подруга Жервеза де Буатраси плавали у

берегов Алжира на стопушечном фрегате, которым командовал ее отец, старый

адмирал Фаго, и как они выловили из моря уродливую рыбу с почти человеческой

старческой головой, как старый боцман и другие матросы умоляли бросить

чудище назад и как обеим девушкам в припадке безумного увлечения захотелось

угостить им адмирала, любителя изысканных рыбных блюд.

Чудовищная рыба со стоном билась в их руках, когда старый корабельный

повар счищал с нее чешую, летевшую во все стороны.

Жервеза порезала себе руку, а Мадлена два раза была осыпана чешуйками,

попавшими ей за корсаж.

Зато было весело, и адмирал остался доволен.

Ночью Мадлена никак не могла отскоблить приставшую к ее коже на бедре

рыбью чешую, а порез Жервезы вздулся, и вся она посинела настолько, что

адмиралу пришлось зайти в Кадикс и оставить девушек на излечение в монастыре

святой Агаты и одному отправиться в дальнейшее плавание.

Через два дня пришло известие, что фрегат, разбитый штормом, погиб

где-то у марокканского берега.

Чешуйки на бедре Мадлены не только не отскочили, как ногти, вросли в

тело и начали, размножаясь, расползаться дальше и дальше. Жервеза

почувствовала, что ее посиневшие ноги покрылись слизью, из-под которой стала

нарастать рыбья чешуя.

Для Федора перестало быть тайной, кто была встреченная им московская

наяда, когда Мадлен, описывая тщетные усилия докторов и католических

епископов, сообщила, что в конце концов на семейном совете было решено

спрятать их подальше от Парижа. Мадлену сослали в город Лимож в монастырь

серых кармелиток, а Жервеза уехала на несколько месяцев куда-то на восток, к

мужу своей тетки, английскому дипломату.

«Где же она сейчас! Где Жервеза?» — воскликнул Федор, у которого от

волнения пересохли губы и кружилась голова.

«Она утонула год тому назад, возвращаясь из Копенгагена в Англию.

Бросилась в море, как только показались белые скалы Дувра».

«Впрочем, — добавила Мадлена тихо, — видевшие ее гибель матросы

говорили, что в волнах она поплыла и даже будто им показалось, что у нее

вместо ног был виден рыбий хвост».

Руки Федора дрожали. Он гладил белокурые пряди волос своей подруги, а в

предрассветном розовом тумане, клубившемся в саду, ему чудились черные косы,

когда-то виденные им в Лефортовском домике.

Глава IV. «Эликсир Трирского архиепископа»

«И учрежденное врачебных дел начальство

Полезным признает сие твое лекарство».

Б. Руба

Большая черная карета, громыхая по камням крепостного моста, въезжала в

узкие улицы Кельна.

Мадлена, наполовину высунув свое преисполненное счастьем и радостью

лицо из-за занавесей кареты, смотрела на стройную фигуру Бутурлина, ехавшего

рядом с экипажем и рассказывавшего ей о строителях собора и адском литейщике

его дверей.

Аббат Флори дремал, откинувшись на спинку сиденья. Старый иезуит нагнал

влюбленных в Кобленце и, узнав тайну Мадлены, убедил ее бросить старые

бредни кабалистов о морских женщинах и заняться поисками склянки

архиепископа трирского Мелхиседека с остатками той святой воды, при помощи

которой трирский угодник исцелил 500 прокаженных и изгнал бесов из 5000

бесноватых, представших ему в праздник святой пятидесятницы в 1074 году.

По словам Флори, один из старых кельнских каноников говаривал ему, что

местонахождение священной воды многим известно, но что употреблять ее

завещано не иначе, как против несомненного дьявольского наваждения.

Казалось, богиня счастья подлинно улыбнулась Бутурлину одной из

своих продолжительных и ярких улыбок.

Их месячное путешествие по берегам Рейна, веселые ужины в гостиницах,

горы, покрытые буковыми лесами, водопады, — все наполняло их сердца

радостью и заставляло сверкать их глаза.

Удача сопутствовала им и в Кельне. Флори разыскал старого причетника,

сведущего в церковных преданиях, и узнал от него, что драгоценная склянка

покоится в Аахенском соборе, под медной плитой пустой могилы заживо

погребенного в 1473 году и на 8-й день восставшего к жизни игумена

Адельберта Турского.

Причт Аахенского собора внял настойчивым доводам Флори и бутурлинским

дублонам, и когда после молебствия тяжелая медная доска поддалась усилиям

церковных сторожей, перед собравшимися открылся пустой гроб, наполненный

рукописными книгами, старинными потирами и дарохранительницами, среди

которых виднелась зеленоватая стеклянная бутыль. На ее дне еще оставалось

несколько капель священной воды, благословленной рукой трирского

архиепископа Мелхиседека.

Прикосновения одной капли священной жидкости, сопровождаемого

молебствием против дьявольского наваждения, было достаточно для того, чтобы

адова чешуя потускнела и осыпалась, как стружки, с тела Мадлены.

Пока клирики разбирали золотые сосуды, украшении сапфирами и

смарагдами, трое путников поспешили выйти из темноты собора, унося в

карманах Флори священную склянку и древнюю латинскую рукопись, брошенную

клириками на пол, в которой, однако, просвещенный иезуит угадывал не

открытые еще строки Виргилия.

Чудо Аахенского собора положило грань безмятежному счастью молодых

странников.

Мадлена сделалась вдруг серьезной и богобоязненной, обсуждала с Федором

полную необходимость вернуться в ее родовой замок к матери и убеждала

Бутурлина перейти в католичество, что было совершенно необходимо для их

бракосочетания и на чем уже давно настаивал Флори.

Однако Федор рассеянно слушал ее речи. Ему показалось, что за ним

вновь, как полгода назад в Лондоне, следят на каждом повороте; он замечал

отбегавшую тень и не раз видел перед собой в толпе человека с явно

наклеенной бородой и притом наклеенной именно так, как делали это, по

рассказам, только тайные агенты иллюминатов.

Придя домой, он рассказал об этом Мадлене, вычистил и зарядил свои

пистолеты, проткнул, фехтуя, несколько раз воображаемого противника, но все

же отправил в Кельн в своей карете одного Флори, прося его с первой же

станции сообщить, если все окажется благополучно.

Весь день просидели в комнате с занавешенными окнами, а вечером

прибежал чудом спасшийся форейтор и сообщил, что горный обвал опрокинул

бутурлинскую карету вместе с несчастным аббатом с высокого берега вниз, где

они и разбились в щепы.

Не мешкая ни минуты и привязав священную склянку трирского архиепископа

к цепочке медальона с портретом матери, Бутурлин воспользовался ночной

темнотой и, оставя на столе золотой для расплаты с хозяином, вылез со своей

спутницей из занимаемой им комнаты через окно и, наняв где-то в пригородах

частную карету, поскакал в ней в направлении Лютиха.

Не успели они отъехать и 2 миль, как услышали сзади себя топот лошадей

и крики погони. Четверка лошадей, увозящих карету, мчалась вся в пене,

но, как было видно в заднее окно кареты, группа скакавших за ними

вооруженных всадников не только не отставала, но постепенно приближалась все

более и более. О сопротивлении нечего было и думать. Любовники уже

готовились к смерти и обнялись в последний раз, как вдруг Мадлене пришла на

ум счастливая мысль, и она заставила Федора надеть ее золотое женское

платье, захваченное при бегстве с собой, утверждая, что со своими белокурыми

волосами и розовым пухом вместо усов он будет неотличим от герцогини де Труа

Верже, блиставшей в то время в Версале.

Едва только была застегнута верхняя пуговица платья и последние

признаки мужского достоинства вместе с пистолетами и шпагой были запрятаны

под сиденье, — два гусарских сержанта проскакали сбоку кареты и схватили ее

лошадей под уздцы, а офицер, ударом сабли раскроив голову обезумевшему

вознице, отпер дверцу экипажа.

Вооруженные всадники с проклятиями и угрозами окружили карету, ожидая

отчаянного сопротивления ее седоков.

С тем большим удивлением начальник пограничного отряда майор Рорбах

вместо преследуемого им старика-фальшивомонетчика увидел двух очаровательных

и насмерть перепуганных девушек и почел своим долгом сам сесть на место

убитого возницы и довезти юных путешественниц до голландской границы в

Ван-Хостене.

Оживленно беседуя с майором о превратностях судьбы и тяжести

пограничной службы, они подъехали к пограничному мосту, забитому вереницей

карет, и приготовились к томительному ожиданию, как вдруг чей-то голос

назвал Мадлену по имени. Мадлена, всю дорогу дрожавшая в страхе, вскрикнула

от радости и бросилась на шею подруге своей матери герцогине де Перпеньяк,

едущей со своим двором в рейнские поместья.

Герцогиня потребовала, чтобы Мадлена ехала в ее карете. Произошло

полное перемещение экипажей, и в карету Бутурлина посадили хорошенькую

высокую брюнетку в розовом платье, грустно смотревшую по сторонам и

односложно отвечавшую на расспросы Федора, весьма удачно имитировавшего

женский голос. Путешествие продолжалось целый день. Ехали не торопясь,

останавливаясь для прогулок и для обеда. Герцогиня не отпускала Мадлену ни

на шаг от себя, и Федор не раз замечал, как ревнивый огонь сверкал в глазах

его подруги, когда видела она его беседующим с Марион д’Англо, как звали его

черноволосую спутницу. Бутурлину эта ревность казалась забавной, и он

подогревал ее еще более, пользуясь своим женским положением и позволяя

подчас себе весьма свободное обращение со своей дамой.

Ревнивая ярость Мадлены еще усилилась, когда герцогиня, приехав в

Лютих, засыпала ее тысячами вопросов и приказала постелить ей постель в

своей комнате, а переодетого Бутурлина вместе с его черноволосой дамой

поместили в мезонине гостиницы, посреди которого стояла огромная

двухспальная кровать.

Почувствовав большой трагизм положения, Бутурлин решил положить свою

спутницу спать, и как только она заснет, дать тягу, чтобы утром уже в

мужском костюме приехать за Мадленой в качестве посланного от ее матери.

Не успел он написать и десяти строк, как почувствовал, что чья-то рука

касается его колен, и, подняв голову, увидел молодого статного юношу с лицом

Марион д’Англо в одной рубашке, склоненного у его ног и шепчущего признания

в безумной страсти.

Ударом ноги Федор отбросил наглеца так, что тот кубарем покатился под

кровать, и уже потом, поняв в чем дело, дико расхохотался.

Через минуту Бутурлин представился виконту Антуану д’Англо, не менее

его пораженному превращением голубоглазой блондинки в русского графа.

Антуан рассказал удивленному Бутурлину, что в свите герцогини, всегда

путешествующей только в дамском обществе, следуют сейчас трое мужчин,

любовницы которых не пожелали отпустить их от себя и приказали, переодевшись

в женское платье, присоединиться к кортежу герцогини.

Еще долго молодые люди рассказывали друг другу свои приключения, пока

сон не сомкнул их глаз, в то время как Мадлена слезами ревности орошала подушку

в спальне владетельницы Перпеньяка.

Утром Бутурлин увидел опухшие от слез глаза своей подруги и, поняв, что

быть грозе, постарался ускорить прощание с герцогиней и повернул свою карету

в направлении Лувена.

Целый час Мадлена молчала и сердито смотрела на него, пока он не расхохотался

и не рассказал ей, переодеваясь в мужской костюм, перипетии своего ночного романа.

Она долго не верила, топала ногами и неизвестно, чем бы кончилась эта

первая семейная сцена, если бы они, проезжая по ярмарочной площади

Тирлемона, не увидели большой балаган с изображенной на его вывеске

женщиной-рыбой.

Одна и та же мысль блеснула в сознании обоих, и они на ходу выскочили

из кареты.

Продолжение следует…

Дата сообщения: 12.08.2008 17:44 [#] [@]

Печатается по решению Ученого Совета ЕГЛУ им. В

  • Page 2 and 3: ºñ¨³ÝÇ ì.´ñÛáõëáíÇ
  • Page 4 and 5: В одном мгновенье в
  • Page 6 and 7: европейского искус
  • Page 8 and 9: Г.Гейне, автор и ред
  • Page 10 and 11: ни происходят кард
  • Page 12 and 13: мам диспропорции, н
  • Page 14 and 15: ность, блистательн
  • Page 16 and 17: и рококо. Так эти св
  • Page 18 and 19: 17 Хачатрян Н.М. ЕГЛУ
  • Page 20 and 21: су Христу. Нам каже
  • Page 22 and 23: ражает восхищение
  • Page 24 and 25: К образам Бога и Дь
  • Page 26 and 27: потому что романти
  • Page 28 and 29: фантастические соб
  • Page 30 and 31: Губительное, разру
  • Page 32 and 33: по-человечески отв
  • Page 34 and 35: звуки спиритуалист
  • Page 36 and 37: ственным,бессвязны
  • Page 38 and 39: лезны или, возможно
  • Page 40 and 41: ды” художника, про
  • Page 42 and 43: чтения «Кристабели
  • Page 44 and 45: кто окружал Полидо
  • Page 46 and 47: добно глазу циклоп
  • Page 48 and 49: животноподобное су
  • Page 50 and 51: взаимности, сканди
  • Page 52 and 53:

    вписывается в эту з

  • Page 54 and 55:

    судьбы и националь

  • Page 56 and 57:

    Пилигрим — «в краю,

  • Page 58 and 59:

    ти, достоинстве, др

  • Page 60 and 61:

    мом рассказе обусл

  • Page 62 and 63:

    61 Какауридзе Н.A. Ку

  • Page 64 and 65:

    нии», источником ко

  • Page 66 and 67:

    Он говорит о «целос

  • Page 68 and 69:

    вод, что в этой деят

  • Page 70 and 71:

    направлена не толь

  • Page 72 and 73:

    находят его в шексп

  • Page 74 and 75:

    73 Квирикадзе Н.Г. Ку

  • Page 76 and 77:

    поров, Цивьян, Кара

  • Page 78 and 79:

