Разное

Подготовка к войне вов: Подготовка к войне — Задание

Заседание организационного комитета по подготовке празднования 76-летия Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945

02 марта 2021

Управлением организационной работы Администрации Губернатора и Правительства Ленинградской области осуществлены подготовка и проведение 2 марта 2021 года заседания организационного комитета по подготовке празднования 76-летия Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов под председательством Губернатора Ленинградской области Александра Дрозденко.

 

Рассмотрены вопросы:

— Об улучшении жилищных условий ветеранов Великой Отечественной войны в Ленинградской области и о санитарной уборке памятных мест

Докладчик:

председатель комитета по жилищно-коммунальному хозяйству Александр Тимков.

 

— О мероприятиях в сфере социальной защиты населения, запланированных в связи с празднованием 76-ой годовщины Победы в Великой Отечественной войне

Докладчик:

председатель комитета по социальной защите населения Анастасия Толмачева.

 

— О реализации в 2021 году ключевых патриотических проектов комитета по молодежной политике Ленинградской области и молодежных объединений региона

Докладчик:

председатель комитета по молодежной политике Марина Григорьева.

 

— О торжественных мероприятиях в честь празднования 76-й годовщины Победы в Великой Отечественной Войне 1941-1945 годов

Докладчик:

председатель комитета по культуре и туризму Евгений Чайковский.

 

— Об утверждении плана проведения мероприятий на 2021 год в честь празднования 76-летия Победы в Великой Отечественной Войне 1941-1945 годов

Докладчик:

заместитель Председателя Правительства Ленинградской области – председатель комитета по сохранению культурного наследия Владимир Цой.

СТЕПЕНЬ ГОТОВНОСТИ К ВОЙНЕ СССР В 1941 ГОДУ

Это дискуссионный вопрос, по которому в исторической науке, околонаучной публицистике и массовом сознании существуют различные точки зрения. Тема недостаточной готовности СССР к войне, приведшей к катастрофе лета 1941 года и в дальнейшем к огромным потерям в Великой Отечественной войне, использовалась для критики как личных качеств и политики И.В. Сталина, так и всего режима в целом. Такого рода критика была характерна для диссидентского движения, а также для публицистического дискурса эпохи Перестройки. Тема готовности СССР к войне тесно переплетается с вопросом о внезапности нападения Германии на СССР.

Вопрос о готовности к войне СССР в 1941 г. в исторической литературе

Вопрос о достаточности готовности СССР к войне был затронут уже в 1941 году И.В. Сталиным, который в докладе на торжественном заседании Московского совета 6 ноября заявил, что «причина временных неудач нашей армии состоит в недостатке у нас танков и отчасти авиации». В дальнейшем тема о недостаточной оснащенности Красной Армии бронетанковой и авиационной техникой накануне войны стала одной из основных в исторических работах советского периода. Повышенное внимание к этому аспекту проблемы со стороны советской исторической науки отчасти может объясняться желанием советской военной и военно-промышленной элиты использовать тему недостаточной оснащенности Красной Армии накануне войны как аргумент в спорах о распределении ресурсов экономики между гражданскими и военными задачами.

После доклада Н.С. Хрущева на ХХ съезде в дополнение к ней появились две другие темы: падение качества командного состава Красной Армии в результате незаконных репрессий и несоответствие советской военной доктрины требованиям современной войны, которое также увязывалось с репрессиями против командного состава. Проблема приобрела новое политическое значение после состоявшейся 16 февраля 1966 года в Институте марксизма-ленинизма при ЦК КПСС открытой дискуссии о книге А.М. Некрича «1941. 22 июня», в которой принял участие ряд представителей диссидентского движения. Дискуссия показала, что критика И.В. Сталина в частном вопросе о готовности СССР к войне легко переходит в критику всей советской системы государственного управления, а затем и общества в целом. В дальнейшем аналогичный переход был широко использован в период Перестройки, когда вопрос о готовности СССР к войне стал на некоторое время острой политической темой, широко используемой не только в околоисторической публицистике, но и в выступлениях политических деятелей.

После распада СССР политическая актуальность этой тематики снижается. Одновременно начинается «архивная революция»: упрощается доступ исследователей в архивы, публикуются и вовлекаются в научный оборот новые документы. Все это создало предпосылки для более глубокого, учитывающего больше аспектов, чем раньше, взгляда на степень готовности СССР к войне. Выявились новые проблемы, стало возможно взглянуть на уже давно обсуждаемые под новым углом. В настоящий момент пока рано утверждать, что историческая наука пришла к полному и всестороннему пониманию проблемы, но есть несомненная позитивная динамика.

Понятие «Готовность к войне»

Готовность к войне является многоаспектным понятием и включает в себя: готовность вооруженных сил, экономики, системы государственного управления и общества. В рамках этих больших областей можно в свою очередь выделить составные части более низкого уровня, в рамках которых существуют отдельные проблемы. Спустившись на этот уровень, мы неизбежно получим противоречивую картину, так как в рамках такой сложной и многоаспектной деятельности, как подготовка к войне, неизбежно будут приниматься спорные или даже ошибочные решения, причем не только главой государства, но и большим числом других представителей политической, экономической и военной элиты.

Подготовка СССР к войне в предвоенный период

Оценивая ситуацию в целом, следует признать ряд бесспорных фактов. В предвоенный период руководство СССР уделяло огромное внимание подготовке страны к войне. На эту подготовку были затрачены огромные ресурсы, точный объем которых сейчас затруднительно определить. В рамках этой подготовки были созданы многочисленные вооруженные силы, оснащенные большим количеством оружия и военной техники (23 тыс. танков, 117,5 тыс. орудий и минометов всех систем, 18,7 тыс. боевых самолетов). В СССР сформировалась мощная оборонная промышленность, способная производить современную военную технику. В то же время реальное применение вооруженных сил показало их многочисленные недостатки и слабые места, часть которых связана с ошибочными решениями, принятыми в рамках подготовки к войне. Но необходимо учитывать, что противником, с которым пришлось воевать Красной Армии, была страна с сильной экономикой, крепкими военными традициями и мощной инженерной культурой. Поэтому в сравнении с созданной этой страной военной машиной подготовка СССР к войне неизбежно будет показывать какие-то слабые стороны.

Традиционно больше всего споров вызывает вопрос об оснащенности Красной Армии вооружением и военной техникой. В исторических исследованиях советского периода было принято противопоставлять две цифры: 4300 танков немцев и их союзников против 1861 танка современных типов (КВ и Т-34) на вооружении СССР. Про остальную бронетехнику утверждалось: «в советских войсках имелись еще танки устаревших систем, но сколько-нибудь существенной роли в предстоящих сражениях они играть не могли». Утверждалось, что танки старых типов находились в плохом техническом состоянии, большая часть из них требовала ремонта и не могла быть использована в боевых действиях. Отмечался низкий моторесурс этих танков, от 80 до 120 часов (эти показатели, действительно невысокие с точки зрения эксплуатации в мирное время, лучше, чем у танков, которые использовались в контрнаступлении под Сталинградом, и примерно соответствуют моторесурсу танков советского производства второй половины 1943 года). Общее число танков накануне войны первым попытался определить полковник В.В. Шлыков в статье «И танки наши быстры»(Международная жизнь, 1988, № 9) оценив её в 20,7 тысяч единиц (в своей оценке он ошибся в меньшую сторону). В рамках полемики вокруг этой статьи были названы окончательные цифры наличия бронетехники Красной Армии. Произошла переоценка технического состояния парка бронетанковой техники. В статье «Боеготовы были» П.Н. Золотова и С.И. Исаева (Военно-исторический журнал, 1993, № 11) было указано, что из 23 тысяч танков накануне войны 18691 относилось к 1-й и 2-й категориям готовности, 4415 требовали среднего или капитального ремонта. Проблема технической готовности существовала, т. к. имеющиеся танки было невозможно отремонтировать из-за прекращения производства запчастей к ним, но не носила такой катастрофический характер, как ранее представлялось.

В то же время развернулась продолжающаяся до сих пор в популярно-исторической литературе дискуссия о боевых качествах танков «устаревших типов». Подогрета она была провокационными сочинениями В.Б. Резуна. Ряд авторов отмечал, что по своим тактико-техническим характеристикам советские БТ и Т-26 не уступали легким танкам немецкого и чехословацкого производства (Pz-I, Pz-2, LT-35) и отчасти даже более тяжелым LT-38 и Pz-III(кроме последних модификаций с усиленным бронированием). В то же время нельзя забывать, что в 1930-е и 1940-е годы моральное устаревание военной техники происходило очень быстро. Фактически на 22 июня 1941 года вся бронетанковая и авиационная техника, произведенная до 1940 года, была морально устаревшей. Германская армия отказалась от использования значительной части бронетехники, произведенной до этого периода. В СССР культурная специфика военной среды (существование армии в условии бедности материальных средств) препятствовала таким радикальным решениям. Напротив, применение пытались найти даже абсолютно устаревшей военной технике, например, танкетке Т-27 и даже танку МС-1 (в укрепрайонах). Тем более было невозможно отказаться от применения имевших превосходные для 1930-х годов тактико-технические характеристики танков БТ-7 и пушечного варианта Т-26. В то же время противопульное бронирование этих танков не могло обеспечить их защиту в условиях массового применения легких противотанковых орудий. Такие танки могли успешно применяться только в условиях тесного взаимодействия с другими родами войск, в том числе массированной артиллерийской поддержке. В реальных боях 1941 года таких условий обеспечить не удалось.