    ее широчайшей ампл

  • Page 80 and 81:

    Итак, романтически

  • Page 82 and 83:

    разнобоя. Однако те

  • Page 84 and 85:

    воссоединения русс

  • Page 86 and 87:

    поэтик. Романтизм о

  • Page 88 and 89:

    87 Dr. Nugescha Gagnidse Zereteli-U

  • Page 90 and 91:

    tragen sich mit einer Vision der Zu

  • Page 92 and 93:

    pathologischer Typus eines Hyper-Id

  • Page 94 and 95:

    Werk. Seine wechselden Ansichten ü

  • Page 96 and 97:

    eigenen Roman Lucinde. Ludwig Tieck

  • Page 98 and 99:

    ist kein Vollmensch, seine Innenwel

  • Page 100 and 101:

    plötzliche Erwachen im weiten Sinn

  • Page 102 and 103:

    jedem einzelnen Menschen den hohen

  • Page 104 and 105:

    В господствовавшей

  • Page 106 and 107:

    рококо, как известн

  • Page 108 and 109:

    навсегда останутся

  • Page 110 and 111:

    Столь выразительно

  • Page 112 and 113:

    111 Johannes Niesler Der I Sekretä

  • Page 114 and 115:

    Die Wahl des Schauplatzes ist bezei

  • Page 116 and 117:

    115 Ruth Büttner Hamburg/Jerewan D

  • Page 118 and 119:

    aber mit wenigen Ausnahmen nicht di

  • Page 120 and 121:

    töten, das ist edler, als durchs S

  • Page 122 and 123:

    годы служили для Ми

  • Page 124 and 125:

    языке. Так, перевед

  • Page 126 and 127:

    Из всех вышеуказан

  • Page 128 and 129:

    нозначности их оце

  • Page 130 and 131:

    ЛИТЕРАТУРА 1.Мархел

  • Page 132 and 133:

    го» (The Bridge of San Luis Rey,

  • Page 134 and 135:

    нии Уайлдера мост в

  • Page 136 and 137:

    ную идею автор разв

  • Page 138 and 139:

    культура опирается

  • Page 140 and 141:

    ситуацию, отстрани

  • Page 142 and 143:

    встречи он просит Э

  • Page 144 and 145:

    143 Абгарян Н.Б. ЕГЛУ

  • Page 146 and 147:

    ность познать смыс

  • Page 148 and 149:

    уши, вслушиваясь.» 9

  • Page 150 and 151:

    смотрю на море, слу

  • Page 152 and 153:

    являются символами

  • Page 154 and 155:

    Драматизированное

  • Page 156 and 157:

    высказал мнение, чт

  • Page 158 and 159:

    ночь» автор исполь

  • Page 160 and 161:

    лотой горшок»). Отк

  • Page 162 and 163:

    Þ³ñáõݳϻÉáí 18-ñ¹ ¹

  • Page 164 and 165:

    ê³Ï³ÛÝ Ù»Éá¹ñ³Ù³Ý

  • Page 166 and 167:

    ïáõó»ÉÝ ¿ñ£ §Scènes his

  • Page 168 and 169:

    Nouvelle France») Ñ»ÕÇݳÏÝ

  • Page 170 and 171:

    ׳ݳå³ñÑÁ Ýñ³Ýù ³Ý

  • Page 172 and 173:

    Ù³ëÇÝ, å³éݳëÛ³Ý µ¨

  • Page 174 and 175:

    173 سÝáõÏÛ³Ý Ð.Ø. ì.´

  • Page 176 and 177:

    í³ÝùÇ Ùáï ¨ Þ³ïáµñÇ

  • Page 178 and 179:

    ûéÉááÛÇó Ñ»ïá: Üá¹

  • Page 180 and 181:

    §ì»ñûñ۳ݦ ûٳÝ

  • Page 182 and 183:

    181 ºÝáùÛ³Ý ê.ì. ì.´ñÛ

  • Page 184 and 185:

    Üñ³ ·É˳íáñ, ³ñ˳ÛÇ

  • Page 186 and 187:

    Ýñ³Ýó ³é³ëå»ÉÝ»ñÁ,

  • Page 188 and 189:

    187 سÝáõÏÛ³Ý Ü.Ð. ì.´

  • Page 190 and 191:

    ˳å³ÛÙ³ÝÝ»ñÇÝ: ²Ûë

  • Page 192 and 193:

    ³Ûɨ ˳óñí³Í Ý»ñ¹

  • Page 194 and 195:

    ЛЮБОВЬ К СМЕРТИ И С

  • Page 196 and 197:

    «Отец, я точно знаю

  • Page 198 and 199:

    натура граничила с

  • Page 200 and 201:

    художникам прошлог

  • Page 202 and 203:

    венности и полной в

  • Page 204 and 205:

    вновь видим тенден

  • Page 206 and 207:

    ло создано его пред

  • Page 208 and 209:

    «Несколько верных д

  • Page 210 and 211:

    спасти любовь от ос

  • Page 212 and 213:

    и пошлости действи

  • Page 214 and 215:

    213 Меликсетян Л.С. Р

  • Page 216 and 217:

    мантизму «сентимен

  • Page 218 and 219:

    Сароян сопротивляе

  • Page 220 and 221:

    «не имеет о них пред

  • Page 222 and 223:

    Пунктирно обознача

  • Page 224 and 225:

    или Беккета 167 . Одн

  • Page 226 and 227:

    — пишет одна из иссл

  • Page 228 and 229:

    Итак, перед нами об

  • Page 230 and 231:

    совершенно случайн

  • Page 232 and 233:

    рянным, ошарашенны

  • Page 234 and 235:

    рены только друг в

  • Page 236 and 237:

    Бутон цветка, на де

  • Page 238 and 239:

    Людвиг Тик часто вв

  • Page 240 and 241:

    сказках эти персон

  • Page 242 and 243:

    Животные — наиболее

  • Page 244 and 245:

    Þ²îà´ðƲÜÀ вںðºÜ

  • Page 246 and 247:

    ½³í³ÏÝ»ñÇ Ñá·ÇÝ»ñá

  • Page 248 and 249:

    ѳïϳÝÇßÝ»ñÝ »Ý` ÷³

  • Page 250 and 251:

    ÕÇ Í³ÛñÇó` ³Ý¹Ý¹Ç Ë

  • Page 252 and 253:

    СТИХ АРМЯНСКИХ РОМ

  • Page 254 and 255:

    «метрические» («кв

  • Page 256 and 257:

    г) тенденция к расп

  • Page 258 and 259:

    отнюдь не единичны,

  • Page 260 and 261:

    Армянский романтиз

  • Page 262 and 263:

    В области метрики в

  • Page 264 and 265:

    263 Налбандян С. Инст

  • Page 266 and 267:

    думывались о сохра

  • Page 268 and 269:

    тюмов и отдельными,

  • Page 270 and 271:

    Сцену «мышеловки»

  • Page 272 and 273:

    271 Эйрамджян А.А. ЕГ

  • Page 274 and 275:

    торгом и противопо

  • Page 276 and 277:

    человеке: тоскою и

  • Page 278 and 279:

    10. Д.Китс.Стихотвор

  • Page 280 and 281:

    Будучи учеником ме

  • Page 282 and 283:

    духовное стремлени

  • Page 284 and 285:

    ярко отражается св

  • Page 286 and 287:

    сиденье, дирижиров

  • Page 288 and 289:

    свой внутренний об

  • Page 290 and 291:

    289 سñ·³ñÛ³Ý ø. ì.´ñ

  • Page 292 and 293:

    ï³éÁ Ý»ñϳ۳óÝáõÙ

  • Page 294 and 295:

    ÍáõÃÛ³Ý Ñ»ñáëÁ ·»Õ

  • Page 296 and 297:

    295 Арутюнян Н. Э. ЕГЛ

  • Page 298 and 299:

    добывание светил и

  • Page 300 and 301:

    стихотворении По —

  • Page 302 and 303:

    В новелле «Лигейя»(

  • Page 304 and 305:

    ля… \»For God is but a great w

  • Page 306 and 307:

    «Реквием» и «Ворон

  • Page 308 and 309:

    ´àì²Ü¸²ÎàôÂÚàôÜ Ка

  • Page 310 and 311:

    ²Ûí³½Û³Ý Ð.². ø캴º

  • Page 312:

    гٳϳñ·ã³ÛÇÝ Ó¨³í

  • Всепоглощающая тьма | Корпорация

    » lick=»if (event.which == 2) return false; window.location=’/kill/944/'»>
    15 августа 2021 г.
    22:26
    10.00k
    -1,0 J142114 A-R00003 Midway DoubleK (капсула)
    DoubleK Armada
    Тоника Ств (4)
    Осознанные видения
    22:24
    143,26 м
    -1,0 J142114 A-R00003 Midway DoubleK (Мирмидон)
    DoubleK Армада
    Гола Вориан (6)
    Осознанные видения
    22:23
    136.60м
    -1,0 J142114 A-R00003 Форрестол ДаблК (Мирмидон)
    ДаблК Армада
    Пейн Несс (4)
    Осознанные видения
    13 августа 2021 г.
    19:06
    4.24м
    0,4 Ахбазон Бытие Norrec Morussian (дипломатический шаттл Совета)
    From the Void
    SirDrillsAlot (1)
    Докеры
    17:50
    2.01б
    0,7 Антири Цитадель Эвагелина Ронукен (Оккатор)
    Из Пустоты
    Дорранс Марстеллар (4)
    Безопасность.
    17:20
    7.34м
    0,4 Кинакка Черный подъем Shady Mc Carther (Venture)
    From the Void
    Тень Жнец39  СОЛО 
    Эшфелл Поднебесная Республика
    16:34
    7,34 м
    0,4 Кинакка Черный подъем Shady Mc Carther (Venture)
    From the Void
    Типа Бунт СОЛО
    Федеральная военно-морская академия
    14:11
    10.00к
    0,3 Акора Кузница Pain Ness (капсула)
    From the Void
    ПадшийТемноАнгел (1)
    Рулетка.
    14:09
    189,98 м
    0,3 Акора Кузница Пейн Несс (Маг)
    Из Пустоты
    Комолов (3)
    Рулетка.
    13:57
    36,79 м
    0.1 паала Кузница Эра Кадзуми (Ворон)
    Пандемическая Орда
    Пейн Несс  СОЛО 
    Из Пустоты
    12 августа 2021 г.
    19:36
    11,65 м
    -1,0 J104515 B-R00007 Розовый Кондур (Барсук)
    Из Пустоты
    Мамед Батана  СОЛО 
    Из Пустоты
    19:23
    18.31м
    -1,0 J104515 B-R00007 hollyoake09 (Сигил)
    Из Пустоты
    Тровен Смалвард  СОЛО 
    Из Пустоты
    19:23
    16,09 м
    -1,0 J104515 B-R00007 hollyoake09 (эпитал)
    из пустоты
    Тровен Смалвард  СОЛО 
    Из Пустоты
    19:19
    76.40м
    -1,0 J204230 D-R00021 Зелл Сертан (Гелиос)
    Из Пустоты
    Темные миры Шайши (2)
    Общество червоточин
    19:01
    26.22к
    -1,0 J104515 B-R00007 Гола Вориан (Минматарский шаттл)
    Из пустоты
    Рими Петрович (1)
    Из Пустоты
    18:58
    13.71м
    -1,0 J104515 B-R00007 Маммад Батана (Цапля)
    Из Пустоты
    Рими Петрович  СОЛО 
    Из Пустоты
    18:51
    4 579,44
    -1,0 J104515 B-R00007 Н’Патрис (Ибис)
    Из Пустоты
    Рими Петрович (1)
    Из Пустоты
    18:45
    6.59м
    -1,0 J104515 B-R00007 D’ Zwer (Epithal)
    Из пустоты
    Рими Петрович  СОЛО 
    Из Пустоты
    15:29
    1.11б
    0,4 Ахбазон Бытие Джеймс МакКартер (Дрофа)
    Из пустоты
    Джейсон Айронхарт (7)
    Белое небо.
    14:13
    22.25м
    -1,0 J104515 B-R00007 Боян Димитриевич (Цапля)
    Из Пустоты
    Безопасный мейнфрейм нпс
    11 августа 2021 г.
    19:38
    66,91 м
    -1,0 J104515 B-R00007 Драгс0137 (Сводчик)
    Из Пустоты
    Мелток (7)
    Обманул
    19:38
    4 560.14
    -1,0 J104515 B-R00007 Городской оксид (Ibis)
    Из пустоты
    Бесет (1)
    Обманул
    18:46
    10.00k
    -1,0 J104515 B-R00007 Мисс Крилл (капсула)
    из пустоты
    лорд торак (1)
    Обманул
    18:45
    192,62 м
    -1.0 J104515 B-R00007 Мисс Крилл (Epithal)
    Из Пустоты
    лорд торак  СОЛО 
    Обманул
    12:44
    94,24 м
    0,4 Дара Лонетрек Джеймс МакКартер (Epithal)
    From the Void
    Атарикс Безумный  СОЛО 
    ПРОСТО СДЕЛАЙТЕ ЭТО..
    07:29
    323,08 м
    -1.0 J224826 C-R00012 Гирд Кривидус Вовидзе (Praxis)
    П А Р А Б Е Л Л У М
    Алекс Каутсуо (7)
    Из Пустоты
    07:28
    102,76 м
    -1,0 J224826 C-R00012 Матвик (автомобильный тягач «Пакрат»)
    П А Р А Б Е Л Л У М
    Мира Пинкдоттир (4)
    Из Пустоты
    07:27
    226.97м
    -1,0 J224826 C-R00012 Стон Эбета Вован (Praxis)
    П А Р А Б Е Л Л У М
    Мира Пинкдоттир (6)
    Из Пустоты
    07:26
    242,07 м
    -1,0 J224826 C-R00012 Пирокатай (Praxis)
    П А Р А Б Е Л Л У М
    Калир Деминар Демилериус (6)
    Из Пустоты
    00:35
    10.00к
    0.9 Джита Кузница Pain Ness (капсула)
    From the Void
    Кармаворе (1)
    Атомное управление
    00:27
    30,10 м
    0,5 Пьекура Лонетрек Пейн Несс (Коса)
    Из Пустоты
    КОНКОРД, командир полиции нпс
    КОНКОРД
    00:06
    1.86м
    -0,1 Р1О-ГН Калевальский простор Тоху Тохувабоху (Алгос)
    Пандемическая Орда
    ЭнатКину (25)
    ISK Положительный
    00:05
    414,64 м
    -0,1 Р1О-ГН Калевальский простор Тенгол (Иштар)
    Пандемическая Орда
    Кукуруза Стронгторн (29)
    Боевые утки
    00:01
    30.57м
    -0,1 Р1О-ГН Калевальский простор Син Торален (Каракал)
    Пандемическая Орда
    Мудрый дакн (13)
    Древние.
    00:01
    2.76б
    -0,1 Р1О-ГН Калевальский простор Эбаг Трескиентас (Варгур)
    Пандемическая Орда
    Сандер Анада Курниар (7)
    Бригада Буп
    10 августа 2021 г.
    23:57
    10.00к
    -0,1 Q-GICU Калевальский простор Twitchie (капсула)
    Пандемическая орда
    Азур Синак (24)
    Пастель де Ната
    23:56
    4,93 м
    -0,1 Q-GICU Калевальский простор Твитчи (Мерлин)
    Пандемическая орда
    Росомаха избранный (22)
    Затерянный флот Евы
    21:12
    10.00к
    0,0 ZZ5X-М Эфириум Рич Stardustger (капсула)
    Из пустоты
    Оата Хурен (1)
    Галактика Спиритус
    21:11
    22.82к
    0,0 ZZ5X-М Эфириум Рич Stardustger (Amarr Shuttle)
    Из пустоты
    Оата Хурен (1)
    Галактика Спиритус
    20:23
    2.48м
    -1,0 J104515 B-R00007 Mammad Bathana (Epithal)
    Из пустоты
    Розовый Кондур  СОЛО 
    Из Пустоты
    13:59
    36,97 м
    -1,0 РР-Д05 Поймать Туан Кирие (капсула)
    Из пустоты
    ВУ ЮДЖУН (6)
    Дракарис.
    13:58
    116.57м
    -1,0 РР-Д05 Поймать Туан Кирие (Бифрост)
    Из пустоты
    сглово (12)
    Дракарис.
    13:55
    25,73 м
    -0,9 25С-6П Поймать Шан Ди (Вексор)
    Дракарис.
    ЛБанка (15)
    Лига Плюща
    13:48
    20,40 м
    -0.5 EX6-АО Поймать ORANGEAJ (Vexor)
    Дракарис.
    Изуми Мишеру (15)
    Коалиция горняков
    13:28
    30,33 м
    -0,1 Б-3КПД Поймать h4llblazer (Комета ВМС Федерации)
    Maskhols Undersokning
    Векс Дрейк (15)
    Корпоративный отдых
    13:26
    10.00k
    -0.1 Б-3КПД Поймать Пурпурный ирис (капсула)
    Дракарис.
    Росомаха избранный (11)
    Затерянный флот Евы
    13:24
    2,23 м
    -0,1 Б-3КПД Поймать Фиолетовый Ирис (Трэшер)
    Дракарис.
    Рамме Эш-Тарз (20)
    Темная сторона.
    13:14
    10.00k
    -0.1 U-QVWD Поймать RidingPiggytoWander (капсула)
    Дракарис.
    ДагнирГлуарунга (7)
    Хорватский космический рубеж
    13:08
    234,66 м
    -0,2 СВ5-8Н Поймать реактивный Боб (Ятаган)
    Sev3rance
    Ниенке Солетте (16)
    Лига Плюща

    Amazon.com: Tethis — Футболка «Поглощение тьмы»: одежда, обувь и украшения


    19 долларов.99$19,99

    • Однотонные цвета: 100 % хлопок; Вереско-серый: 90% хлопок, 10% полиэстер; Все остальные верески: 50 % хлопок, 50 % полиэстер
    • Imported
    • Машинная стирка в холодной воде с одинаковыми цветами, сушка при низкой температуре нижняя кромка

    6 лучших цитат и высказываний о поглощении тьмы

    Наслаждайтесь чтением и поделитесь 6 известными цитатами о поглощении тьмы со всеми.

    …то, что произойдет с нами этой ночью, будет напоминать пламя, пожирающее ледяную пустыню, ливень звезд, отражающийся в осколке зеркала, которое в темноте вдруг выпало из рамы, чтобы предупредить своего владельца о близости смерти . Это будет напоминать пастушью дудку и еще не написанную музыку. — Саша Соколов

    Нет! — закричал Келл, бесполезно и отчаянно тянясь к брату, но когда его рука коснулась ближайшего человека, тьма, словно огонь, прыгнула с его пальцев на грудь мужчины.Он вздрогнул, а затем рухнул, рассыпавшись пеплом, когда его тело ударилось об уличные камни. Прежде чем он упал на землю, люди по обе стороны от него тоже начали падать, смерть прокатилась волной по толпе, молча поглощая всех. За ними начали рушиться и здания, и мосты, и дворец, пока Келл не остался один в пустом мире. И тут в тишине он услышал звук: не рыдание и не крик, а смех. И ему потребовалось мгновение, чтобы узнать голос.
    Это был его. — Виктория Шваб

    Предисловие:
    Это был обычный солнечный солнечный день… но это не так. Враг скрывался незамеченным, хищный зверь, незамеченный и медленно продвигающийся вперед. Ненавязчивый, молчаливый, жадно поглощающий свет, счастье, надежду и все, что имело значение. Тьма — любовь, ненависть — награда, злые намерения — надежда, горечь — радость. Никто не хотел это видеть.Слепота поглотила заинтересованных … Пока дети не выступили вперед, отказываясь отказаться от величайшей силы из всех … Силы выбирать свою собственную Судьбу! — М.К. Макдэниел

    Она воображала, что любить его будет так же, как влюбиться во тьму, пугающую и всепоглощающую, но совершенно прекрасную, когда выйдут звезды. — Стефани Гарбер

    Секунды кажутся временем жизни, когда жизнь, которую вы прожили, медленно высасывается из вас теми, кому все равно, что вы чувствовали, надеялись или мечтали.Когда приходит тьма, она все поглощает, нет света и нет боли. Это бесконечная потеря надежды, которая теперь поглощает меня, когда я умираю на его руках. — Кассандра Джованни

    Когда дверь к самоубийству открывается, она становится жизнеспособным вариантом, о котором вы никогда не думали раньше, но, будучи приоткрытой, она инициирует стратегию вторжения. День ото дня мысли чернеют под занятием нового жителя.Это становится всепоглощающей зависимостью, которая поселяется в вашей голове и сердце, и, прежде чем вы это узнаете, весь район говорит и думает о самоубийстве. В конце концов, разум охвачен заговором собственной тьмы и начинает вести войну с телом. В этот момент тело бессильно. — Б.Г. Бауэрс

    Всепоглощающая Пустота | Афонический Threnody

  • Цифровой альбом

    Потоковое вещание + загрузка

    Включает неограниченную потоковую передачу через бесплатное приложение Bandcamp, а также высококачественную загрузку в форматах MP3, FLAC и других форматах.

    Можно приобрести с подарочной картой

    Купить цифровой альбом 7 фунтов стерлингов
    Отправить в подарок

  • Aphonic Threnody 6-панельный дигипак

    Компакт-диск (CD) + цифровой альбом

    Красиво оформленный 6-панельный диджипак с текстами песен.

    При участии Даниэля Неаго (Облака) на вокале и Вал Атра Нитерис (Хмурый) на барабанах.

    «Повсюду тьма, в спокойствии наших мыслей, глубоко проникающих в самое наше существо, на бесконечном полотне наших снов. В земле под нашими ногами и в небесах над нами тьма.

    Причуда Нежный мрак, окутанный страданием и разным, в грядущем времени, чтобы пройти еще раз безвинно и невежественно, Пустота, всепожирающая и безжалостная, пустота, которая расширяется до самой сердцевины наших душ, взрываясь, гремя и чудовищно.Грядущее пророчество, которое стоит на песках времени.

    Беспокойный, не обращающий внимания на человечество, как изуродованное божество, которое бросает последнее проклятие на мир, откуда оно пришло. Изуродованное и искаженное изображение того, что казалось честностью чувств, серым пеплом, завесой печали и боли.

    Комната, пропахшая отвращением и жадностью, порождающая ядовитое стремление искоренить и подчинить себе все положительное в мире. Вот кто мы. Пустота, поглощающая до тех пор, пока ничего не останется.Пустота, принимающая форму и вид вечности, ибо прах вечности уже осевший над нашим злодеянием: жизнью».

    Включает неограниченную потоковую передачу The All Consuming Void через бесплатное приложение Bandcamp, а также высококачественную загрузку в форматах MP3, FLAC и других форматах. … более

    отправляется в течение 2 дней

    издание 100 11 осталось

    Купить компакт-диск 7 фунтов стерлингов
    Отправить в подарок
  • Набор Aphonic Threnody «Всепоглощающая пустота» и «Великая ненависть»

    The All Consuming Void
    Красиво оформленный 6-панельный дигипак с текстами песен.

    При участии Даниэля Неаго (Облака) на вокале и Вал Атра Нитерис (Хмурый) на барабанах.

    «Повсюду тьма, в спокойствии наших мыслей, глубоко проникающая в самое наше существо, на бесконечном полотне наших снов. В почве под нашими ногами и в небесах над нами тьма.»

    Великая Ненависть
    «Великая Ненависть делает увлекательным прослушивание и заставляет вас вернуться, чтобы разгадать его многослойные и элегантно переплетенные композиции.Это как прожить жизнь заново. И опять.»

    отправляется в течение 4 дней

    купить сейчас 10 фунтов стерлингов
    Отправить в подарок
  • Комплект «The All Consuming Void» — футболка Artwork и 6-панельный дигипак CD

    Доступны в размерах: маленький, средний, большой, очень большой, очень большой.

    ПОЖАЛУЙСТА, ДАЙТЕ НАМ ЗНАТЬ, КАКОЙ РАЗМЕР ВАМ ТРЕБУЕТСЯ НА КОНТРОЛЕ!!!!!!

    Это высококачественная футболка с новым дизайном логотипа, для изготовления которой используется очень плотный материал из 100% хлопка. Футболка The All Consuming Void представлена ​​в 6 различных цветовых вариантах.
    Черный, угольно-серый, военный зеленый, темно-синий, вишневый красный и белый. Это уникальный дизайн, идеально вписывающийся в тему альбома.

    Красиво оформленный 6-панельный дигипак с текстами песен.

    При участии Даниэля Неаго (Облака) на вокале и Вал Атра Нитерис (Хмурый) на барабанах.

    «Повсюду тьма, в спокойствии наших мыслей, глубоко проникающая в самое наше существо, на бесконечном полотне наших снов. В почве под нашими ногами и в небесах над нами тьма.» … более

    отправляется в течение 4 дней

    купить сейчас 23 фунта стерлингов
    Отправить в подарок
  • Футболка The All Consuming Void с изображением художника

    Футболка/Одежда

    Доступны в размерах: маленький, средний, большой, очень большой, очень большой.

    ПОЖАЛУЙСТА, ДАЙТЕ НАМ ЗНАТЬ, КАКОЙ РАЗМЕР ВАМ ТРЕБУЕТСЯ НА КОНТРОЛЕ!!!!!!

    Это высококачественная футболка с новым дизайном логотипа, для изготовления которой используется очень плотный материал из 100% хлопка. Футболка The All Consuming Void представлена ​​в 6 различных цветовых вариантах.
    Черный, Угольно-серый, Военно-зеленый, Темно-синий, Вишневый красный и белый. Это уникальный дизайн, идеально вписывающийся в тему альбома.

    отправляется в течение 4 дней

    Купить футболку/одежду 20 фунтов стерлингов
    Отправить в подарок
  • Футболка с длинными рукавами The All Consuming Void

    Футболка/Одежда

    Доступны в размерах: маленький, средний, большой, очень большой, очень большой.

    ПОЖАЛУЙСТА, ДАЙТЕ НАМ ЗНАТЬ, КАКОЙ РАЗМЕР ВАМ ТРЕБУЕТСЯ НА КОНТРОЛЕ!!!!!!

    Это высококачественная футболка с длинными рукавами с новым дизайном логотипа, для изготовления которой используется очень плотный материал из 100% хлопка. Футболка с длинными рукавами The All Consuming Void доступна в 4 различных цветовых вариантах. Это уникальный дизайн, идеально вписывающийся в тему альбома.

    отправляется в течение 4 дней

    Купить футболку/одежду 24 фунта стерлингов
    Отправить в подарок
  • Толстовка «Всепоглощающая пустота»

    Футболка/Одежда

    Это высококачественные, мягкие худи из 80 % хлопка и 20 % полиэстера с иллюстрированной обложкой альбома The All Consuming Void.Он поставляется с красивой полноразмерной обложкой альбома с большим логотипом и доступен в 3 цветах.

    отправляется в течение 4 дней

    Купить футболку/одежду 35 фунтов стерлингов
    Отправить в подарок
  • Женская облегающая футболка с изображением альбома The All Consuming Void

    Футболка/Одежда

    Доступны размеры: маленький (8), средний (10), большой (12), очень большой (14), очень большой (16).

    ПОЖАЛУЙСТА, ДАЙТЕ НАМ ЗНАТЬ, КАКОЙ РАЗМЕР ВАМ ТРЕБУЕТСЯ НА КОНТРОЛЕ!!!!!!

    Приталенные женские футболки с короткими рукавами и иллюстрированной обложкой альбома The All Consuming Void. Это высококачественная женская футболка с новым логотипом, изготовленная из 100% хлопка и доступная в 4 цветах.

    отправляется в течение 4 дней

    Купить футболку/одежду 20 фунтов стерлингов
    Отправить в подарок
  • сумка-тоут The All Consuming Void с рисунком

    Сумка

    Удобная сумка для покупок идеально подходит для прогулок и украшена иллюстрированными обложками альбома «The All Consuming Void».