Спорным вопросом стала и боевая ценность Т-34 и КВ. Документы свидетельствуют, что прежние представления об их полной неуязвимости были преувеличенными. Немецкие противотанковые пушки, в том числе даже 37-мм, могли при их подбивать при благоприятных условиях (стрельба в борт с близкой дистанции подкалиберным снарядом под удобным углом). Плохая обзорность из советского танка и совмещение командиром обязанностей наводчика (из-за чего он не мог наблюдать за обстановкой на поле боя) создавали возможности для возникновения таких ситуаций.

Хорошие показатели пушек новейших советских танков сложно было реализовать в танковых боях из-за нехватки бронебойных снарядов, производству которых промышленность не уделяла достаточного внимания. В мае 1941 года их имелось всего 132 тысячи, что позволяло распределять их только в расчете 10-20 штук на танк. Если в Приграничном сражении это не могло оказать существенного влияния (большинство современных танков было в нем потеряно, не выстрелив даже выделенной им «голодной нормы» снарядов), то в последующих операциях нехватка бронебойных снарядов существенно сказалась на боеспособности бронетанковых войск и противотанковой артиллерии.

Военно-воздушные силы

Похожая ситуация сложилась в ВВС. Имелся огромный парк самолетов выпуска 1930-х годов и значительно меньшее число более современных самолетов. В числе последних имелось 1385 истребителей (МиГ-1, МиГ-3, ЛаГГ-3 и Як-1) и до 2 тысяч ударных самолетов (число может меняться в зависимости от того, какие типы советских ударных самолетов считать современными). Не для всех имеющихся самолетов, однако, имелись подготовленные летчики, только 800 летчиков было готово использовать современные истребители. Это, впрочем, достаточно большое число, для сравнения, немцы для нападения на СССР выделили 1026 истребителей Bf-109, из которых только 579 были новейшей модификации. Боевой подготовке пилотов мешала нехватка авиационного бензина, который  не могла обеспечить в достаточном числе советская промышленность.

Самый многочисленный из новых самолетов, МиГ-3, был сконструирован в расчете на бой на средних и больших высотах. Но на советско-германском фронте большая часть воздушных боев проходила на высотах ниже 4 километров, где МиГ-3 не мог реализовать свой потенциал. Нельзя не согласиться с рядом современных историков авиации, считающих, что превосходные характеристики МиГ-3 позволяли хорошо выполнять некоторые виды задач, например, вести т. н. «свободную охоту». Но МиГ-3 не мог нести на себе основную тяжесть войны в воздухе. В начале 1942 года его производство было прекращено. Помимо новых истребителей вести борьбу с немецкими самолетами (кроме Bf-109 новейших модификации) могли также И-16 последних выпусков, особенно тип 27 и тип 28, вооруженные 20-мм пушками. Истребители И-15бис, И-153, И-16 первых выпусков уже не могли выполнять свои задачи и были скорее обузой для ВВС, отвлекая средства на их материально-техническое снабжение. Эффективному применению авиации препятствовало недостаточное количество и низкое качество самолетных радиостанций (из-за чего летчики порой не пользовались радиосвязью даже тогда, когда радиостанция имелась на самолете). Советские ударные самолеты несли более слабую бомбовую нагрузку по сравнению с немецкими, что снижало их боевую ценность.

Артиллерия

Артиллерийское вооружение Красной Армии было многочисленным и разнообразным. Основой полевой артиллерии были 122-мм и 152-мм гаубицы, частично новой конструкции, частично — модернизированные системы времен Первой мировой войны. Имелась сильная тяжелая артиллерия на корпусном уровне, опирающаяся на превосходные 152-мм орудия МЛ-20, хорошо зарекомендовавшие себя во время войны. После того, как была уменьшена штатная численность 76-мм пушек в составе стрелковых дивизий, у ГАУ образовались значительные запасы этих орудий, что позволило летом 1941 года снабдить артиллерией вновь формируемые дивизии. Противотанковая артиллерия насчитывала 15,6 тысяч 45-мм орудий, способных при правильном применении успешно бороться с немецкими танками. В связи с  ошибочными данными разведки о начале производства тяжелых танков в Германии была принята на вооружение 57-мм противотанковая пушка конструкции В.Г. Грабина. Но в силу её технической сложности освоить её производство к началу войны промышленность не смогла, а после начала войны выяснилось, что у немцев нет танков с такой толщиной брони, для пробития которой требуется такое орудие. До 1940 года слабым местом советской системы артиллерийского вооружения было малое число минометов, но после Финской войны советская промышленность быстро наладила их массовое производство, в результате чего армия к началу войны имела 53 тысячи минометов. В их числе были уникальные для 1941 года 120-мм минометы, конструкция которых была после начала войны скопирована германской промышленностью. Минометы были интегрированы в штатную структуру пехоты на уровне рот, батальонов и полков. Не ясным остается, однако, насколько командиры готовы были использовать минометы, так как многие из них проходили обучение тогда, когда тактика Красной Армии не предполагала их массового применения.

Самым серьезным пробелом в артиллерийском вооружении была малочисленность малокалиберной зенитной артиллерии. Из-за этого сухопутные войска и аэродромы были беззащитны от ударов с воздуха, немецкие летчики бомбили, как на полигоне (зенитный огонь, даже если не повреждает самолет, приводит к значительному снижению точности бомбометания). Причиной проблемы была неправильная военно-техническая политика начала и середины 1930-х годов. В результате 37-мм зенитная пушка была принята на вооружение только в 1939 году, к началу войны в войска поступило только 1214 штук.

Стрелковое оружие

В области стрелкового вооружения СССР пошел на радикальное нововведение: принятие на вооружение самозарядной винтовки системы Ф.В. Токарева как основного оружия пехоты. Это оружие обладало серьезными преимуществами по сравнению с традиционно используемыми в этом качестве магазинными винтовками. К сожалению, СВТ были слишком требовательны к уходу за собой, а после массовой мобилизации средний солдат Красной Армии не мог обеспечить это обслуживание. Поэтому место СВТ вновь заняла проверенная временем винтовка Мосина. Пулеметное вооружение Красной Армии качественно уступало немецкому благодаря наличию у вермахта выдающегося по своим характеристикам пулемета МГ-34. Отдельно стоит отметить, что огневая мощь немецкой пехоты, нашедшая свое отражение в «мифе о  немецких автоматчиках», объясняется именно массированным применением МГ-34, а не использованием немцами пистолетов-пулеметов. Последние широко применялись в ходе войны именно советской пехотой.

Военно-морской флот

Военно-морской флот получил накануне войны ряд новых современных боевых кораблей класса эсминец и крейсер, а также подводных лодок. Но специфика войны на закрытых морских театрах требовала наличия кроме них ещё и других, менее крупных кораблей. Опыт войны показал, что на Балтийском море требовались в первую очередь сторожевые корабли и тральщики. На Черном море в силу его большей глубины тральщиков требовалось меньше, но нужны были десантные корабли. Кораблей этих классов накануне войны имелось недостаточно, а их замена мобилизованными гражданскими судами не была полноценной.

Проблемы в подготовке к войне

Организационная структура советских вооруженных сил в целом соответствовала требованиям Второй мировой войны. Их основой были стрелковые дивизии, в составе которых имелись пехота, полевая и противотанковая артиллерия, минометы, разведывательные и тыловые подразделения. В общих чертах структура советской стрелковой дивизии накануне войны была похожа на немецкую пехотную. Вместе с тем более детальный анализ показывает, что численность немецкой дивизии была выше, в основном за счет подразделений, обеспечивающих боевые действия. Меньшей частью армии были мобильные силы, ядром которых были танковые войска. Очень велико было число танковых (61) и моторизованных (31) дивизий. Как справедливо заметил А.В. Исаев, по своим штатам советская танковая дивизия имела значительно больше танков, чем немецкая, при меньшем количестве пехоты и артиллерии, и это снижало её боеспособность, так как соотношение родов войск в ней было не оптимальным.

Наибольшие упреки обычно вызывает организационная структура ВВС, разделившая их на три уровня: армейского подчинения, фронтового и РГК. Считается, что это деление препятствовало маневрированию авиации между разными участками фронта (что не вполне верно, так как такого рода маневрирование мало практиковалось и после перестройки системы управления ВВС на других принципах).

Ключевой организационной проблемой была несвоевременная реформа бронетанковых войск, предпринятая в мае 1941 года. Хотя в её основе лежали здравые идеи большей концентрации бронетанковых войск и унификации их организационно-штатной структуры, на практике она привела к появлению большого числа новых танковых и моторизованных дивизий, формирование которых началось буквально за считанные недели до начала войны. Некоторые из них вынуждены были вступить в бой в самые первые дни войны, с закономерно плачевными результатами. Расформированные в ходе реформы танковые бригады, несмотря на свою несовершенную организационную структуру, были бы более боеспособными единицами. Кроме того, для укомплектования новых формирований требовалось в полтора раза больше танков, чем имелось в наличии (или в два раза, если не учитывать небоеспособные машины). В результате между этими дивизиями распылялись и без того немногочисленные вспомогательные технические средства и кадры. Аналогичная ошибка в меньших масштабах была допущена в авиации, где поступление на вооружение новой техники привело к формированию новых авиационных частей, чтобы использовать высвободившуюся устаревшую материальную часть. Это усугубило другую проблему советских ВВС: малочисленность и низкую техническую оснащенность наземного персонала (именно это и было главным препятствием для маневрирования авиацией путем перебазирования аэродромов). Видимо, из-за неё же не были реализованы многочисленные приказы о маскировке аэродромов и постройке укрытий для самолетов, отданные накануне войны: эту работу просто было некому делать.