    отправляется в течение 4 дней

    Купить сумку 15 фунтов стерлингов
    Отправить в подарок
  • Полная цифровая дискография

    Получите все 7 релизов Aphonic Threnody , доступных на Bandcamp, и сэкономьте 10% .

    Включает неограниченное потоковое вещание через бесплатное приложение Bandcamp, а также высококачественные загрузки Всепоглощающая Пустота, Потеря и горе, О ЯДЕ И ГОРЕ (Четыре литании за усопших), Когда придет смерть, О могилах, червях и эпитафиях, Бессмертный в смерти, и Первые похороны., и , .

    Можно приобрести с подарочной картой

    Купить цифровую дискографию 24,08 фунта стерлингов (
    СКИДКА 10% )
    Отправить в подарок
  • Поделиться / Встроить

  • «Повсюду тьма, в безмятежности наших мыслей, глубоко укоренившаяся в самом нашем существе, на бесконечном полотне наших снов.В земле под нашими ногами и в небесах над нами тьма. Причудливая, мрачная тьма, окутанная страданием и прочим, в грядущем времени снова пройдет без вины и невежества. Есть пустота, всепоглощающая и безжалостная, пустота, которая расширяется до самой сердцевины наших душ, взрываясь, гремя и чудовищно. Грядущее пророчество, которое стоит на песках времени».

    отзыва

    «APHONIC THRENODY в очередной раз порадовали мир первоклассным дум-альбомом, который показывает нам, что быть медленным и подавленным не означает, что ты не можешь быть красивым и подвижным.Альбом открывается «Restless», и, черт возьми, именно такой дум я люблю. Эта песня медленнее, чем растет трава, темнее ночи и тяжелее свинца. Чистые ноты испещряют этот обреченный пейзаж, прежде чем в него вкрадется искажение».

    «Композиции группы обширны и внушительны. Мощные запоминающиеся мелодии затягивают слушателя в захватывающий мир экстремального дума группы.Гитары (наряду со всем остальным) создают атмосферные песни, захватывающие и убедительные. Последний альбом Aphonic Threnody — это настоящий похоронный дум. The All Consuming Void делает именно то, что вы хотели бы видеть на похоронном дум-альбоме, и делает это исключительно хорошо». /

    «Все эти элементы вместе создают особенно приятную грусть и альбом, который является одним из лучших, что могут предложить похоронные думы.
    В течение пяти песен, продолжительностью от девяти до двадцати минут, это воплощение Aphonic Threnody представляет собой не что иное, как саундтрек к моменту, о котором говорит название». — www.brothersinraw.com/post/albums-aphonic-threnody-the-all-using-void?fbclid=IwAR2ZEIUh5_nwkTABL6jbQXekZJTCPzRI-nTqre-x5895TV59d1JSf-LVteQ

    «Пусть это не заставит вас ни на секунду подумать, что гигантский вес не доставляет удовольствия, потому что это так. Aphonic Threnody натянули еще одно шоры.Богатая детализация — это то, что подкупает, более чистый звук в целом с повышенной атмосферой, живая игра на барабанах и скудно использованный вокал создают нечто поистине выдающееся». -всепоглощающая-пустота-самовыпуск/

    «Текущая работа, с другой стороны, темнее, степенно фиксирует барометр настроения на шести футах ниже уровня земли и дает понять, почему «Funeral Doom» на самом деле означает «Funeral Doom». Безудержная скорбь и призрачная тишина современной похоронной церемонии вездесущи и не оставляют места для противоположных впечатлений.— www.stormbringer.at/reviews/17217/aphonic-threnody-the-all-using-void.html

    «В этой музыке до сих пор есть негативный посыл, безысходность, пустота и грусть — медленно движущиеся, депрессивные, мрачные риффы бьют, как мощные волны уныния. Барабаны бьют медленный ритм, словно гроб гвоздями забивают.» 10 8 – chasvault.com/recenzje/aphonic-threnody-the-all-consuming-void/?fbclid=IwAR3qISqwjAYF5E_CWGuS1Ru88s4x34Gzv3iyej4GbDfU1D4grwNKicbeADM

    «Умоляющее чувство, чувство тоски сквозит в протянутых руках восходящих аккордов, но и завывающие тона соло-гитары начинают передавать горе и запустение.” — Нет чистого пения — www.nocleansinging.com/2021/04/07/an-ncs-video-premiere-aphonic-threnody-chapel-of-the-dead/

    «The All Consuming Void — это завораживающее и прекрасное предложение. Это пластинка, в которой вы потеряетесь, и на которой группа строит свой гортанный рык и золотые гитарные тона, чтобы усовершенствовать что-то мистическое и мощное. Это Я рад по-настоящему ощутить мощь этой пластинки, и чем больше времени вы проводите с ее мифическим мастерством, тем больше, я думаю, становится ясно, насколько хороши Aphonic Threnody.Пластинка с серьезным потенциалом в конце года, это то, что нужно слушать всем поклонникам дэт-дума, новым или старым. Это так хорошо.»

    «Как всякая глубокая эмоция, экспрессия начинается с моросящего дождя и легкого грома. Что-то приближается. Будет ли ветерок проноситься мимо, пока вы сидите на крыльце? Неужели он полностью, на часы, затмит солнце? твоих чувств, как деревья, вырвать с корнем?Единственный способ узнать — остаться в гуще событий.Насладиться поездкой. И, черт возьми, насколько сумасшедшая поездка «Беспокойный»? Во-первых, Veronese и Buller как гитарный дуэт смехотворно навязчивы и прекрасны. Вместе им удается создать звук, который, как я не уверен, существует где-либо еще.»

    «Беспокойный. Эта песня приносит на стол все, что только может пожелать поклонник дума. Низкий, глубокий, измученный вокал. Унылое, навязчивое григорианское пение очищает. Но Джастин Батлер (гитары) и Риккардо Веронезе (гитары, бас, клавиши) заслуживают похвалы там, где это необходимо.Жуткая мелодия и атмосфера этого трека заставят вас плакать. Даже не читая слова, вы почувствуете эту песню нутром. Это может разорвать ваши сердечные струны, но разве это не то, что должно делать хорошее искусство? “ — www.google.co.uk/amp/s/metalinjection.net/av/funeral-doom-friday/new-music-from-majestic-downfall-aphonic-threnody-and-gravkvade/amp

    1.

    ГДЕ-ТО ГЛУБОКО ВНУТРИ ПО БЕРЕГУ РАЗБИТЫХ МЕЧТ ПОТЕРЯННЫЙ И БЕСПОКОЙНЫЙ ВСЕ ОДИН В ТЕМНОТЕ ТУСКНЕТЬ В ХОЛОДНОМ ВЕТЕ, ПУСТОТЕ — ЗЛОДЕЯ НА ЗАРАЖЕ ВОСХОДИЛ, ПРОГЛОТЫВАЛ ВСЕ ПЕРЕД МНОЙ ВСЯ ПРАВДА НИЖЕ СВЕРГНУТА С ТРОНА СИЛА ИСЧЕЗАЛА ВСЕ НАШИ МЫСЛИ Я ТАКОЙ НЕДВИЖЕННЫЙ КАМЕНЬ В ТРАНСЕ ОКНО ДУШИ УМЕНЬШЕНИЕ ВСЕХ МОЕ ЯДРО РАЗРУШАЕТСЯ ВНУТРИ роковым образом мы сталкиваемся в могилах неизвестных ВЕЧНЫЙ СОН, ЗАБЫТЫЙ, ПОГРУЖЕННЫЙ ГЛУБОКО WI’IN СГОРАЙ ГЛУБОКО ВНУТРИ РАССВЕТ ГРЕХА, ХОЛОД ВНУТРИ ПОТЕРЯННЫЙ ПОХИЩЕНИЕ

    2.

    НАША МАТЬ ЕДИНСТВЕННАЯ ПУСТОТА, РОЖДЕННАЯ ВИДЕТЬ ПРИЗРАКИ МИРА ЗДЕСЬ Я НАШЕЛ СПОКОЙСТВИЕ ИЗ ВСЕХ ЧТО Я СМОТРЕЛ ЭТО ВРЕД ТАМ ВСЕ МЫСЛИ СМЕШАЮТСЯ В СЛИЯНИИ Склонен к притворству ЗДЕСЬ Я БУДУ ЛЕЖАТЬ ЗДЕСЬ Я ОСТАЮСЬ ТВОИ СФЕРЫ ИСКАЛИ МЕНЯ VYE ползут на рассвете В ЖАЛОБЕ ТВОЯ МАТЬ, СВЯТАЯ ПУСТОТА РОЖДЕН, ЧТОБЫ ВИДЕТЬ ПРИЗРАКИ МИРА ЗДЕСЬ Я НАШЕЛ СПОКОЙСТВИЕ ВРЕДА Я СМОТРЕЛ ЭТО

    3.

    ВЕРХ ФОРМ МУЧЕННЫЙ В СТРАХЕ МОЖЕТ СВОЙ КРЕСТ В МАЙСКОЕ ВРЕМЯ ЧАСЫ ПОЗОРА БЕСПОКОЙНЫЙ И БОЛЬНОЙ РАЗРЫВ ЗА НАШУ ПАУТИНУ МЫСЛЕЙ ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ ЭТО ГОРЯЧИМ БРЕМЯМ ПРИШЛО ВРЕМЯ МЫ КРАЙ ШИПОВ ПРЕОДОЛЕЙ МОЕ ИМЯ И ПОМОГИТЕ МНЕ УМЕРЕТЬ ПОКРЫВАЙ МЕНЯ СОБОЙ ВРЕМЯ ТАКОЕ ТЕМНОЕ Я МОГУ ДОСТИЧЬ КОНЦА ЗДЕСЬ, НАПРАВЛЯЙ МОЙ ПУТЬ ОПАСИТЕ СЕБЯ ОТ СЕБЯ ВЫ-СЕБЯ съели свои внутренности ТЫ НЕУВАЖАЕШЬ ВСЕХ ПРИКРЫВАЙ МЕНЯ, И Я ОСТАНУСЬ СЪЕШЬ МОЙ СТРАХ, СЪЕШЬ МЕНЯ ГДЕ-ТО ГЛУБОКО ВНУТРИ СТРУКТУРА ВСЕЛЕННОЙ ПОКЛОНЯЕТСЯ ВСЕ ВООБЩЕ, ВСЕ ОДНО, ДО КОНЦА

    4.

    ВСЕ СТРАХИ В МОЕЙ ГОЛОВЕ ИСЧЕЗАЮТ КТО ТЫ? ЧТО ТЫ УВИДИШЬ СВОИМ ПУТЫМ ВЗГЛЯДОМ? КОГО ВЫ НАЙДЕТЕ ОДИН В СВОЕМ УМЕ? ПОЧЕМУ ТЫ ЗДЕСЬ? РАСШИРЬТЕ СВОЙ МЫСЛ ТАМ ВЫ НАЙДЕТЕ ДАВНО ЗАБЫТЫЙ ТРУП КАЖДАЯ РУКА ДВИЖЕТСЯ К ВАМ ПЕРЕСЕЧИТЕ СТРАХ, ПРИЗЫВАЯ ПАДШИХ СКЛОННЫМИ ГОЛОСАМИ ЗДЕСЬ-СТРАХ ТЕЛА ПАДАЮТ ЗАРАЖЕННЫЙ РАЗУМ ТЕМНОТА ЗАСТАРЕВШИЙ НА ВСЮ ВЕЧНОСТЬ КОНЕЧНОСТИ ДВИГАЮТСЯ ПЫТАТЬСЯ ЗАХВАТИТЬ ЖИЗНЬ ШИРОКИЕ ГЛАЗА В УЖАС ЯЗЫКИ ГОВОРЯТ НИКОГДА НЕ РАСКАЗЫВАЕМАЯ ИСТОРИЯ ЗВОНОК ТЕПЕРЬ ВРЕДЕН ИЗ ВСЕХ ВЕЩЕЙ В ЖИЗНИ КАЖДЫЙ БАЗИЛИК, ПРИВЕТСТВУЕМЫЙ, УПАЕТ НО НЕ ДЛЯ ТЕБЯ, ПАРАЗИТ СОБЕРИТЕ СИЛЫ, ПОЧУВСТВУЙТЕ СМЕРТЬ БОЛЬШЕ ЧТО ВАС ОКРУЖАЕТ СЕЙЧАС ДЛЯ БОЛЬШЕ ЭТОЙ ТЬМЫ ПАДАЮЩИЕ МИРЫ ВСЯ ЭТА ПУСТОТА ВОЗЬМИТЕ МОЮ РУКУ, ПОЧУВСТВУЙТЕ БОЛЬ МОЁ СЕРДЦЕ ЖЕЛАЕТ СТРАДАТЬ

    5.

    НАЗЫВАЙ МОЕ ИМЯ, КРИЧАЯ ОТ МУКИ ОБВИНЕНИЕ МЫСЛЕЙ ЗДЕСЬ Я СТОИТ «ОДИНАКОВАЯ НАДЕЯЩАЯСЯ КОГДА БОЛЬНО СТОЛКНУТЬСЯ МЫ ПАДЕМ ВНУТРИ КРИЧИТ: ПОТЕРЯНА НАДЕЖДА! ПОТОМУ ЧТО Я ВСЕГДА БУДУ ЗНАТЬ МЫ СНОВА ПОТЕРЯЛИ Я ТАК УПАЮ ИЗ МОЕЙ ЖИЗНИ, ДАЛЕКО ОТ ЗЛА ЗДЕСЬ КОНЧИЛСЯ МОЯ ТОЧКА ПЕРЕСЕКАТЬ И КАК Я ПЕРЕХОДИЛ НА СТОРОНЕ Я ЧУВСТВУЮ РАЗДРАЖЕНИЕ Я МОГУ ВИДЕТЬ ЭТИ ИЗМУЧЕННЫЕ ДУШИ ВОТ ЭТИ ЗЛЫЕ ВИНОВНЫЕ ДУШИ ВСЕ…

    Все -Поглощающий Мир


    » Всепоглощающий мир  переносит Хоу в новую вселенную, без границ и горизонтов, — и они быстро разрушают все в поле зрения, нанося как можно больший ущерб предубеждениям читателя о том, что такое киберпанк, пост- гуманизм, галактическая экспансия и отношения должны выглядеть.Эта книга — как нож по ребрам: острая, жестокая и абсолютно разработанная для того, чтобы делать именно то, что она делает. Блестяще написанный и динамичный, я не думаю, что сейчас работает другой автор, который мог бы это осуществить. Очень стоит вашего времени», — Шонан Макгуайр, отмеченный наградами автор книг « Every Heart a Doorway » и « Middlegame

    ». Приготовьтесь к безумной поездке». — Кэмерон Херли, лауреат премии «Хьюго», автор книг «Звезды — Легион » и «Легкая бригада»

    «Кассандра Хо владеет словами, как ножом мясника, — с искусной грацией и грубой жестокостью. Всепоглощающий мир  – это скудная история о травмированных почти бессмертных бывших наемниках, древних военных кораблях с искусственным интеллектом и умопомрачительных биотехнологиях. Это безжалостно, богохульно и странно — и я имею в виду это в хорошем смысле».
    — Фонда Ли, отмеченный наградами автор «Сага о зеленых костях».

    злобная квир-космическая опера, которую вы так долго ждали. Стиль Khaw такой же свирепый, как и их персонажи, и мне нравится ржавая близость мира, который они построили вокруг взаимосвязанных судеб плоти и машин.Аннали Ньюитц, лауреат премии Хьюго и Лямбда, автор книг Autonomous , Future of Another Timeline и Four Lost Cities

    обладает той неистовой, настойчивой энергией, которая не столько заставляет читать дальше, сколько хватает за подбородок и тащит по страницам. Хоу написал угрюмое, насмешливое, невесомое, острозубое стихотворение о пошлости и насилии, и я здесь, чтобы услышать каждое его электрическое слово.» — Чак Вендиг, New York Times и USA Today автор бестселлера Wanderers

    «Какая @#*% поездка! Кассандра Хоу написала совершенно смелый и напыщенный научно-фантастический роман, полный разумных военных кораблей, коварного ИИ и, возможно, самых опасных и жестоких сквернословящих женщин-киборгов-наемников в известной вселенной! И я абсолютно здесь за всех  этих! Хау построил мир столь же пугающе красивый и сложный, как и их обширное воображение.Однако будьте осторожны: как только эта книга завладеет вами, она не отпустит вас до захватывающего, взрывного финала!» — П. Джели Кларк, отмеченный наградами автор книг «Кольцевой крик» и «Повелитель джиннов».

    «Взрывная, вызывающая воспоминания проза Кассандры Хоу — одно удовольствие читать. Способность Хо превращать обыденное в глубоко фантасмагорическое — не что иное, как волшебство. Приготовьтесь совершить долгий прыжок в кровавое, странное и фантастическое в руках свежего нового голоса в художественной литературе.» — Камерон Херли о Hammers on Bone

    «Великолепное слияние классического нуарного детективного триллера с лавкрафтовским ужасом, как чешуйчатый щупальцелюбивый ребенок Рэймонда Чендлера и Лавкрафта, вылупляющийся из пятимерного яйца, чтобы сгорбиться в этих темных улицы в поисках человеческих умов, чтобы содрать кожу. Шутки в сторону? Возможно, самый многообещающий дебют ужасов 2016 года, подходящий свет в эти темные времена», — Чарльз Стросс о Hammers on Bone

    ритм языка пульсирующих ужасов.Унылая повседневность пронизана лавкрафтовским ужасом в удивительно ужасающей, тщательно построенной новелле, которая рассказывает увлекательную историю, отдавая дань уважения обоим своим основным источникам». — Publishers Weekly (отмеченный звездочкой обзор) на Hammers on Bone

    Принцесса Надежда Силы Тьмы / Персонажи

    http://tvtropes.org/pmwiki/pmwiki.php/characters/princessthehopefulforcesofdarkness

        открыть/закрыть все папки 

    Говорят, что Тьма — это много чего.Сила природы, инопланетный паразит в мирах, полная анафема для Света. Что известно принцессам, так это то, что они сделаны из всего зла в мире и усилены развратом и испорченностью. Тьма развращает все, к чему прикасается, и даже с Лучезарным, запертым в Стране Грез, он не прекратил своего ненасытного стремления развратить все живое. Как это крутится и поворачивается, описано в этом разделе.

        Всепоглощающая Тьма 

    Фоновое Магическое Поле или, возможно, Разумная Космическая Сила, созданная из печали, страха, голода и всего зла в мире. Тьма – главная угроза, с которой обычно сражаются принцессы.Хотя он и не является личностью, его влияние имеет тенденцию гноиться в местах, где происходили ужасные вещи, создавая зараженные области, из которых он может распространять свою порчу на живых существ, превращая их в затемненных. Такие люди приобретают силы, которые они могут увеличить, жертвуя своей совестью, пока в конце концов не сойдут с ума и не превратятся в монстров, известных как порождения тьмы.

    Тропы, относящиеся к Тьме в целом:

    • Пока есть Зло: В самом буквальном смысле; Тьма в значительной степени является физическим проявлением зла, поэтому по определению, если в мире есть зло, Тьма вокруг.
    • Всегда Хаотическое Зло: Любое создание Тьмы непоправимо зло и неизлечимо, что делает их врагами, с которыми принцессы могут расправиться жестоко без моральных оговорок. Исключением являются Темные, которые могут сопротивляться своим новым злым побуждениям и могут быть вылечены с помощью магии или восстановления своей Целостности.
    • Заклятый враг: Дворяне могут и будут сражаться с любой злобной силой или существом в Мире Тьмы, но Всепоглощающая Тьма, безусловно, является их самым большим и самым личным врагом, неся ответственность за падение Королевства и зло, которым они являются. наиболее склонны к поражению.
    • Поле фоновой магии: особенно злое.
    • Плохое — это хорошо, а хорошее — это плохо: в игровом процессе темные существа используют порок и добродетель по-разному.
    • Большое зло: с точки зрения подающих надежды; Тьма была силой, ответственной за падение Королевства, и врагом, с которым они сталкиваются чаще всего.
    • Blessed with Suck: Силы, даруемые Тьмой, довольно мощные, дешевые и относительно легкодоступные по сравнению с другими источниками в сеттинге, если вы не слишком осуждаете морально сомнительные вещи, такие как человеческие жертвоприношения.Тем не менее, это происходит за счет того, что вы постепенно съедаете любую человеческую порядочность, которая может быть в вас, что в конечном итоге приведет к тому, что вы либо умрете с ужасающим безмозглым монстром, формирующимся из вашего трупа, либо станете непоправимо злой гуманоидной мерзостью.
      • Все умбры предоставляют вам весьма полезные способности, но они всегда сопровождаются либо телесным ужасом, либо другим недостатком, который делает нормальную жизнь практически невозможной.
    • Отбрасывание Тени/Силы Пустоты: Много умбрей и калигинов, дарованных Тьмой, включает такие способности.Примеры включают Shadowblade (позволяет наполнить объект тьмой, чтобы сделать оружие или создать клинок из тьмы) и Void Blast (позволяет стрелять взрывом холодной пустоты).
    • Коррупция: как она действует; Тьма портит места, где произошло что-то ужасное или трагическое, позволяя затем использовать эти места для превращения людей в порождений тьмы.
    • Космическая Сущность: Хотя неясно, является ли это Разумной Космической Силой или просто фоновым магическим полем.
    • Темные искусства: Умбра и Калиньес в двух словах, особенно последний, потому что ему можно научить.
    • Тьма есть зло: Ну, это в названии.
    • Темная сторона: космическая сущность, созданная из всего зла, вызывающая привыкание и развращающая людей, которые ее используют.
    • Мир тьмы: Место, откуда появляются Существа Тьмы (и куда они могут вернуться из любой Зараженной области), описывается как искаженная, полностью Зараженная версия реального мира, в которой почти нет ничего, кроме Порождений тьмы и Свергнутых.
    • Смерть равняется искуплению: Несмотря на то, что Тьма — это порча и зло, простое убийство Существ Тьмы не уменьшит ее количество во вселенной.Зараза внутри Существа Тьмы просто вернется во Внешнюю Тьму в целом. Единственный способ уничтожить Тьму без того, чтобы она этого не делала, — это уничтожить ее по добродетельным причинам. Обычно принцессы, которые охотятся на порождений тьмы ради прекращения своей порчи или прекращения своего существования, обычно достаточно хороши, чтобы очистить большую часть, если не все, от его порчи и вернуть его к Свету. Конечно, единственным исключением является Темпеста, которая полностью уничтожает Тьму и стирает ее с лица земли, а не очищает.
    • Зло смертельно холодно: Ряд калайнов связаны с эффектами холода, а Темный мир описывается как лишенный какого-либо тепла; впадающие в спячку существа Тьмы усеивают землю, устрашающе напоминая замороженные трупы, «тающие» только в непосредственной близости от благородного или эквивалентного положения Зараженного места в человеческом мире.
    • Зло — это просто: Одна из главных привлекательностей Тьмы заключается в том, что по сравнению с большинством других оккультных источников силы в сеттинге к ней относительно легко получить доступ; все, что вам нужно сделать, это провести небольшой оккультный ритуал и быть готовым причинить людям боль.С другой стороны, это в значительной степени тянет вас ко злу после этого.
    • Зло бесплодно: его самая большая слабость; Тьма ничего не может создать, только портит.
    • Зло висцерально: и Умбра, и Калигины склонны деформировать ваше тело в различных видах телесного ужаса, а порождения тьмы, как правило, выглядят как отвратительные монстры, которые прекрасно вписались бы в Silent Hill .
    • Зло Делает Вас Чудовищными: Существа, испорченные Тьмой, как правило, страдают от тяжелых случаев Телесного Ужаса, поскольку Умбры и Калигины искажают их тела.Когда они, наконец, превращаются в порождений тьмы, они обычно представляют собой деформированных монстров, в которых нет ничего даже отдаленно похожего на человека.
    • Для Эвульзов: Ведь Тьма — олицетворение зла.
    • Гений места: Темный мир упоминается как один из них, в основном действующий, когда он чувствует резонанс Света (обычно от принцессы внутри него, находящейся в ее трансформированном состоянии).
      • Зараженные места определенно есть; надлежащее количество мистической силы может перенести принцессу в их сны, где формирование Порчи постоянно повторяется.Отмена действий приводит к очистке Зараженного места в реальном мире… но, естественно, Место немедленно узнает об этом и начинает защищаться, как только понимает, что в его уме есть Принцесса. Однако иногда нет лучшего варианта, кроме Темпестры и поджога.
    • Бессердечные: Большинство порождений тьмы таковы, что они либо рождены от кого-то, испорченного Тьмой, либо от кого-то, кто совершил самоубийство при трагических обстоятельствах.
    • Криптонитовый фактор: Любое существо, зараженное Тьмой, уязвимо для нефрита, до такой степени, что простой контакт с ним наносит им один смертельный урон за сцену.Многие люди в конечном итоге осознают, что они стали Темными, когда их нефритовые украшения внезапно начинают их сжигать.
    • Суперсила Лавкрафта: Некоторые из высших умбре и калиний включают в себя множество телесных ужасов и других способностей, квалифицируемых как неестественные.
    • Созданный из зла: Тьма создается всякий раз, когда люди совершают злые действия, и существует, чтобы превращать людей в злых чудовищ.
    • Не такой уж безобидный злодей: В предыстории; Королевство на самом деле имело обыкновение подавлять силы Тьмы и регулярно сдерживать их, когда оно начинало выходить из-под контроля.Затем они стали самодовольными и пренебрегли заботой о нем, позволив ему осуществить план и успешно заключить в тюрьму большинство королев. Спустя столетия его влияние вышло из-под контроля и способствовало превращению Земли в мир Crapsack.
    • Сила по цене: эта цена — ваша честность и, в долгосрочной перспективе, разум. Помраченный персонаж, который теряет Целостность из-за переломного момента, обычно имеет шанс (или уверенность, в зависимости от используемой версии) получить Умбру, одну из искаженных сил тьмы, которая дает Помраченным полезный эффект или силу.Кроме того, персонажи с любым количеством Умбры, потерявшие последнюю точку Целостности, умирают во сне и воскресают как порождения тьмы. Между тем, Calignes требуют, чтобы на самом деле выдержали переломный момент со штрафом -5, чтобы его выучить, и большинство из них сами являются переломными, чтобы даже использовать их. Те, кто не получает ни одной Умбры, вместо этого становятся Мнемосиной, Существами Тьмы, которые из-за своей неспособности владеть Умброй вместо этого часто изучают и владеют Калиньесом.
    • Powered by the Forsaken Child: Вы знаете, как Альгамбра наполняет их город силой украденной надежды? Любое Существо Тьмы может сделать то же самое с Огоньками или Семенами Света, поедая их, чтобы восстановить очки Силы Воли.На одной из боковых панелей в Dream Version, в которой подробно описывается, нужно ли питаться порождениям тьмы, также упоминается, что они могут питаться из-за того, что часть Света испорчена или взята из мира и попадает в Темный мир в Taints.
    • Ритуальная магия/человеческие жертвоприношения: Кто-то с достаточным количеством оккультных точек, специализацией во Внешней Тьме и более чем вероятным нежеланием получателя проводить ритуал, чтобы получить силы от Тьмы, может. Чтобы сделать это, им нужно нанести вред рассматриваемому человеку (не обязательно убивать, Тьма питается болью, но, учитывая, что это Тьма, в игру может вступить Человеческое Жертвоприношение) с помощью Смертельного Урона и указать, какой Калиньи они хотят.В конце Ритуала они получают Калинье вместе с Затемненным Шаблоном.
    • Запечатанное зло в банке: Порождения тьмы, мнемозины и катафракты, которые проводят слишком много времени в Темном мире, в конечном итоге впадают в форму гибернации (описываемой как «замораживание»), которая заканчивается только после того, как где-то в эквивалентной области реальный мир. Это часто означает, что многие темные существа, попадающие в реальный мир из Темного мира, намного старше, чем кажутся. Один из примеров мнемозины, Dr.Арноу стал таковым в 1800-х годах и все это время провел в спячке в Темном Мире.
    • Разумная космическая сила: возможно. Неясно, разумна Тьма или нет.
    • Глупое зло: Как и Ямико из Sailor Nothing, слуги Тьмы склонны быть близорукими и импульсивными, до такой степени, что утверждается, что большинство Темных культов привлекают внимание смертных властей и с ними разбираются без необходимости поднимать принцесс. палец. Но только большую часть времени.
    • Ужас Трансформации: смесь Ужаса Мутации и Ужасающей Метаморфозы. По мере того, как Потемневшие накапливают Умбры, его тело начинает страдать от все более и более хаотических мутаций, искажающих его тело, пока он в конце концов не умрет и не воскреснет как порождение тьмы.
    • Нечестивая земля: Помимо порождений тьмы, первичная тьма принимает форму в физическом мире как испорченные места, области, зараженные тьмой в результате великих злодеяний, совершаемых на них. Эти места активно побуждают любого, кто входит в них, действовать в соответствии с их самым темным импульсом, навязывает их жестокие действия и, в долгосрочной перспективе, превращает их в Темных.
    • Мерзкий злодей, Saccharine Show: когда вы берете игровую линию Princess отдельно от остальной части Chronicles of Darkness . Принцесса — это игра, специально разработанная, чтобы быть более обнадеживающей и оптимистичной, чем официальные игровые линии, но Тьма — это жуткая, противная, совершенно тревожная антагонистическая сила.
    • Вирус: Любой, кто перенесет переломный момент в зараженном месте, рискует стать Темным, а оттуда рискует превратиться в монстра.Кроме того, любое достаточно отвратительное действие создает новое Зараженное место. Разумные приспешники Тьмы могут действовать стратегически, чтобы заразить как можно больше людей. Менее разумные существа просто бегают, будучи злыми, и смотрят, что происходит.
    • Злодейская телепортация: все существа тьмы могут путешествовать между реальным миром и миром тьмы, что они могут использовать в игре как средство для перемещения из одного зараженного места в другое с точки зрения механики. С надлежащей Умброй они могут даже сделать это без ограничения Порченая область, вместо этого используя любое место с достаточной неясностью.
    • Какая мера является нечеловеческой?: существа Тьмы были намеренно созданы так, чтобы не иметь никакой моральной ценности, чтобы Рассказчики могли бросать их в игроков, которым нравится сражаться. Darkened и Dethroned являются исключениями, так как оба могут быть искуплены.
    • Мир Хаоса: Дворяне подозревают, что Темный Мир теряет целостность там, где нет Зараженной Зоны, определяющей его, о чем свидетельствуют несколько экспедиций, сообщающих, что чем больше вы удаляетесь от порча.Но это оставляет вопрос о том, где спят порождения тьмы, когда поблизости нет порчи…