В настоящий момент сложно оценить, насколько высокой была боевая подготовка войск Красной Армии. Можно лишь сказать, что боевая подготовка шла регулярно, проводились маленькие и большие учения, на которых отрабатывались как наступательные, так и оборонительные действия (в боевой подготовке войск не прослеживается избыточного наступательного крена, о котором писали многие авторы). Командный состав слишком часто менялся в связи увеличением численности армии и её постоянными реорганизациями, его численность была недостаточной. Репрессии 1937-38 годов внесли в эту проблему не такой уж большой вклад, что доказывает в своих работах М.И. Мельтюхов. На смену репрессированной военной элите Красной Армии пришли более молодые и лучше образованные кадры (в том числе окончившие военные академии), хотя их опыт управления войсками был меньше, им не довелось командовать армиями и фронтами в период Гражданской войны. Некоторые мемуаристы и исследователи (например, генерал А.В. Горбатов, маршал А.М. Василевский, историк О.Ф. Сувениров) считали, что репрессии подорвали боеспособность армии, лишив её опытных военачальников. Но сейчас нет возможности доказать, что представители репрессированной военной элиты лучше командовали войсками, чем новое поколение командных кадров (впрочем, невозможно доказать и обратное). А.А. Смирнов в своих работах, анализируя документы о боевой подготовке войск Красной Армии, пришел к выводу, что она в результате репрессий не снизилась, а выявляемые проблемы с боевой подготовкой и боеготовностью были такими же, как и до репрессий.

В отличие от репрессий командного состава, проблема подготовки мобилизационного резерва для Красной Армии традиционно привлекала значительно меньше внимания историков. Некоторые из них обращали внимание на позднее введение всеобщей воинской повинности в СССР (в 1939 году). Но на практике эта мера не имела большого значения, так как до того воинская повинность не распространялась только на политически неблагонадежные группы — потомков эксплуататорских классов. Даже казаки, несмотря на крайне настороженное к ним отношение власти, призывались на военную службу. Военная подготовка и до 1939 года охватывала большую часть молодежи, но большим её недостатком были территориальные части, через которые проходила значительная часть военнообязанных. Уровень подготовки этих частей был исключительно низким, а прошедшие через них военнообязанные не могли быть использованы в армии без переподготовки. 

Не соответствует действительности утверждение, что репрессии командного состава привели к отказу от передовых военно-теоретических взглядов, проводниками которых были расстрелянные военачальники. За появлением этой концепции стоят не реальные факты, а справедливое отвращение к политике государственного террора. Тем не менее, военные доктрины не собственность отдельных лиц, а результат системной работы большого числа людей, которые не являются незаменимыми ни по отдельности, ни как группа (люди, взгляды которых легли в основу советской военной теории, В.К. Триандафиллов и К.Б. Калиновский, погибли в 1931 году). Доступные сейчас материалы, в частности, стенограммы совещания командного состава декабря 1940 года, полевой устав 1939 года и др. показывают, что доктринальные взгляды советской военной элиты накануне войны представляли собой результат развития взглядов предшествующего периода. В целом концепция «глубокой операции», которой придерживались советские военачальники, была современной и показала эффективность в ходе войны после того, как инициатива перешла в руки советского командования. Пожалуй, единственным недостатком в области военной теории была неправильная оценка идей Г.С. Иссерсона о характере операций в начальном периоде войны, высказанных им в работе «Новые формы борьбы». В результате военная элита оказалась не готова к событиям июня-июля 1941 года. Впрочем, и сам Иссерсон в своей работе только указал на проблему, но не предложил путей её решения.

Военная промышленность

Военная промышленность в предвоенное десятилетие достигла исключительных успехов. Если на начало 1930-х годов танкостроение и авиастроение в СССР были слабыми, только зарождающимися отраслями, то к началу войны они выросли и превратились в передовые современные отрасли, способные давать продукцию мирового класса. С 1932 по 1940 год танковая промышленность СССР дала 26,7 тыс. танков, авиапромышленность за тот же период произвела свыше 50 тысяч самолетов (из них примерно 70% были боевые самолеты). По производству танков и самолетов СССР в  1930-е годы находился на первом месте в мире. Значительных успехов достигла и артиллерийская промышленность, освоившая массовое производство новых артиллерийских систем. В целом советская военная промышленность располагала к началу войны рядом крупных центров производства, располагавших опытными кадрами и значительным парком оборудования. Однако большая часть этих центров располагалась в исторически сложившихся крупных промышленных районах в западной части страны (Харьков/Донецк/Луганск, Ленинград, Москва). В ходе войны этим предприятиям пришлось пережить эвакуацию. План по строительству заводов-дублеров на Урале и в Сибири не удалось реализовать. Помогло то, что в этих регионах имелось большое количество недостроенных или недавно вступивших в строй предприятий, имевших свободные производственные площади. На них и разместилось эвакуированное оборудование. Плана массовой эвакуации промышленности накануне войны не имелось, имелись только разработки плана частичной эвакуации промышленности из Ленинграда, которые и были реализованы сразу после начала войны.

Промышленность боеприпасов

Промышленность боеприпасов была развита сравнительно слабее. В результате к началу войны Красная Армия имела примерно в 1,5 раза меньший по весу запас боеприпасов, чем противник. Военные оценивали эти запасы как недостаточные, но по опыту Великой Отечественной войны их хватило бы на несколько месяцев наступательных операций. Значительная часть боеприпасов была потеряна в начальный период войны при захвате складов противником. Слабыми местами советской промышленности боеприпасов было производство взрывчатых веществ, особенно пороха. Новые пороховые заводы в 1930-е годы строились медленно. Завод № 98, строительство которого началось в 1929 году, начал производство только в 1941. Слабо развито было производство нитроглицериновых порохов, потребности в которых увеличились в связи с принятием на вооружение минометов и реактивной артиллерии.

Положение в других отраслях промышленности

Развитие в СССР в 1930-е годы таких отраслей, как станкостроение, энергетическое машиностроение, производство металлургического оборудования, тракторов, автомобилей создавало предпосылки для значительного увеличения военного производства, так как в этих отраслях был накоплен огромный парк разнообразного оборудования. Благодаря этому оборудованию удалось восполнить потери производственного потенциала военной промышленности в 1941-42 годах. В 1930-е годы разрабатывались мобилизационные планы, которые должны были обеспечить максимально быстрое переключение промышленности на военные нужды. Последний такой план был разработан и утвержден непосредственно накануне войны. Недостатком этих планов было то, что их создатели из Госплана и Генштаба пользовались ими как инструментом влияния на промышленное развитие страны, ориентируясь не на реально существующие мощности, а на свое представление о потребностях вооруженных сил. Одновременно с принятием мобплана на 1941 год был принят ряд постановлений правительства, которые предписывали меры, необходимые для обеспечения готовности промышленности его выполнить. Некоторые из запланированных в этих постановлениях промышленных объектов должны были вступить в строй только в 1943 году. Фактически это означало, что моблан в реальной ситуации 1941 года мог служить только общим ориентиром, но не руководством к действию.

Слабым местом советской экономики накануне войны были добыча ресурсов и их первый передел (кроме черной металлургии, которая в целом соответствовала потребностям экономики), а также производство электроэнергии. В ходе войны из-за потери Донбасса возник дефицит угля. В СССР не хватало алюминия, нефти, бензина, толуола, глицерина.  Поставки ленд-лиза по этим позициям имели для СССР критически важный характер. От этих проблем более всего пострадала промышленность боеприпасов, не имевшая достаточного сырья для производства взрывчатых веществ, авиационная промышленность, вынужденная использовать вместо алюминия другие материалы, и ВВС, испытывавшие постоянную нехватку качественного бензина.

Государственный аппарат

Государственный аппарат СССР был в целом готов к работе в условиях войны. Необходимая структура органов управления экономикой фактически была уже готова в виде сети промышленных наркоматов. Для контроля за их работой использовался партийный аппарат и спецслужбы. Хотя ряд историков считает, что в начале войны имел место управленческий кризис, убедительные доказательства в пользу этого ими не представлены (считать таковыми гипотетическое временное самоустранение И.В. Сталина от управления в начале войны нельзя, даже если оно и имело место, так как система управления и поведение отдельного человека — вещи, находящиеся в разных плоскостях). Создание Государственного Комитета Обороны можно рассматривать как завершение формирования системы органов управления страной в условиях войны, но не как свидетельство управленческого кризиса. ГКО легализовал уже сформировавшуюся ранее неформальную практику, в рамках которой Сталин, осуществляя высшее руководство, управлял страной через группу доверенных лиц (которые и составили затем ГКО), курировавших каждый определенную область деятельности. К представителям этой группы обращались за решением стоящих перед ними проблем остальные хозяйственные и партийные руководители СССР (напрямую к Сталину они обращались в исключительных случаях), через них шли к Сталину проекты решений высших органов партии и правительства.