    Существа тьмы

        Темные 

    Самая ранняя стадия порчи. (обычно проводя время в зараженных областях), искажая их морально и физически с течением времени. В отличие от большинства существ Тьмы, они по-прежнему в основном люди, а это означает, что они все еще могут (хотя и трудно) быть хорошими людьми, и их можно вылечить либо с помощью магии, либо с помощью восстановления их Целостности.Однако, если ни одна из этих вещей не произойдет, они в конечном итоге станут порождениями тьмы.
    • Плохие силы, хорошие люди: Очень редко, но технически возможно, чтобы кто-то был Темным и все еще был хорошим человеком, если у него достаточно силы воли. Однако это обычно не длится долго, поскольку затемненные излечиваются от своего состояния всякий раз, когда их Целостность поднимается достаточно высоко, в то время как поддерживать низкий или средний уровень Целостности сложно, потому что Темная сторона заставит вас забыть. Принцессы иногда позволяют таким Темным оставаться и служить союзниками, хотя в большинстве случаев они предпочитают лечить их как можно скорее и превращать в Присягнувших, если они хотят продолжать помогать.
    • Темная сторона заставит вас забыть: Теоретически, возможно стать Темным, оставаясь при этом хорошим человеком, если у вас достаточно моральной целостности. Однако в практикуйте , поскольку Тьма является хрестоматийным примером Порчи, она побуждает их действовать как можно более злобно, повреждает их психику, а требует подвергать опасности вашу Целостность, чтобы улучшить или использовать свои силы в полной мере. (Загрязненные области дают бонусы только в том случае, если вы действуете в соответствии со своими самыми темными импульсами, в то время как простое изучение или использование калигинов вызывает переломные моменты с большими штрафами), поэтому даже те, кто имеет хорошие намерения, обычно заканчивают тем, что медленно разрушают хорошее в них, пока они не будут вылечены. , убиты или превращены в порождений тьмы.
    • Смерть от Depower: К сожалению, возможно, если вы попытаетесь вылечить их; при возвращении к людям, затемненные теряют все свои умбры и получают 1 летальный урон за каждую умбру, потерянную из-за травмы, поэтому потемневшие с большим количеством умбр и низким уровнем здоровья могут умереть на месте.
    • Кто я?: Злодейская или нейтральная версия; Помрачение изначально мало что меняет в вас, кроме того, что делает вас более циничным и склонным к разврату, и многие Умбра обладают довольно тонкими эффектами, которые могут быть ошибочно приняты за обыденные кем-то, незнакомым со сверхъестественным, так что это вполне возможно для недавно ставшего Помраченным. даже не осознавать, что с ним происходит, пока он не начнет сжигать себя на нефритовых украшениях или не приобретет более откровенно чудовищные мутации.
    • Это твой мозг о зле: Хотя Темные не обязательно злые, Тьма постепенно искажает их мораль, постепенно увеличивая вероятность того, что они станут злыми.
    • Вампир-беженец: хотя Темные не всегда являются хаотичным злом, Тьма внутри них постоянно работает над разрушением их оставшейся нравственности, побуждая их к злым поступкам и искажая немного больше их физически и умственно, когда они сдаются. Все, что они могут сделать изо всех сил стараются сопротивляться и найти лекарство, прежде чем это постепенно превратит их в порождений тьмы.

        Порождения тьмы 

    Наиболее распространенные существа Тьмы, с которыми сталкиваются Надежды. Порождения тьмы рождаются, когда Потемневшие с Умброй жертвуют последней частичкой своей совести во имя Тьмы, в результате чего они умирают, а их трупы оживают в течение дня как порождения тьмы. Это безмозглые существа из темной эктоплазмы, обычно сохраняющие способности людей, которыми они когда-то были, но лишенные разума или какой-либо формы настоящего интеллекта. Большинство порождений тьмы ищут зараженные области, преследуют их и пытаются втянуть в них других или же выслеживают людей, которых они знали при жизни.
    • Синдром свидетеля: Куклы-призраки рождаются из Темных людей, которые отказывались что-либо делать, когда Тьма начала причинять людям страдания вокруг них.
    • Жуткие многоножки: Heartleeches. Для большей жуткости они похожи на многоножек порождений тьмы, сделанных из языков их Темных .
    • Адские гончие: Сумрачные гончие, которые описываются как похожие на собак порождения тьмы, о которых никто точно не знает, были ли они людьми или собаками. Они охотятся стаями и печально известны тем, что полагаются на боевой прагматизм даже против значительно более слабых жертв, просто ради жестокости.
    • Я гуманист: Пожиратели трупов рождаются от людей, которые были вынуждены заниматься каннибализмом, чтобы избежать голодной смерти, находясь в зараженной зоне.
    • Убить милашку: Ликермены — порождения тьмы, которые предпочитают нападать на детей или людей с моралью выше 8, чтобы уничтожить их невинность.
    • Живая тень: главная особенность Shadowpuppets — когда они были затемнены, они приобрели анимированную теневую умбру, которая заставила их тень развить собственный разум, и решили просто игнорировать ее, пока люди вокруг них страдали. .Теперь они просто продолжают ничего не делать и позволяют Тени делать все за них.
    • Монстр недели: специально создан для этого; они легко настраиваются, а их отсутствие разума устраняет любые моральные споры, которые вы могли бы иметь по поводу их убийства.
    • Муки: Может служить для Мнемозины и Катафракта, хотя достаточно могущественные порождения тьмы могут быть опасными противниками сами по себе.
    • Больше зубов, чем у семьи Осмондов: сначала Пожиратели трупов выглядят достаточно человечными…. пока они не откроют рот, раскрывая этот троп.
    • Вторжение в отверстие: Ходят слухи, что пиявки-сердце иногда заползают в горло спящего, чтобы шептать из его нутра.
    • Наши Призраки Отличаются: Теневые Призраки — это призрачные порождения Тьмы, которые рождены из чьих-то плохих воспоминаний, а не Помраченных.
    • Чрезмерно длинный язык: главная особенность Ликерменов. Его длина описывается как длина человеческой руки.
    • Вещи, которые «ударяют» в ночи: Похитители колыбели — это гротескные порождения тьмы, похожие на бугименов, которые прячутся в шкафах и за кроватями, чтобы похищать детей.
    • Был Когда-то Человеком: За исключением некоторых, таких как Shadow-Wraith, они рождены от людей с Umbrae, достигших 0 цельности.
    • Навредит Ребенку: Похитители колыбели, которые нацеливаются на детей и похищают их. Неясно, что именно они делают с этими детьми, но, учитывая природу Тьмы, вряд ли это будет хорошо. Ликермены, хотя и не нацеливаются на них конкретно, все же любят нападать на одинокого ребенка, особенно в возрасте до семи лет.

        Мнемозина 

    Темные, которые предпочли позволить Тьме исказить свой разум скорее физически.Их тела не изменились, чтобы приветствовать Тьму и превратиться в порождений тьмы, что позволило им сохранить свои жизни и интеллект. Это, как правило, делает их еще более опасными, поскольку они могут организовывать и направлять порождений тьмы, что они обычно делают из-за отсутствия угрызений совести, чтобы совершать чудовищные развратные действия. Несмотря на отсутствие Умбры, их разум все еще имеет связь с Тьмой, обычно наделяя их сверхъестественными способностями, известными как Калигины, которым они также могут обучать других существ Тьмы.Обычно они ответственны за создание культов.
    • Темные Искусства: По сути, то, к чему сводятся их Калигины — темные, запретные оккультные силы, приобретенные посредством нечестивых ритуалов и жертвоприношений.
    • Темный Мессия: Многие из них в конечном итоге используют свои силы, чтобы создать себя таким и основали Темные Культы.
    • Зло не игрушка: Калиго «Я твой господин» позволяет им превращать порождений тьмы в своих слуг, кормя их частью своей плоти или крови. Однако, если контроль будет нарушен, порождения тьмы будут искать своего бывшего хозяина, чтобы убить его и полакомиться его плотью.Хуже того, они помнят, где он находится, поэтому могут легко выследить их, если они будут неосторожны.
    • Злой Колдун: Калигины обычно изучаются с помощью Темных Ритуалов, поэтому Мнемозины имеют сильную склонность к оккультизму.
    • Гедонист: В отличие от большинства существ Тьмы, Мнемозины сохраняют в основном человеческий разум, а это означает, что они все еще могут наслаждаться жизнью. Многие из них пользуются этим, чтобы упиваться развратом и получать желаемую роскошь с помощью своих сил.
    • Гуманоидная мерзость: В отличие от порождений тьмы, они по-прежнему сохраняют свое человеческое тело и интеллект.Но все остальное в них совсем не человеческое, а внутри они безнадежно злые Существа Тьмы.
    • Человек, стоящий за монстрами: Это полностью похожие на людей темные существа, способные управлять чудовищными, безмозглыми порождениями тьмы.
    • Ублюдок-манипулятор: Поскольку они являются самыми похожими на человека существами Тьмы, они лучше всего подходят для проникновения в человеческое общество и развращения его изнутри. Многие из них специализируются на распространении своей порчи через культы и тонкие манипуляции.
    • Значение имени: «Мнемозина» означает «Воспоминание» на греческом языке. В основном они гуманоидные мерзости, которые сохранили свои человеческие формы, будучи испорченными тьмой, таким образом сохраняя свои воспоминания о том, что значит быть человеком и разумом, в отличие от порождений тьмы или катафрактов.
    • Повелитель монстров: Служите этим порождениям тьмы, будучи одним из двух видов темных существ, которые сохраняют свой интеллект и могут управлять ими.
    • Мягкий волшебник: хотя их калигины и способность контролировать порождений тьмы делают их по-настоящему опасными противниками, у них нет доступа к умбре, и, в отличие от порождений тьмы и катафрактов, их тело технически все еще человеческое, поэтому их обычно можно убить или избить. так же легко, как любой смертный.Большинство из них прекрасно понимают, что у них нет шансов против принцессы в прямом бою, поэтому они обычно предпочитают полагаться на манипуляции, закулисные схемы или легионы порабощенных порождений тьмы.

        Катафракты 

    Другой вид разумных существ Тьмы. В отличие от Мнемозины, Катафракты (в единственном числе: Катафракты) рождаются не от Темных, достигших 0 целостности, а от любого человека, который умер, пересек Горизонт Событий Отчаяния (обычно совершив самоубийство).Это приводит к тому, что темные существа сохраняют память о своем человеческом я и цепляются за то, что помнят о своих прошлых жизнях, несмотря на то, что на самом деле не понимают этого, что обычно приводит к тревожным пародиям. Катафракты имеют доступ как к умбрам, так и к калигинам, а также к способности сбрасывать ограничения своей человеческой формы, чтобы превращаться в могущественных чудовищных существ.
    • Объединение всех ваших сил: они имеют доступ как к Umbrae , так и к Calignes, и могут переключаться между человеческим обликом, похожим на мнемозину, и чудовищной формой, похожей на порождения тьмы.
    • Вернулись неправильно: как они рождаются; Всякий раз, когда кто-то умирает, пересекая Горизонт Событий Отчаяния, это может привести к созданию Катафракта с искаженной пародией на его внешность и воспоминания.
    • Смерть от отчаяния: как они рождаются.
    • Горизонт событий отчаяния: Катафракт формируется, когда кто-то умирает, пересекая его. К сожалению, они знают об этом и часто будут пытать и ломать людей, чтобы они достигли этой точки, чтобы они могли создать больше таких.
    • Зло не может постигнуть добро: В отличие от обычных порождений тьмы, катафракты полностью сохраняют воспоминания, устремления и индивидуальность людей, от которых они родились, и пытаются цепляться за них. К сожалению, из-за того, что они существа из Тьмы, они просто не могут понять хорошее или более глубокое значение, стоящее за всеми этими вещами, поэтому все, что они в конечном итоге делают, — это бледное, искаженное и часто гротескное подражание.
    • Злой Двойник: Можно отнести к Принцессам; свод правил явно сравнивает их способность Однокрылого Ангела с преобразованием принцессы.
    • Неудача гламура: их можно узнать, удерживая их взгляд достаточно долго, что позволяет заметить, что их зрачки корчатся, как будто что-то пытается выбраться наружу. Многие из них также приобретают нечеловеческие черты с течением времени.
    • Гуманоидная мерзость: Внутри они такие же уродливые и ужасные, как любое существо из Тьмы, хотя, как и Мнемозина, они могут выглядеть как люди, однако, в отличие от Мнемозины, они могут превращаться в гротескные мерзости по желанию.
    • Многозначительное название: «Катафрактои» в переводе с греческого означает «бронированный» или «полностью закрытый».Это гуманоидные мерзости, которые в основном являются живыми сосудами для Тьмы с человеческими воспоминаниями. Это также имеет значение, поскольку «Катафракты» также упоминаются как тяжелая кавалерия на войне, а Катафракты здесь называются «Генералами тьмы».
    • Повелитель монстров: даже в большей степени, чем мнемозины, до такой степени, что многие принцессы прозвали их «генералами тьмы».
    • Однокрылый ангел: Хотя катафракты обычно появляются как люди, от которых они родились, они могут сбросить это ограничение и превратиться в кошмарных монстров.
    • Совершенно не оборотень: Люди, не знакомые с существами Тьмы, часто принимают Катафрактоев за Мнемозину.
    • С великой силой приходит великое безумие: Их форма Однокрылого Ангела безумно сильна, но это стоит им одной точки силы воли, которую они могут восстановить, только потратив месяц, не используя ее снова. Достигнув 0 силы воли, они превращаются в монстров и уничтожают их сознание, оставляя их не чем иным, как действительно могущественными порождениями тьмы.
    • Вуби, Разрушитель Миров: Все они когда-то были нормальными людьми, которые либо отчаялись и покончили жизнь самоубийством, либо просто приняли, что зло — единственное, что есть во вселенной, и умерли во сне, либо просто перестали дышать и возродились со своими пустые души, наполненные Тьмой.Два примера Cataphractoi полностью подходят. Жена доктора Гольдштейна изменяла ему, и он всю жизнь страдал от депрессии, а в качестве Катафракта похищает пары, у которых даже небольшие разногласия. Если они подыгрывают, они травмированы, но живут. Если они этого не сделают, он просто убьет их и съест их безымянные пальцы. Мария Уборщица была легальным иммигрантом, работавшим на местного политика, но из-за того, что избиратели призвали его депортировать своих (нелегальных) работников, он уступил и уволил Марию. Она покончила с собой, и теперь, как катафракт, она терроризирует дома, заставляя порождений тьмы убирать место, как грабители, и оставляя за собой испорченные места.Эти люди, вероятно, нуждались бы в объятиях и поддержке, но лучшее, что им сейчас нужно, — это смерть принцессы и надежда на лучшую следующую жизнь.
      • Однако случай с доктором Гольдштейном ясно дает понять, что Катафракты — это , а не люди, которыми они были до смерти, о чем свидетельствует тот факт, что вокруг бегают два доктора Измаила Гольдштейна: доктор Гольдштейн Катафракт и Измаил. Диббук, дух настоящего Измаила Гольдштейна, который остается призраком и проводит свое время, пытаясь ослабить Катафракта и предупредить его жертв.В то время как люди, за которых они притворяются, могут быть сочувствующими, Катафракты — просто монстры, носящие свои мертвые тела.

    Темные культы

        Культы Тьмы в целом

    Культы, обычно основанные Темными или Мнемосиной, чтобы привлечь больше людей для вербовки и развращения. Обычно они делают это, обещая им бессмертные силы, а затем заставляя их молиться в зараженных областях, чтобы они могли стать новыми затемненными.
    • Культ: Очевидно. Хотя стоит упомянуть, что они имеют тенденцию быть темными и нездоровыми даже по сравнению с другими культами в сеттинге.
    • Зло потерпит неудачу: даже без принцессы Темные культы редко существуют долго, поскольку их отношение к явному злу делает то, что полиция позаботится о них, лишь вопрос времени. И когда , не случается, их жертвами, как правило, становятся Stormwracked, которые, скорее всего, мстят за себя.
    • Принуждение к злу: Когда людей не соблазняют силы, которые могут предложить Темные культы, культисты нередко принуждают их присоединиться, либо шантажируя их, либо запирая в Зараженной зоне и ожидая, пока они не станут Темными.
    • Упадок мотива: Поскольку они поклоняются Тьме, это происходит с каждым культом, который существует достаточно долго.
    • Религия Зла: Это буквально культы, основанные на поклонении Темной стороне. Едва ли можно стать злее этого.

        Культ разбитых снов 

    Темный культ, боготворящий страдание, проповедующий, что счастье — это обман, и только через страдание можно вырасти как личность.
    • Боевой садомазохист: Культ разбитых снов проповедует страдание как единственную подлинную благородную вещь в человеческой жизни и призывает принять его.Его членов учат, как мучить собственное тело, чтобы «избавить их от боли жизни», а затем они должны распространять дело, мучая других.
    • Сделано из железа: видя, как их посвящение включает в себя пытки, пока они не станут более устойчивыми к боли, они, как правило, более выносливы, чем средний человек. Чтобы отразить это, они могут бесплатно получить доступ к железной выносливости.
    • Страдание развивает характер: доведен до крайности; они твердо верят в этот троп, поэтому они думают, что счастье — это плохо, и мешают вам развиваться, когда тайна сталкивает вас с реальностью и заставляет вас расти.Затем они используют это как предлог для причинения вреда и страданий всем вокруг них под предлогом «внушения» людям.
    • Техник пыток: самое первое преимущество, которое вы получите, присоединившись к ним, — это бесплатная специальность по пыткам.

        Принцип удовольствия

    Ассоциация гедонистов, считающих, что все люди — хищники и волки, а запреты — это цепи, сдерживающие их, и их следует разорвать.
    • По крайней мере, я это признаю: причина, по которой они считают, что вы должны отказаться от запретов и правил, заключается в том, что они не что иное, как заборы и клетки, построенные трусами, чтобы защитить себя, в то время как те, кто отказывается им следовать, честны в этом.
    • Вечеринка, также известная как оргия: их типичный способ вербовки людей — организация массовых вечеринок в клубах и барах в форме оргий.
    • Развратитель: Они уделяют особое внимание развращению людей через их Пороки, подталкивая их ко все более и более гедонистическим действиям и разрушая их чувство стыда.
    • The Hedonist: Pleasure Principle следует вере в то, что запреты — это не что иное, как клетки, и люди должны избавиться от них, чтобы удовлетворить все свои аппетиты. Их типичный метод ловли новых рекрутов включает в себя устраивание оргий, во время которых они изучают гостей, а затем используют то, что они узнали, чтобы сломить их чувство стыда и постепенно развратить их.
    • Люди — настоящие монстры: По их мнению, единственный настоящий свободный человек — это Освобожденный, хищник, который ходит и берет все, что пожелает. Те, кто придерживаются правил, просто лицемерят.
    • The Vamp: Члены женского пола, скорее всего, соответствуют образцу, учитывая, что первая выгода от присоединения к ним — это бесплатная специальность в соблазнении, пьянстве, разврате или эквиваленте.

        Ковен Понгамии 

    Ковен ведьм и оккультистов, которые торгуются с Тьмой за власть и оккультные знания.
    • Разбить милашку: Печально известно, что они охотно ломают своих детей психологически, пока те не станут Мнемозиной.
    • Сожгите ведьму!: Католическая церковь уничтожила Понгамию в Европе, вынудив выживших бежать в Америку. Это редкий случай тропа, когда жертвы были полностью готовы к этому.
    • Злой Колдун: Целый Ковен классических ведьм и колдунов, использующих Тьму как источник оккультной силы.
    • Я гуманитарий: подразумевается; высшая выгода от присоединения к ним — получение Плоти моей Плоти Калиго, которая позволяет вам исцелять себя, потребляя плоть.
    • Упадок мотива: подразумевается, что у Ковена Понгамии был более важный мотив для того, что они делают, но каким бы ни был этот мотив, он исчез, стертый Тьмой. Сегодня они приобретают оккультную силу ради власти.
    • Остаток: как они дожили до наших дней; после того, как Церковь уничтожила большинство из них в Европе, выжившие бежали в Америку, где в конце концов восстановили себя.
    • Сверхпрочность: Высокопоставленные члены Понгамии изучают Зомби-Плоть Калиго, которая позволяет им укрепить свою кожу до такой степени, что она будет получать ударные повреждения от большинства атак.

        Содружество Гарпуев

    Культ, придерживающийся убеждения, что «за каждым состоянием стоит великое преступление»… который они искажают, полагая, что любой, кто в в любом случае лучше другого, виновен в преступлении и должны быть наказаны.
    • Движимые завистью: к чему они в конечном итоге сводятся; они рассматривают свои действия как праведное наказание для людей, которых они считают преступниками, но в конечном итоге они искажают свою логику так, что любой, кто хоть немного лучше их, будет считаться преступником.
    • Ешьте богатых: Братство гарпуев считает, что «за каждым большим состоянием стоит преступление», имея в виду, что богатых преступников, и берет на себя ответственность за их наказание. Примечательно, что они не просто применяют эту логику к богатым, но к любому , кто каким-либо образом может считаться лучше нормы; быть успешным, обучаться или рождаться с особым даром достаточно, чтобы оправдать их нападение на вас.
    • Унижение Конга: Братство Гарпуев обычно стремится унизить людей и разрушить их репутацию, а не причинить им физический вред.
    • Злонамеренная клевета: Они специализируются на этом, распространяя слухи и скандалы, пока не разрушат репутацию людей, на которых они нацелены.

        Салон удовольствий 

    Культ, исповедующий веру в то, что мораль и общество в целом – это крупная тщательно продуманная афера, призванная сделать мир безопасным для богатых, но при этом позволить им делать все, что они хотят; поэтому они предлагают свои способности в качестве услуг по низкой цене, чтобы помочь людям, нуждающимся в действиях вне морали. По правде говоря, это используется как способ подсадить людей на их службу, как наркотик, постепенно заставляя их предаваться своим порокам внутри испорченных областей.
    • Гедонист: немного отличающийся от Принципа Удовольствия вариант; они предлагают услуги, выходящие за рамки морали, по сниженной цене с целью завлечь людей, а затем манипулировать ими, заставляя их потакать своим порокам в порченых местах.