Общество и подготовка к войне

Государство в СССР проводило планомерную подготовку общества к войне. Для этого  применялись разные методы: пропаганда в СМИ, через кинематограф (см. например фильм «Трактористы», представляющий собой пропаганду танковых войск), использование общественных структур (ОСАВИАХИМ), организация общественных кампаний, поощрение общефизической и военной подготовки гражданского населения (нормы ГТО, знак «Ворошиловский стрелок»). В области государственной пропаганды в предвоенный период происходит отказ от прежних принципов критики исторического прошлого России. Вместо этого образы из русской истории все больше начинают использоваться для милитаристической пропаганды, а идеи пролетарского интернационализма отходят на второй план. Ярким проявлением этой тенденции стал фильм С. Эйзенштейна «Александр Невский». В целом общество приняло этот поворот, хотя он неоднозначно был воспринят этнократической элитой в союзных и автономных республиках. Тем не менее предшествующая многолетняя пропаганда пролетарского интернационализма продолжала оказывать влияние на общественное сознание, и многие летом 1941 года даже ожидали восстания германских рабочих против фашизма. Общество все же не было полностью готово к тому, что война приобретет национальный характер и будет войной за выживание русского народа. Чтобы придать ей такой характер, потребовалось перейти в ходе войны к более жестким методам пропаганды, вплоть до выдвижения лозунга «Убей немца». 

План основных мероприятий по подготовке и проведению празднования 70-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне

№п/п

Наименование мероприятия

Дата проведения

Место проведения

Ответственные

1.

Проект «Маленькие друзья больших людей» (сбор информации по участникам ВОВ, школьные  книги памяти)

февраль-март 2015г.

«П-Пригородная СОШ» д. Орловка

Фетисова В.И.

2.

Вечер памяти «По биографиям женщин-ветеранов ВОВ и тружениц тыла Орловского сельсовета»

февраль-март 2015г.

«П-Пригородная СОШ» д. Орловка

Щербаков А.С.

3.

Просмотр документальных фильмов по

основным битвам Великой отечественной войны

март 2015г.

«П-Пригородная СОШ» д. Орловка

Классные руководители

 

4.

Обновление стендов, посвященных Великой Отечественной Войне 1941-1945гг.

март-апрель 2015г.

«П-Пригородная СОШ» д. Орловка

Пудовкина М.А.

Зубарева Л.П.

5.

Урок мужества, посвященный  Крымской наступательной операции 8 – 30 апреля 1944 г.

 15.04.15г.

«П-Пригородная СОШ» д. Орловка

Мочалова М.С.

6.

Беседа «Берлинская операция войск Красной Армии»

апрель 2015

«П-Пригородная СОШ» д. Орловка

Щербаков А.С.

7.

Урок мужества, посвященный  Крымской наступательной операции 8 – 30 апреля 1944 г.

 15.04.15г.

«П-Пригородная СОШ» д. Орловка

Мочалова М.С.

8.

Областная военно-патриотическая игра «Славянка» (школьный этап)

20.04.15-30.04.15г.

«П-Пригородная СОШ» д. Орловка

Дымских Н.В.

Поддуева-Бузакова А.В.

9.

Акция «День памяти жертв Холокоста»

30.04.15г.

 «П-Пригородная СОШ» д. Орловка

Беляева Н.И.

Степанова О.А.

10.

Урок мужества: «Пришла весна-весна Победы!»

апрель

«П-Пригородная СОШ» д. Орловка

Классные руководители

 

11.

Беседа о великом подвиге советского народа в годы ВОВ

апрель

 

«П-Пригородная СОШ» д. Орловка

Пудовкина М.А.

Зубарева Л.П.

12.

Вручение медалей на дому в д. Орловке

15.04.15г.

25.04.15г.

По месту жительства ветеранов

Администрация Орловского сельсовета

13.

Вручение медалей в с. Экстале, в п. Новая жизнь

18.04.15г.

22.04.15г.

 По месту жительства ветеранов

Администрация Орловского сельсовета

14.

Книжная выставка: «Не забудем их подвиг великий!»

апрель-май

 

«П-Пригородная СОШ» д. Орловка

Майорова М.А.

15.

Участие артистов художественной самодеятельности филиала МАУК «ТРДК» в д. Орловка в выездных концертах, посвящённых 70-летию Победы в ВОВ

апрель-май

 «П-Пригородная СОШ» д. Орловка

Щербаков А.С.

16.

Экскурсия в сельскую библиотеку-посещение выставки: «Книги о ВОВ»

апрель-май

 «П-Пригородная СОШ» д. Орловка

Майорова М.А.

17.

Конкурс рисунков: «Жди меня и я вернусь…»

май

«П-Пригородная СОШ» д. Орловка

Майорова М.А.

18.

Выставка, обзор информации об участниках ВОВ: «Они сражались за Родину»

май

«П-Пригородная СОШ» д. Орловка

Майорова М.А.

19.

Концерт, посвящённый 70-летию Победы в ВОВ

май

 «П-Пригородная СОШ» д. Орловка

Щербаков А.С.

20.

 Участие артистов художественной самодеятельности филиала МАУК «ТРДК» в д. Орловка в районном тематическом мероприятии, посвящённом 70-летию Победы в ВОВ

май

«П-Пригородная СОШ» д. Орловка

Щербаков А.С.

21.

Акция «Георгиевская ленточка»

1-8 мая 2015г.

«П-Пригородная СОШ» д. Орловка

Дымских Н.В.

22.

Выпуск праздничных открыток, плакатов

«Ветераны рядом»

5-9 мая 2015г.

«П-Пригородная СОШ» д. Орловка

Зубарева Л.П.

23.

Акция «Поздравление ветеранов»

8-9 мая 2015г.

 «П-Пригородная СОШ» д. Орловка

Дымских Н.В.

24.

Открытие мемориальной доски Герою Полякову М.П.

9 мая 2015г.

Здание администрации Орловского сельсовета

Администрация Орловского сельсовета

25.

Праздничный концерт, посвященный Дню Победы!

07.05.15г.

«П-Пригородная СОШ» д. Орловка

Лякутина Н.А.

Дымских Н.В.

О подготовке и проведении мероприятий, направленных на патриотическое воспитание детей и молодежи, в рамках празднования 74-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.

У каждой страны, каждого народа есть свой главный праздник, который отмечается ежегодно на протяжении долгого времени. Он объединяет нацию чувством гордости за доблестные подвиги предков, которые останутся в памяти потомков навечно. Такой праздник есть и в России. Это День Победы, который отмечают 9 мая.

В 2019 году в рамках празднования 74-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов в республике  проходят мероприятия, направленные на патриотическое воспитание детей и молодежи.

Традиционно в каждой школе проводятся встречи с ветеранами войны, концертные программы, классные часы и др.

9 мая  т.г. юнармейские отделения всех  школ республики примут участие в торжественных митингах, посвященных Дню Победы. В Чебоксарах будут сформированы ротные коробки общеобразовательных организаций, в том числе ротная коробка Всероссийского детско-юношеского военно-патриотического общественного движение «ЮНАРМИЯ».

Волонтерскими корпусами муниципальных районов и городских округов Всероссийского общественного движения «Волонтеры Победы»  проводятся ежегодные акции «Сирень Победы», «Георгиевская ленточка», «Свеча памяти», «Солдатская каша» и др. Также республика примет участие в международных проектах «Слово Победителя» (сбор, монтаж и публикация видеороликов воспоминаний ветеранов Великой Отечественной войны на официальном канале YouTube «Волонтеров Победы»), «Лица Победы» (сбор информации о боевом пути фронтовиков, их наградах). В данных акциях планируется участие более 30 тыс. человек.

Членами военно-патриотических клубов, юнармейских отделений будет проведена работа по благоустройству воинских захоронений и памятных мест, связанных с историческими событиями Великой Отечественной войны.

Ежегодно поисковые отряды республики в преддверии празднования Дня Победы выезжают в экспедицию по поиску и захоронению останков бойцов Красной армии, погибших в годы Великой Отечественной войны. С апреля по ноябрь 2019 года запланированы поисковые экспедиции в Калужскую, Тверскую, Ленинградскую области, республики Карачаево-Черкесия, Крым и город Севастополь.

Традиционно в апреле-мае  проходит республиканская акция «Часовой у знамени Победы». В ней  участвуют все  школы Чувашии. Завершится акция в День Победы – 9 мая.

В течение 2018-2019 учебного года в общеобразовательных организациях Чувашской Республики проходят мероприятия в рамках проект «Эстафета памяти поколений»: акции «Тимуровские звезды», «Обелиск», конкурс стихов «Ради жизни на земле», конкурс песен «Песни Победы», творческие конкурсы «Сувенир для ветерана», «1418 дней» и др. Реализация проекта завершится в мае 2019 года.

В апреле прошел республиканский строевой смотр кадетских классов «Кадетская поверка». В нем приняли участие более 500 обучающихся со всей Чувашии. На мероприятие были приглашены ветераны Великой Отечественной войны. В рамках мероприятия более 400 учащимся  были вручены свидетельств о завершении кадетского образования. В  финале конкурса бального танца кадет «Бал юных патриотов» участвовали около 100 учащихся.

С апреля по июль  т.г. во всех образовательных организациях республики будут проведены учебные сборы с юношами 10-х классов Планируется участие более 5 тыс. человек.

Во всех муниципальных районах и городских округах Чувашии состоятся школьные и муниципальные этапы республиканских игр «Зарница» и «Орленок». LI финальные республиканские игры пройдут в период с 19 по 22 июня. В них примет  участие свыше 800 человек.

Общественный проект Приволжского федерального округа «Герои Отечества»

Поисковое движение Чувашии в ВКонтакте

Волонтёры Победы. Чувашская Республика ВКонтакте

Подготовка СССР к войне: подвиг достойный титанов

Подготовка СССР к мировой войне была всесторонней: развивали народное хозяйство, повышали возможности Вооруженных сил, создавали новые образцы оружия, проводили массовую воспитательную патриотическую работу. Советское государство быстрыми темпами наращивало своё могущество. В причинах Победы нельзя недооценивать масштабность и огромное значение просто титанической работы, проделанной народами СССР в предвоенные годы. Первая (1929-1932 гг.) и вторая (1933-1937 гг.) пятилетки вывели страну в ряды мощнейших индустриальных держав планеты. Были построены гигантские предприятия черной и цветной металлургии, химической промышленности, машиностроения, энергетики, фактически созданы новые отрасли промышленности.

Взлёт был просто удивительным, в 20-е годы страна была отсталым государством, которое потеряло даже то, что было в 1913 году, преимущественно аграрного характера. То, на что другим странам потребовалось десятилетия и даже столетия, Советский Союз сделал за годы.


Сборочный цех танков КВ-1 Челябинского Кировского завода. Хорошо видно, что все корпуса уже «упрощенного» типа с прямым кормовым листом, а башни как сварные, так и литые. Весна 1942 года.

Так, по словам наркома вооружения Бориса Ванникова в «индустрии была поставлена глубоко продуманная и четкая мобилизационная задача. Она состояла в том, чтобы создать головные заводы, конструкторские бюро и научно-исследовательские институты, призванные конструировать, а затем осваивать в серийном или массовом производстве новые совершенные образцы вооружения; производить вооружение в размерах, необходимых для снабжения армии в мирное время; обеспечить запасы вооружения в количествах, соответствующих мобилизационным потребностям на случай войны и для восполнения потерь на начальных её этапах, и тем самым дать возможность в установленные по мобилизационному плану сроки обеспечить развертывание мощностей военной и гражданской промышленности до полного обеспечения вооружением потребности войны».

В 1930 году на XVI съезде партии было принято решение о создании новой металлургической базы на востоке страны, в недосягаемости от авиации противника, это решение фактически спасло наше государство от катастрофы – в начале войны почти вся металлургия Юга и Центра была или утеряна, или вывезена и ещё не приступила к работе на новых местах. Если бы не создали мощности на востоке страны в предвоенный период, для компенсации потерянных мощностей понадобилось бы несколько лет, война была бы ещё более длинной и кровопролитной.

XVIII съезд партии, прошедший в марте 1939 года, решил, что главным направлением развития экономики по-прежнему является рост тяжелой промышленности, большое внимание должно быть уделено созданию мощной промышленности на востоке СССР. В 1939 году было принято решение о строительстве и реконструкции в 1940-1941 гг. авиазаводов. После неё мощность советских авиационных заводов должна была примерно в полтора раза превзойти мощности германских авиазаводов. Кроме того, создавали новые истребители, бомбардировщики, штурмовики, не уступавшие мировым аналогам.

На прошедшей в феврале 1941 года XVIII партийной конференции председатель Госплана Н. А. Вознесенский верно отметил, что современная война «является войной моторов, … является также в значительной степени войной резервов, … требует огромных сырьевых, топливных, металлических и производительных резервов…».


Производство танков Т-34-76. На переднем плане 76,2-мм пушки Ф-34 образца 1940 года.
Цех Челябинского Кировского завода, 1943 год.

Большая работа была проделана в танковой промышленности, к лету 1941 года её производственные мощности также должны были превзойти германские в полтора раза. Началось серийное производство новых танков КВ и Т-34, Германия ещё не имела подобных машин. Развивали артиллерийскую промышленность, с мая 1940 года к началу войны орудийный парк был увеличен в полтора раза. Созданы мобилизационные запасы всех видов. За годы третьей пятилетки рост военной продукции ежегодно составлял 39%, при росте всей промышленности в 13%. К началу войны фактически создана новая танковая промышленность, качественно перестроена авиационная отрасль. Созданы основы для качественного обновления и роста производства стрелкового вооружения, артиллерии. ВМФ регулярно пополнялся новыми боевыми кораблями и подлодками.

Подготовка Вооруженных сил: в 1939 году завершен переход на кадровую систему комплектования на основе всеобщей воинской повинности. С августа 1939 года по июнь 1941 года армия выросла более чем в два с половиной раза — до 5,4 млн. человек. В 1940 году создали 9 механизированных корпусов, проводилась реорганизация ВВС – к войне создали 75 дивизий и 5 бригад, из них 25 дивизий находились на стадии формирования. Армию быстро перевооружали.

В предвоенный период в государстве фактически уничтожили или разгромили «внутренних врагов», возможную «пятую колонну» врага. Общество было сплочено и едино. В настоящее время можно найти много литературы, которая говорит, что «внутренних врагов» Сталин не выдумал, они были. С самого начала в среде большевиков были «патриоты» и «интернационалисты» (или «троцкисты»), в итоге «государственники» во главе со Сталиным одержали верх, но «троцкисты» никуда не делись, они по-прежнему занимали многие важные посты. Поэтому ради спасения государства перед угрозой неминуемой мировой войны, спасения народа и социализма их надо было уничтожить. Понятно, что в процессе репрессий пострадали и невинные люди – даже в настоящее время, по разным оценкам, примерно каждый десятый сидит в тюрьме безвинно. Для этого провели и «чистку» командирских кадров в армии, были уволены пьяницы, политически неблагонадежные, кого-то арестовали и расстреляли. В итоге влияние «троцкистов» в армии было подорвано, боеспособность же армии не пострадала, наверх «пошли» те командиры, которые потом в войне покажут себя с лучшей стороны.

Советская военная мысль в предвоенные годы в целом верно оценивала изменения, происходящие в области ВС и в мире. В апреле 1940 года Генштабом был разработан оперативный план по отражению возможного нападения Германии. А.М.Василевский, бывший в то время первым заместителем начальника оперативного управления Генштаба, сообщил о том, что главным противником считали Германию, Италия также выступит на стороне Берлина, но её роль будет незначительной. Против СССР также выступят Финляндия, Румыния, Венгрия. Начальник Генштаба Б. М. Шапошников считал, что война ограничится западными границами СССР, поэтому здесь были сосредоточены основные силы, но для того чтобы полностью гарантировать безопасность на востоке государства, там были расположены силы, гарантировавшие там «устойчивое положение». Было верно определено, что будущая война будет носить маневренный характер, но станет затяжной и потребует максимального напряжения всех духовных и материальных сил государства и общества. Советская военная мысль разработала совершенно новую теорию глубокой операции.

Общество было подготовлено к войне – год за годом шла работа по патриотическому воспитанию детей, молодежи, всего населения в целом.

В итоге, можно сказать, что, несмотря на ряд ошибок, основы экономики, развития ВС, воспитания населения были заложены своевременно и правильно. И это в кратчайшие сроки. Это подтвердила и Великая Отечественная война, СССР и его народы с честью выдержали страшнейшую за всю историю человечества войну, не только победили, но стали ещё сильнее. А этого не ожидал никто, считалось, что если СССР и победит, то будет настолько ослабленным, что долгие десятилетия не сможет влиять на мировые процессы. СССР и его народы совершили три титанических подвига всего за два десятилетия: подготовились к мировой войне, смогли в ней победить и восстановили страну, став ещё сильнее. В мировой истории нет ничего подобного.


Цех по производству самолетов-штурмовиков Ил-2 на заводе №18 в городе Куйбышев

Источники:
Вознесенский Н.А. Избранные произведения. М., 1979.
Жуков Ю., Кожинов В., Мухин Ю. Загадка 37 года. М., 2010.
Кожинов В. Правда сталинских репрессий. М., 2009.
Смирнов Г. В. Очищение армии. М., 2007.
http://militera.lib.ru/memo/russian/vannikov/index.html
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000125/index.shtml
http://militera.lib.ru/memo/russian/vasilevsky/index.html
http://waralbum.ru/

«Снова бряцают оружием». Соцсети о подготовке войны в Донбассе

Уже не меньше недели много новостей о переброске российских войск к границе с Украиной и, как следствие, слухов о скорой эскалации военного конфликта в Донбассе.

Военный обозреватель Павел Фельгенгауэр говорит о вероятности войны в интервью «Росбалту»:

— Какие факты?

— Война через месяц.

— Вы уверены?

— Конечно, нет. Но в начале мая все будет готово. Решение принято. Тому несколько причин: закрытие пророссийских телеканалов в Украине, угроза ареста и суда над Виктором Медведчуком, арест Навального, Байден назвал Путина убийцей… Угрозы растут, причем стремительно. Многое не обсуждается в открытой печати, но мы наблюдаем очень дурные признаки.

Иван Курилла:

Он, вообще-то, известный военный аналитик, а не заполошный «политолог», так что причина нервничать есть.
Но он, конечно, осторожен, — возможно не значит будет. И тем не менее, внутреннее состояние российской государственности таково, что кому-то война может показаться выходом. Хорошей новости в этом нет, разве что режим может на этом кончится, — но слишком уж дорогой ценой.

Александр Морозов:

новости на НТВ в таком боевитом тоне, как будто Украина уже объявила войну. Видеоряд состоит из непрерывных колонн военной техники, перебрасываемой обеими сторонами, беспилотники реют над всем эфиром.

Габриэль Суперфин:

видели картинки с военной техникой, едущей к границам Украины? Это едут учителя русского языка с партами и учебниками.

Евгений Савостьянов:

Почему сейчас так много разговоров вокруг возможного полномасштабного возобновления военных действий на Украине? Потому, что совпали по времени осознание неразрешимости водной проблемы Крыма без Украины (что хорошо понимали в СССР — потому и присоединили полуостров к Украине) и меры по нейтрализации пророссийских информресурсов и политиков в Киеве с приходом к власти Байдена, при котором вовлечение Украины в партнёрство с США и её усиление выглядят вероятными.
Две основные версии — нападение России на Украину и нападение Украины на ОРДЛО.
В первом случае предполагаются задача-минимум — вода для Крыма, задача-максимум — разрушение независимой от России украинской государственности и Новороссия включая Приднестровье.
Во втором случае программа-минимум — сокращение отколовшихся территорий, программа-максимум — возвращение их под контроль Украины.
По меркам ВОВ цели России могут быть достигнуты в масштабах, как минимум, фронтовой операции, цели Украины — армейской.
На данный момент нет сведений о развёртывании какой-либо из сторон в масштабах, достаточных для реализации поставленных задач. Но намеченные Россией учения позволяют обеспечить развёртывание в таких масштабах.