    Другие темные существа

        Свергнутая с престола

    Всякий раз, когда принцесса падает до Веры 0, она достигает точки, когда она теряет как свои силы, так и способность чувствовать надежду, оставляя ее в кататоническом состоянии, когда она едва может функционировать как человек без помощи.Иногда, однако, они вместо этого обращаются к Тьме в своем отчаянии и становятся теми, кого Дворяне называют Свергнутыми.
    • Alien Geometries: The Laments of a Dethroned’s Fortress of Regrets связаны друг с другом, а это означает, что можно переходить от одного к другому… что имело бы евклидов смысл, за исключением того, что нет абсолютно ничего, что мешало бы Плачам быть включенным противоположные концы света. Становится еще более странным, если Плач превращается во Врата (т. е. часть Зараженной области), потому что реальная локация также открывает дороги к другим Плачам.
    • And I Must Scream: Свергнутые с престола навсегда застряли в своей боли и сожалениях, не в силах чувствовать какую-либо форму надежды. Что еще хуже, простое убийство их даже не освободит, поскольку они просто исправятся, если кто-то не поможет их душе найти искупление.
    • А потом Джон был зомби: Любая принцесса рискует стать Свергнутой, если слишком сильно пойдет на компромисс со своей Верой и не вернется к ее улучшению.
    • За гранью невозможного: они единственные существа, которые могут ходить и безопасно выживать в Темном мире, не умирая и не впадая в спячку, на что даже Существа Тьмы (которые являются уроженцами этого места) не способны без помощи умбры.
    • Charm Person: Как работает их ментальное порабощение Порождениями тьмы — они перепрограммированы на отыгрывание определенных ролей в Плачах/теме Свергнутой с престола, которые обычно работают в ее пользу. Действительно могущественные Dethroned могут делать это со всеми, что приводит к массовым Культам Тьмы.
    • Deader Than Dead: было создано заклинание Tempesta, чтобы наложить это на Dethroned, подобающе названного Martyr.
    • Жуткая мерзость: Они описываются как гигантские, кошмарные монстры, чье присутствие искажает Тьму вокруг них.
    • Пожиратель эмоций: они используют чувствительность, чтобы питаться, пожирая страдания, вызванные отчаянием и страданием, чтобы пополнить свои запасы магии.
    • Вражеская гражданская война: Одним из самых опасных качеств Свергнутых с престола является их способность Предотвратить этот троп. Порождения тьмы, поглощенные Свергнутым, как минимум оставят друг друга в покое и даже могут работать вместе. Это становится особенно опасным, если у свергнутого есть проклятие королевы страданий, которое позволяет мнемозинам и катафрактам, которых она включает, сохранять свой разум.Мало что может быть столь же опасным, как наличие нескольких Катафрактоев в одной и той же области без распрей.
    • Любить можно даже зло: Один из способов, которым принцессы могут искупить Свергнутого с престола, — это добровольно принять горе Свергнутого на себя. Текст аромата описывает это как этот троп.
    • Evil Me Scares Me: Понятно, что принцессы обычно плохо реагируют на то, что некоторые из них превращаются в гротескных чудовищ, полных отчаяния, особенно зная, что кто-то из них может стать одним из них когда-нибудь.В версии «Призвание» одного взгляда на свергнутого может быть достаточно, чтобы вызвать переломный момент.
    • Expy: О ведьмах Мадоки и, в гораздо меньшей степени, о Королеве Ямико.
    • Падший герой: это бывшие принцессы, достигшие Веры 0 и не сумевшие оправиться от него, в результате чего они стали кошмарными мерзостями.
    • Порог Годзиллы: Когда Существа Тьмы действительно сталкиваются с трудностями привлечения Свергнутого на поле битвы, вы знаете, что они думают, что у них проблемы.
    • Сойти с ума из Revelation: Dethroned очень способны вызвать компромиссы в убеждениях и переломные моменты своими порчами, а именно Бессознательное искажение и Мы похожи. В Версии Призвания даже увидеть его — это Компромисс Веры, но только в первый раз.
    • Ужас ужаса: Создания Тьмы абсолютно напуганы ими из-за их способности искажать Тьму и пробуждать их только в крайнем случае.
    • Мана: В отличие от Принцесс, у которых есть Огоньки и Внутренний Свет Надежды, Свергнутые используют (в зависимости от версии) Тени/Облака и имеют Внутреннюю Тьму/Ночь.Это означает, что вместо того, чтобы получать топливо от надежды, Свергнутые получают силу от отчаяния .
    • Имена, от которых нужно убежать очень быстро: Помимо имени «Свергнутый» и примера «Ведьма в лесу», большинство их проклятий имеют такие названия, как «Крепость сожалений», «Мизери-вуайерист», «Крик страданий», «Тысяча плачущих глаз», «Добро пожаловать». в Мой Личный Ад и т. д.
    • Оркус на Его Троне: Несмотря на то, что они самые могущественные слуги Тьмы, Свергнутые настолько поглощены собственной ненавистью к себе, что, если их не потревожить, они обычно просто бесконечно блуждают в своих Плачах, вновь переживая свое падение в то, что они теперь есть.
    • Искажение Реальности: В какой степени разница между Мечтой и Призванием, но в обеих версиях печаль Свергнутой трансформирует Темный Мир вокруг нее, создавая Крепость Сожалений, которая воплощает в себе последовательность событий, которые привели к тому, что она потеряла свою последнюю точку Веры, каждое событие создает комнату под названием Плач.
    • Искупление равно смерти: если Свергнутый умирает, но Принцесса берет боль Свергнутого на себя (буквально принимая ее в свою душу в процессе) и отрабатывает Тени Свергнутого, тогда Свергнутая искуплена, начинает свою следующую жизнь и позволено продолжать перевоплощаться или, возможно, двигаться дальше, куда идут души.В некоторых версиях это также относится к предварительно свергнутым, которые восстанавливают пункт Веры перед свержением — они вырываются из Теней и умирают во сне, а не возвращаются в бой.
    • Resurrective Immortality: Простое убийство свергнутого не решает проблему навсегда, потому что, как и принцессы, они в конечном итоге перевоплощаются. Чтобы иметь с ними дело постоянно, требуется искупление или заклинание Tempesta под названием Martyr.
    • Кто-то должен умереть: Если они не искуплены, то единственный способ избавиться от них — это призвать Принцессу Бурь Заклинание мученика и навсегда уничтожить обе их души.
    • Измученный монстр: Они застряли в состоянии, когда их постоянно мучает собственная боль, они не могут чувствовать надежду или двигаться дальше.
    • Ходячие пустоши: в темном мире; они искажают и искажают Тьму, куда бы они ни пошли, изменяя целые ландшафты и уничтожая разум любого разумного Существа Тьмы, которому не повезло пройти мимо.
    • Когда-то был мужчиной: Или, точнее, когда-то был принцессой. См. «Падший герой» выше.
    • Вуби, Разрушитель миров: возможно, один из самых экстремальных примеров этого образа.Мало того, что Dethroned рождаются от Принцесс, пересекающих Горизонт Событий Отчаяния из-за травмы от всех компромиссов, на которые им пришлось пойти, но они также остаются в состоянии постоянных страданий, неспособных чувствовать надежду или любые другие положительные эмоции.
    • Мир символизма: все в Крепости Сожалений воплощает различные аспекты прошлого и личности ее правителя.

        Стражи 

    Когда Тьма превратила Страну Грез в тюрьму, ее слуги поняли, что она, вероятно, не будет длиться вечно сама по себе.Они поставили могущественных охранников из Странников Грез, чтобы следить за заключенными, постоянно корректируя иллюзии и сны, чтобы души не знали о том, что происходит. Когда происходит Освобождение, Сияющие Королевы увидели их такими, какие они есть на самом деле, и призвали против них свои армии, массово истребляя их. В настоящее время они больше не владеют Страной грез, но некоторые из них все еще существуют, прячась в диких регионах и все еще пытаясь поймать любого человека, несущего Свет, до которого они могут добраться.
    • Картонная тюрьма: Хотя они могут использовать свои силы, чтобы превратить Страну грез в тюрьму для Сияющих, в книге прямо говорится, что как только принцесса активно попытается сбежать, у них не возникнет трудностей в этом. Стены могут казаться сделанными из камня или стали, но они рассыплются, как песок. Охранники могут выглядеть сильными и устрашающими, но в настоящей битве они будут почти беспомощны. По этой причине они должны либо сделать свою клетку настолько заманчивой, чтобы Блистательный не захотел, чтобы ушла, либо настолько запугивающей, чтобы она даже не пыталась сбежать.
    • Les Collaborateurs: Несмотря на то, что они разделяют слабость Тьмы к нефриту, Стражи четко определены как Странники Грез, а не Темные (хотя в книге неясно, были ли они созданы Тьмой или присоединились к ней). Они по-прежнему служат делу Тьмы.
    • Калечащая чрезмерная специализация: Они были созданы, чтобы заманивать души служителей Света в Страну Грез, в чем они очень хороши; однако это буквально единственная вещь, которую они могут сделать; их запрет заставляет их сосредотачиваться на душах, затронутых Светом, всякий раз, когда они получают возможность, их способности настолько сосредоточены на управлении Миром Грез, что они будут даже более бессильны, чем обычные жители Грез, если они каким-то образом окажутся в физическом мире, и они едва ли имеют какие-либо средства для борьбы.В тот момент, когда Сияющие Королевы увидели сквозь свои иллюзии, их тут же разгромили.
    • Владелец домена
    • : Они использовали , чтобы быть этим в Стране грез, когда они правили ею из-за сцены. В настоящее время они все еще могут в некоторой степени влиять на это, но это правильно работает только с принцессами, которые начали поддаваться остаткам Ловушки; в противном случае они просто Мастера Иллюзии.
    • Поддельные воспоминания: Одна из их способностей, Паутина иллюзий, позволяет им изменять воспоминания посетителей, чтобы убедить их, что они всегда были частью Страны грез.
    • Как пали могучие: Эти парни обычно управляли Страной грез из-за сцены, контролируя Сияющих Королев и Принцесс с помощью иллюзий. Затем королевы узнали, что происходит, и тут же надрали им задницы. Теперь они не более чем наблюдатели, прячущиеся в самой темной части королевства, которое они когда-то контролировали, время от времени пытаясь поймать нескольких изолированных принцесс, которые действительно бродят по этому району. Они по-прежнему очень опасны, но по сравнению с тем, что было раньше, это довольно жалко.
    • Тюремщик: сверхъестественный вариант. Эти конкретные Стражи — живые Машины-Пожиратели Лотосов, цель которых — не дать Сияющим Королевам вернуться в реальный мир. Хотя они не особенно садистские или жестокие по отношению к своему пленнику, попытки удержать существ, являющихся воплощениями Света и надежды, в качестве своих пленников определенно квалифицируются как зло.
    • Машина Пожирателя Лотосов: Когда Земля Грез была под их контролем, их задачей было следить за тем, чтобы она оставалась такой. Теперь, когда они были свергнуты, они все еще могут создать уменьшенную версию любого слуги Света, которого они найдут, манипулируя их воспоминаниями и вызывая иллюзии, чтобы убедить их остаться, но каждый из них может поймать только одного человека за раз.
    • Человек, стоящий за человеком: В Охотник: Бдение – Тьма и Свет Магистрам Экономики, тем, с кем Магистры заключили сделку, чтобы получить силы от похищения Принцесс.
    • Мастер маскировки: См. «Добровольное изменение формы» ниже.
    • Мастер Иллюзий: Они искусные иллюзионисты, поэтому могут заманить вас в ловушку во сне.
    • Мягкий волшебник: их способность создавать иллюзии и играть с вашими мыслями представляет собой реальную опасность, поскольку они могут легко заставить вас оставаться с ним в ловушке в Стране грез на долгое время, потенциально до тех пор, пока ваше настоящее тело не умрет, и вы никогда не сможете побег.Тем не менее, они не представляют особой угрозы в физическом бою, поэтому, если вам каким-то образом удастся разглядеть их трюк, им конец.
    • Добровольное изменение формы: их способность «Многоликая маска» позволяет им превращаться в любую форму, какую они пожелают. Однако это дает им только очень слабые физические преимущества, поскольку основная цель этой силы — замаскироваться.

        Темные аватары

    Эти трое, также известные как Темные Королевы, являются воплощениями Тьмы, которые, как говорят, ответственны за создание Ловушки в Стране грез.Среди них Красная королева насилия, Белая королева ненависти к себе и Черная королева отчаяния.
    • Шахматные мотивы: преуменьшенный пример, учитывая, как мало о них известно; однако черный, красный и белый — традиционные цвета шахматных фигур. Это контрастирует с мотивами игральных карт Radiant Queens.
    • Развратитель: Говорят, что они манипулировали борьбой, которая ослабила Королевство, сделав его уязвимым для уничтожения от рук Тьмы, и несут ответственность за превращение Страны Грез в Машину Пожирателей Лотосов.
    • Expy: Предположительно, они были основаны на различных Больших Плохих в других произведениях Magical Girls. Черная Королева Отчаяния — одна из Королев Ямико, Красная Королева Насилия — одна из Вальпургиевой ночи, а Белая Королева Ненависти к себе — Королева Червей.
      • Слово Божье говорит, что это была идея, когда Темные Королевы были впервые задуманы, но он решил не делать ее каноном.
    • Падший герой: хотя их статус неизвестен, упоминается, что они были близки к природе Света, что может означать, что они такие.Одна теория, предлагаемая дополнением, предполагает, что несколько королей и королев старого королевства, возможно, пытались использовать или контролировать Тьму, но были ею испорчены.
    • Множественный выбор прошлого: Их истинное происхождение потеряно для истории. Возможно, это были три королевы Королевства, совращенные Темной стороной. Или они могли быть Врагами без трех Королев Сумерек, созданными, когда их магия была искажена, чтобы стать такой, какая она есть сейчас. Возможно, они существовали всегда и только росли вместе с Тьмой.
    • Нет ничего страшнее: в основной книге о них есть только одна ссылка (в самом начале), а в дополнении лишь даются идеи о том, какими они могут быть. В противном случае никакой конкретной информации о них не существует, и даже если они все еще активны сегодня.
    • Злодейское наследие: Как часть сил Тьмы, нет указаний на то, участвовали ли они в Падении Королевства. Тем не менее, они сыграли важную роль в обеспечении того, чтобы он никогда больше не восстал, создав Ловушку в Стране грез, которая превратила его в Машину-пожирателя лотоса.В основном они служат для объяснения предыстории и не известны на момент Релиза.

    Известные цитаты и высказывания о поглощении тьмы

    Поглощение тьмы Известные цитаты и поговорки

    Список 15 лучших известных цитат и высказываний о поглощении тьмы , чтобы прочитать и поделиться с друзьями на ваших Facebook, Twitter, блогах.

    15 лучших цитат о поглощении тьмы

    №1. В Европе нет фильмов ужасов. Очень сложно снять слэшер или кровавый фильм. Для этого нет аудитории. — Автор: Александр Ажа
    №2. Какой свободой может наслаждаться человек? Человеком управляют определенные ограничения. Он должен придерживаться истины. — Автор: Сатья Саи Баба
    №3. Обучение — это ежедневный опыт и миссия всей жизни.Я искренне верю в поговорку «Мы работаем, чтобы стать, а не приобретать». — Автор: Билл Рассел
    №4. Я не думаю, что вы сможете понять, что такое Израиль, пока не попадете сюда. Люди не понимают, какое это прекрасное место. — Автор: Пол Анка
    №5. Пессимизм — это роскошь, которую еврей никогда не может себе позволить.- Автор: Голда Меир
    №6. Дракул много, а Влад один. — Автор: Илона Эндрюс
    №7. В конце концов, достаточно одного небольшого действия одного человека. Один за раз. — Автор: Сьюзен Купер
    #8. Когда наши дети узнают о кумирах подростковой поп-музыки больше, чем об Иисусе Христе, не пора ли нам переоценить место и приоритет нашей веры в нашей жизни? — Автор: Мэтью Келли
    №9. Всякий, кто говорит вам, что люди Яо никогда не заботятся о своих дочерях, лжет. Мы можем быть бесполезны. Нас могут вырастить для другой семьи. Но часто нас любят и лелеют, несмотря на все усилия наших родных семей не испытывать к нам чувств. — Автор: Лиза См.
    №10. Она воображала, что любить его будет так же, как влюбиться во тьму, пугающую и всепоглощающую, но совершенно прекрасную, когда выйдут звезды.- Автор: Стефани Гарбер
    №11. Мы хотим гарантировать всем 4-летним детям в городе Стэмфорд дошкольное образование независимо от их финансового положения. — Автор: Дэннел Маллой
    №12. Думаю, любой, кто вдруг наткнется на машину «Наутилус», согласится со мной, что ее прототип явно был изобретен в какой-то исторический период, когда пытки считались разумной альтернативой дипломатии.- Автор: Анна Куиндлен
    №13.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.