Александр Жучковский:

Будет ли в ближайшее время обострение/наступление? Не уверен. Слишком много об этом говорят, слишком громко бряцают оружием, слишком демонстративно подтягивают людей и технику с обеих сторон. Практика показывает, что подобное нагнетание имеет скорее политический контекст, и чем чаще-громче о войне говорят — тем меньше её вероятность. Что не означает, что к ней не надо готовиться. Готовиться надо. Но и питать большие надежды на то, что «лёд тронулся» и сейчас одним махом мы этот узел разрубим, тоже не стоит. Такие настроения есть — донецкие военные воодушевлённо спорят, дойдём мы этой весной до наших административных границ или уже сразу до Днепра. На мой взгляд, ближайшие дни-недели большой войны ждать всё-таки не стоит. Случится она позже и для большинства неожиданно.

Вот что рассказывают на The Insider представители Conflict Intelligence Team:

На данный момент мы не наблюдаем очевидных признаков подготовки непосредственно к вторжению в Украину (например, российских колонн у самой границы вроде той, что видел британский журналист Шон Уокер в августе 2014 года). Имеющаяся у нас информация позволяет предварительно согласиться с выводами различных политологов о том, что цель переброски — запугать украинское руководство (в последнее время предпринявшее ряд шагов против лиц и организаций, которые в Украине считаются «агентами влияния» России), а также «проверить на прочность» новую американскую администрацию.

Николай Митрохин:

У Путина есть три базовые серьезные причины для войны или как минимум для давления на Украину, которые можно тасовать в любом порядке по степени приоритетности:
— фактический конец Минского процесса, включая окончания теневых соглашений с руководством Украины, что видно по судьбе Медведчука и его активов и прекращению перемирия на границе с ОРДЛО;
— вопрос крымской воды;
— вопрос внутрироссийской политической мобилизации по образцу 2014 г., то есть поддержку оппозиции и массовые протесты есть надежда успешно заместить поддержкой режима по причине того, что режим вступил во внешнюю драку за территории.
Война тут не обязательна, но можно попробовать надавить на Украину и её западных партнеров чтобы добиться решения хотя части проблем. Самые простые и логичные варианты — добиться послаблений со стороны Киева в отношении ОРДЛО и получить обратно днепровскую воду в крымский канал.
Если же воевать (ничего не получается добиться на переговорах (в том числе и тайных), почувствовали слабину, заело за живое амбиции), то есть опять же несколько вариантов:
«малый» — отодвинуть линию фронта от Донецка и Горловки, получить контроль над Донецком аэропортом, для чего надо взять Авдеевку, и другие территории вокруг Донецка. Будет стоить полторы тысячи жизней (как в Дебальцево), но технологически выполнимо за пару недель и силами маскирующимися под войска ОРДЛО и без большой международной реакции.
«средний» — реализовать многолетние обещания руководителей ОРДЛО «вернуть территории республик, оккупированные Киевом», то есть выйти на границы Донецкой и Луганской областей или хотя бы занять те территории где проводился «референдум» 2014 г. Это не возможно сделать без прямого вмешательства российской армии, будет стоит не менее трех-пяти тысяч жизней и неизбежно вызовет новые санкции.
— «большой» — выдвижение группировки из Крыма с целью захвата трассы канала, разгрома околокрымской группировки ВСУ. Далее возможно либо соглашение о взаимном использовании канала, либо «оставление контингента войск» для его использования. Это будет стоить примерно 300-500 жизней российских военных. Международный эффект будет громким, но результат его будет зависеть от итоговых договоренностей о судьбе канала.
— «малореальный» — широкомасштабное наступление российских группировок из Крыма и ОРДЛО, с целью временной или постоянной оккупации украинских территорий вдоль азовского побережья. Тут однозначно будет крупный международный эффект, в том числе с прекращением «Северного потока» и остановкой многих других связей и контактов.
Но чисто технически все эти варианты возможны (равно как и десантирование на всём черноморском побережье Украины). И собственно они сейчас и будут основными российскими «аргументами» в пока дипломатических и тайных переговорах. Вариант, что ВСУ сможет остановить и отбросить серьезное наступление с участием российских войск я всерьез (при всём уважении к украинским военнослужащим) не рассматриваю. Слишком несопоставимый уровень вооружений и количества войск. Если будут задействованы только «войска ОРДЛО» (и другие прокси российской армии), тогда, наверное, ВСУ их сдержит.
Но при этом я думаю и надеюсь, что с вероятностью 70-80% дело закончится бряцанием оружием и информационной кампанией.

Игорь Эйдман:

Есть три основные причины, почему Путин не остановится.
1. Его режим не способен долго существовать в мирных условиях. Без образа врага, военной урапатриотической виагры рейтинг власти быстро падает. Даже фейковые выборы становится проблематично проводить. Режиму необходимы постоянные «маленькие победоносные войны», чтобы держать население в состоянии «постоянного изумления», патриотического опьянения.
Скоро выборы в Госдуму, идет жестокая расправа над Навальным. Война все спишет. И от расправы над оппозицией отвлечёт и выборы поможет успешно провести.
2. Украина — идея фикс бесноватого. Он мечтает стать родоначальником третьего Рейха (после романовского и советского). А какая это Российская империя без Украины? Так, не Рейх, а фейк. Поэтому пока Путин у власти, он от Украины не отстанет, будет чередовать манипулятивные и насильственные попытки ее захвата.
3. Путин хочет сразу же показать Байдену свою отвязность и силу. Это как в тюрьме. В камеру заводят нового авторитета (Байдена). Старожил-смотрящий (Путин), чтобы поставить себя перед новичком, которого боится, пытается демонстративно избить какого-нибудь другого, не такого крутого зека. В роли объекта демонстрации силы может оказаться Украина.
Другой вопрос, будет ли этот виток агрессии масштабным, как предрекают некоторые военные эксперты. Думаю, нет. Дело в том, что путинский режим экономически не выдержит большую войну и неизбежные в этом случае беспрецедентные американские и европейские санкции.
Начавшееся военное обострение похоже на военный шантаж Зеленского и отчасти Байдена, которых Путин считает слабаками. Если он сразу получит жесткий отпор, новое масштабное вторжение не состоится.

Анатолий Несмиян:

В общем, пока ситуация стабильная, но с ярко выраженным трендом в одну сторону. На языке пропаганды это называется «игра мускулами», причем играет первую скрипку здесь как раз Кремль.
Технически все может закончиться и бряцаньем железяками. Но вообще-то говоря, в таких обстоятельствах риски становятся все менее предсказуемыми и управляемыми.
Единственной причиной, по которой Кремль может вмешаться и ввести войска на Донбасс, является довод о защите российских граждан, так как раздача паспортов создала на территории Донбассе анклав, где уже проживает порядка 350 тысяч новоиспеченных граждан России. Но закавыка в том, что как и с Крымом, это есть сугубо внутреннее объяснение — раздача паспортов вместе с гражданством особо никем не признается.
В общем, пока все идет в сюжете Карабаха, но вот произойдет ли срыв в прямые столкновения, сказать никто не может.
Оценивать шансы такого столкновения сейчас также не слишком перспективно, хотя «продать» такую войну российскому населению Кремлю будет крайне сложно. Сейчас не 14 год, и как минимум одна из пяти ключевых заповедей Сунь-Цзы (которые по сути являются необходимыми условиями достижения успеха) — об обязательном единении власти и народа в войне — сегодня невыполнима. Сплачиваться вокруг Путина желающих как-то не видно.

Григорий Голосов:

В связи с событиями, известными как концентрация войск на границе с Украиной. Не нужно быть специалистом по теории международных отношений, чтобы знать — такие события могут заканчиваться войнами, даже если никто к этому не стремится. Страшно даже задаться вопросом, насколько хуже станет жизнь большинства людей в России, если это произойдет. Но по поводу одного человека, Путина, можно с уверенностью сказать: ничего плохого. Будет, как и сейчас, сидеть у себя в роскошном бункере, бесплатно питаться вкусной и здоровой пищей, отдыхать в Сибири на природе. Часто слышу: зачем нам демократия, пробовали — не получилось, народ не подходит и т.д. Спорить не буду, не хотите — не надо. Но вот против безответственного правления, когда узкой группе у власти не становится хуже, если ее действия приводят к ухудшению положения народа, выступать стоит. Это, по нынешним дням, не негативная, а самая позитивная повестка дня.

Павел Пряников:

Наверное, сейчас в администрации Байдена молятся на то, чтобы затянуть Россию в войну на Украине.
Как в 1979 году Картер и Бжезинский молились, чтобы затянуть СССР в войну в Афганистане.
Чтобы это стало началом конца нынешней России.
А дальше уже через года два-три (может и быстрее) – Февраль, или Перестройка.
Настоящий радикальный оппозиционер сейчас обязательно должен быть за войну России и Украины, как Ленин и большевики в 1914 году («самое слабое звено империализма обвалится первым»).

И многие, кажется, готовы «затягиваться», от простых блогеров до членов парламента.

Константин Косачёв:

Риторика Киева в последние дни выстраивается в четко прослеживаемую и взаимоувязанную линию. Вот она, пять пунктов.
— Активизация темы вступления Украины в НАТО вплоть до вчерашнего нелепого заявления Зеленского, что только через членство в альянсе Украина решит проблему Донбасса;
— Активная обработка телефонными звонками Зеленского партнеров по НАТО с целью организации коллективного осуждения России с ее «войсками вблизи украинских границ»;
— Требование изменить Нормандский формат за счет включения в него США и Польши;
— Отказ от дальнейшего использования города Минска в качестве переговорной площадки, обвинения в адрес Беларуси;
— Нападки персонального характера на участников Контактной группы, угрозы выйти из нее.
Крайне опасно. Точно так же Саакашвили вел себя в 2008 году, а потом сначала подставил свою страну, а в конечном итоге — ее предал.
Судя по всему, двухлетние метания Зеленского, а как же выполнить предвыборное обещание урегулировать конфликт на Юго-Востоке, подошли к концу. Выбор сделан. Выбор в пользу силового сценария, прикрываемый демагогией о невыполнимости Минских соглашений, недоговороспособности ДНР и ЛНР, а также об агрессивности России. И в этом выборе нет места жителям Юго-Востока пока еще Украины.

Марат Баширов:

Украина продолжает терять объемы транзита газа и соответственно деньги. В этом разрезе обострение на Донбассе преследует помимо иных и такую цель: начать войну, втянуть Россию хотя бы на день и под этим соусом США заставят Берлин отказаться от «Северного потока — 2». Тогда в пиковые сезоны без транзита через Украину Европе будет сложно обойтись.

Сергей Колясников:

Украинскому карликовому фюреру остро нужна война в надежде на хоть какие-то гешефты и поддержку от хозяев. Газопровод СП-2 достраивается, вакцины в стране по прежнему нет, любые инициативы и начинания разваливаются еще до старта, государство в нищете и перманентном параличе.

Единственное, с чем стало хорошо за прошедшие с Майдана 7 лет — это русофобия и национализм. Вот с этим действительно порядок, толпы зигующих бандеровцев, «воины» ВСУ с шевронами гитлеровских карателей, запрет русского языка и пещерная русофобия, как общий итог.

Леонид Слуцкий:

Зеленский озвучил конечную цель всех провокаций последних дней — форсированное вступление Украины в НАТО, причем невзирая ни на горячую фазу внутриукраинского конфликта, ни на мнение народа, в том числе жителей Донбасса.
Только что произошла трагедия, в результате которой погиб ребенок. Возбуждено уголовное дело по факту его гибели, где в качестве основной версии следствия рассматривается атака беспилотника украинских ВС. Слышим ли мы извинения и соболезнования со стороны официального Киева? Нет, конечно. Наоборот, украинский режим заявляет о фейках, бежит жаловаться своим западным покровителям и снова просится в Альянс.
Заявления президента Зеленского о том, что только вступление Украины в НАТО остановит войну в ДНР и ЛНР, а ПДПЧ, мол, станет сигналом России – «вишенка на торте» всей кампании Киева по эскалации и намеренному обострению обстановки на Донбассе. Но подобная позиция не вернет Донецк и Луганск в зону украинского влияния, а наоборот, может способствовать реализации югославского сценария на Украине.

Игорь Прокопенко:

Не хочет Украина никакого другого Донбасса, кроме как побежденного. С выбитыми зубами и на коленях, вымаливающего прощение, и уже невооруженным глазом видно: для сегодняшней Украины — Донбасс приемлем только в качестве военного трофея… ⠀

Хочу оказаться плохим экспертом, но это означает, что не в апреле, так к уходу Путина (рано или поздно) – войну… Причем самую настоящую, и не стоит недооценивать ситуацию… Девяностотысячная украинская армия, вооруженная евро-американскими «доброжелателями», заведенная истерикой своих фашиствующих историков и жаждой крови – рвется с цепи, как съехавший с катушек пес, и хода ей обратно уже нет.⠀

Говорят, что донбасское ополчение против такой махины продержится не более трех суток. Скорее всего, это так. А что дальше? А дальше — море крови.

В украинских блогах тоже можно найти много воинственного (и часто просто неподцензурного), но преобладает, скорее, другой настрой.

Денис Юдин:

Надо понимать, что в Украине сейчас вообще нет какой-либо риторики, предвосхищающей войну. Никто, обличённый хоть какими-то мало-мальскими полномочиями, не предвкушает возможного конфликта с Россией, не рассказывает, как если что, мы сейчас ррраз, и отвоюем Донбасс и Крым. Нет никакой пропагандистской подготовки к чему-то вроде маленькой победоносной войны.
Есть только очень тревожное ожидание, совсем там с ума сошли северные соседи, или всё-таки есть какие-то аргументы, которые их смогут убедить не начинать войну.
Ну и понятные тоже очень тревожные вопросы: а если вдруг начнётся, сможем ли мы хоть как-то отбиться, и будет ли хоть какая-то помощь от союзников, кроме озабоченности.
То есть если вдруг вы слышите какие-то идеи, что Украина как-то стремится к возможному конфликту – то выкидывайте их сразу. У нас здесь нет ничего, что бы хоть отдалённо напоминало стремление к эскалации.

Лиза Богуцкая:

А если серьёзно, то тут несколько аспектов.
Первый — это Крым (вода). Второй — спасение рядового Райана. Двух. На букву М и на букву П.
Третье — вероятный и давно назревший перенос «Минска» в Варшаву, например. Опять таки, расширение новой платформы с включением в неё США и включение в переговорный процесс темы оккупированного Крыма. Короче, тут для него совсем не радужные перспективы.
А ведь так раньше было хорошо: «мертвый» Минский формат, забытый «в родной гавани» Крым, черно-серая гниющая часть Донбасса… Опять таки, Медведчук так хорошо продвинулся по политической лестнице и своему влиянию в Украине. Окреп, возмужал, каналами обзавёлся…
И тут вдруг все эти завоевания предыдущих лет могут накрыться медным тазом.

Будет ли наступление России на Востоке Украины и с Крыма? Всякое может быть. Но оккультный православный Путин любит все крупные события привязывать к религиозным датам. Поэтому время с Пасхи до 9 мая — самое то. Ведь день Победы для Путина- сродни религии.
Но честно говоря, это все выглядит как игры шизофреника. Его действия никогда нельзя просчитать. Ибо мы исходим из логики, а он — из паралогии.

Помните, как он недавно рассказывал российской молодёжи о том, какая древняя Россия? Мол, ещё с 10 века, когда князь Владимир крестил Киевскую Русь. И сразу же про то, что «квази-государства, которые были республиками в СССР, развалили великую Россию в 1991 году».
Короче, записки сумасшедшего.

Надо ли нам готовиться к масштабной войне?
Имея под боком ненормального соседа, к ней нужно быть готовым всегда.
С волками жить — по волчьи выть.

Как НКВД готовился к войне. Свидетельствуют документы архива СБУ

80 лет назад, 13 марта 1941 года, в четверг у Сталина в Кремле началось вечернее совещание, плавно перешедшее в ночное. Как показывает журнал посещений вождя, дольше всех на нём присутствовал Лаврентий Берия: 4 часа 40 минут. Начальник НКВД вошёл в кабинет раньше остальных соратников — в 20.35, и покинул его вместе с последними участниками – Ворошиловым, Хрущёвым, Микояном и Молотовым – в 01.15, то есть уже 14 марта. Всего же в ходе заседания кабинет Джугашвили посетили 16 человек, большинство из которых можно условно отнести к руководителям народного хозяйства. Очевидно, Сталин раздавал им задания, которые следовали из решений, принятых за несколько дней до этого. Представляется, что Лаврентий Павлович при этом обещал помочь тем или иным наркоматам рабсилой, а также своим присутствием упреждал сомнения в том, что указания Хозяина будут выполнены в срок.

Нацистская атака в одночасье превратила все советские планы в штабеля макулатуры

8 марта, как показывает тот же источник, Сталин провёл близкое по числу участников совещание, но с большей долей военных, включая Жукова, Мерецкова, Тимошенко и Будённого. Вероятно, именно на этом собрании, или, как минимум, по его итогам, была определена дата нападения на Германию. Ведь в последующие дни Сталин утвердил уточнённый оперативный план: так называемый Южный вариант – с основным ударом через Галицию. Заместитель начальника Генштаба Николай Ватутин 11 марта сделал помету на этом документе: «Наступление начать 12.06». То есть через три месяца. Однако, как и в случае агрессии против Финляндии, Красная армия не успела провести сосредоточение вовремя. Поэтому Вермахт и ударил первым – хотя тоже опоздав, по сравнению с первоначальным замыслом, более, чем на месяц. Нацистская атака в одночасье превратила все советские планы с сопроводительными записками и поясняющими инструкциями в штабеля макулатуры.

Мартовский план разгрома Рейха, карта из книги Михаила Мельтюхова «Упущенный шанс Сталина»

В случае советско-финляндской войны о том, что хотели напасть ранее, чем смогли, свидетельствуют слова загодя состряпанной песни «Принимай нас, Суоми-красавица»: «Невысокое солнышко осени / зажигает огни на штыках». Зимняя война началась уже в сугробах, 30 ноября, и длилась до марта. А подготовка войны против Германии шла столь секретно, что подобного яркого художественного свидетельства о ней не осталось.

Зато в изобилии сохранились документы, и если добросовестные исследователи в России исследуют в основном материалы Красной армии, то в Украине после архивной революции открылся архив СБУ, который пролил свет на тайны лубянского ведомства. В частности, в Киеве вышел замечательный сборник: «Советские органы государственной безопасности в 1939 – июне 1941 года». Издание в лучшую сторону отличается от соответствующих томов подготовленной ФСБ серии «Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне». Во-первых, составители киевского сборника обозначали все купюры, сделанные в свидетельствах эпохи при подготовке к печати. Во-вторых, не удаляли наиболее ценные фрагменты документов. В-третьих, рядом с приводимым источником всегда стоит ссылка на фонд, опись, дело и лист, то есть каждый желающий может взглянуть на оригинал. В-четвёртых, в указанной работе украинцы не публиковали документы из других архивов и не выдавали это за свои собственные находки или даже единицы хранения. Кроме того, во вводной статье и примечаниях автор этих строк не нашёл грубых ошибок, которые в московской серии наличествуют в изобилии. Иными словами, работа выполнена на достойном уровне.

Поскольку книга готовилась ещё до «революции достоинства», составителями киевского сборника не ставилась цель показать подготовку СССР к войне, но, поскольку задачи утаить шило в мешке тоже не было, документы сказали правду. Приведём только часть этих свидетельств эпохи.

19 августа 1939 года И. Сталин принял решение о начале войны и подготовке СССР к ней. Это означало конкретные указы по всему аппарату.

Случайно или нет, но к названной дате относится директива заместителя наркома внутренних дел УССР А. Кобулова начальникам областных управлений НКВД об улучшении «оперативного обслуживания» авиазаводов. Иными словами, нагоняй по поводу аварий, которые якобы были вызваны действиями «антисоветского подполья» и «вредителей». Понятно, что и охвостья подполья в СССР к 1939 году не осталось, но, по чекистской традиции, получив указания об усилении бдительности, органы отреагировали так, как привыкли.

чекисты контролировали предприятия официальными путями, а также с помощью агентуры

Кроме того, лубянского ведомства коснулась скрытая мобилизация промышленности, перевод экономики страны на военные рельсы. Дело в том, что чекисты контролировали многие предприятия официальными путями, а также с помощью агентуры.

Всё это нашло выражение в ряде сообщений о состоянии выполнения поставленных задач, где таковые описывались. Торпедный завод №175 им. Кирова в городе Большой Токмак Запорожской области: «…19 августа сего года от 5 Главного управления Наркомата судостроительной промышленности получено мобзадание…». Далее следует номенклатура производства смертоносных изделий.

Завод №308 в Харькове: «…в августе сего года от наркомата боеприпасов получено мобилизационное задание, согласно которого во втором полугодии сего года завод должен изготовить 2,5 миллиона ручных гранат системы Дядькова РГД-33 образца 1933 года с деталями запала к ним в таком же количестве».

Мариупольский радиаторный завод: «21 августа сего года заводу спущено мобзадание для ежемесячного изготовления следующей продукции…». Далее следует перечень из восьми пунктов, последние два: «Детали танка БТ-25 – 14692 шт., [детали танка] БТ-7 – 4045 [штук]».

Капсюльный завод в городе Шостка Сумской области: «Завод №53 до 1 августа сего года вёл подготовку к выполнению мобилизационного задания по плану 1938 г.

22 августа, а затем 13 сентября сего года Наркоматом боеприпасов заводу было спущено новое мобилизационное задание на 2-е полугодие 1939 г., превышающее прошлое в два раза».

Завод №59 – село Петровеньки Ворошиловградской (ныне – Луганской) области: «Мобилизационный план завода предусматривает ежемесячный выпуск пороха в количестве 750 тн, зарядов всех систем 160 тысяч штук, зарядов к миномётам 82 м/м – 150 тысяч штук». Следующую фразу при подготовке документа к печати составители сборника зачем-то удалили: «Производства ксилина к 3-му месяцу войны должно быть доведено до 6,5 тн. в сутки, а коллоксилина до 4-х тн».

Шостка, производство пороха: «Завод №9 в сентябре месяце 1939 года получал от наркомата боеприпасов мобилизационное задание изготовить во 2-м полугодии 17.000 тонн бездымных порохов».

Киевский судоремонтный завод «Ленинская кузница». Прометеям этого предприятия 8 сентября 1939 г. из Наркомата судостроения была дана директива, в которой чётко обозначались приоритеты в починке кораблей: «…План по элементам выстрела является первоочередным заданием, невыполнение которого означает невыполнение всего промышленного плана завода».

Киевский завод «Большевик»: «14. ІХ завод получил указание перейти на выполнение выпуска снарядов по плану М[обилизационный] П[лан]-1 с расчётом выпуска в 4 квартале 1939 года 120.000 корпусов снарядов, сохранив 40% выпуска общей химической аппаратуры».

Снова столица Украины: «…Завод „Красный экскаватор“ с 16.IX перешёл на выполнение спецзаказов по М[обилизационному] п[лану]-1, имея задание до конца года изготовить 92.000 корпусов 122 м/м снарядов из сталистого чугуна и 69.000 корпусов авиабомб».

Константиновский завод «Автостекло №25», изготавливавший для РККА отражатели и стекло разных размеров: «17 сентября сего года завод получил мобилизационное задание, в котором определены контрольные цифры и номенклатура продукции. Эта номенклатура предусматривает выпуск 104 позиций, в основном стекло разных размеров».

В сентябре 1939 г. заместитель наркома внутренних дел УССР М. Горлинский дал запрос начальнику запорожского областного управления НКВД Горбаню «проверить и к 25 сентября донести специальной докладной запиской о состоянии мобзапасов и готовности к выполнению мобилизационной программы» ряда важнейших военных заводов: «В записке отразите, какую номенклатуру продукции и [какое] её количество выпускает завод сейчас, какую и сколько должен изготовить в мобилизационный период, как к ней подготовлен, сколько фактически он может выпустить по мобноменклатуре […] То же самое изложить по мобзапасам и рабочей силе». При этом, на случай неудач не забывался поиск «конкретного виновника срыва подготовки завода к выполнению мобзадания».

А к таковым подключались всё больше и больше предприятий. Не остался в стороне и завод №60 в Ворошиловграде, производивший биметаллические ленты для гильз и пуль, а также порох и капсюли: «В соответствии с указаниями наркомата вооружения завод с 1 октября сего [1939] года приступил к выполнению мобилизационной программы».

Чем ближе была дата нападения, тем больше внимания уделялось контролю над стратегически важными объектами ВПК. Этому была посвящена директива наркома ГБ УССР начальникам УНКВД «об усилении оперативной работы» на предприятиях ВПК, датированная 23 марта 1941 года:

«Некоторые начальники УНКГБ УССР, по-видимому, недопонимают всей серьёзности задач, стоящих перед органами государственной безопасности в деле обеспечения чёткой агентурно-оперативной работы по обслуживанию оборонных и других важнейших предприятий и транспорта.

Такое положение в дальнейшем считаю нетерпимым.

ПРЕДЛАГАЮ:

Всю работу по агентурно-оперативному обслуживанию оборонных и важнейших заводов промышленности и транспорта вести в соответствии с приказом НКГБ СССР № 0015 от 5 марта 1941 г. по выявлению на этих объектах шпионских, диверсионно-вредительских, террористических организаций, групп и элементов, а также иных к[онт]р[еволюционных] формирований.

Все оперативные учёты по оборонным, промышленным и транспортным объектам сосредоточить во вновь организованных в КРО УНКГБ промышленно-транспортных отделениях […] Систематически информировать 2-ое Управление НКГБ УССР по всем имеющимся оперативным учётам и ходе их разработки».

Конкретных виновников предлагалось привлекать к уголовной ответственности.

страна уже фактически жила в режиме военного времени

Не миновала ответственность и сам аппарат НКВД. В частности, раздражение исполняющего обязанности наркома внутренних дел УССР М. Горлинского вызвали проволочки в «разработке оперативно-чекистских мероприятий на период военного времени и ведения мобилизационного делопроизводства». Это вылилось в приказ №3 от 4 января 1940 г., где был перечислен целый ряд недочётов в нескольких регионах Украины: «Вышеприведённые факты говорят о том, что начальники управлений НКВД указанных областей не уделяют должного внимания столь важному вопросу, как обеспечение мобилизационный готовности наших органов на военное время». Давался и ряд конкретных указаний по исправлению ошибок, в частности, следующее: «Всем начальникам УНКВД лично, никому не передоверяя, проверить состояние моб[илизационной] работы в отделах УНКВД в соответствии с приказами НКВД СССР №№ 001122, 001143 и 00559, о результатах проверки и принятых мерах доложить личными докладами и записками к 23/І-1940 года».

То, что страна уже фактически жила в режиме военного времени, демонстрировал последовавший в середине января 1940 г. приказ наркомата ВД УССР о запрете перевода на другую «работу» оперативного состава, который обслуживал военные заводы. Перемещение «особистов», тянувших лямку в «ящиках», позволялось лишь с санкции 2-го отдела экономического управления НКВД УССР.

Часть документов сборника составляют материалы, касающиеся «сотрудничества» НКВД и Красной армии или как минимум контроля первого над второй.

Присутствовала и «обратная связь». Столкнувшись с плохой подготовкой «предполья» будущего ТВД в 1939 г., руководство КОВО завалило Наркомат обороны, а также хозяйственные и партийные инстанции заявками на железнодорожное строительство и улучшение инфраструктуры. Когда же, с точки зрения военных, предпринятые меры оказались недостаточными, руководство КОВО обратилось через своих особистов к начальнику НКВД УССР Ивану Серову. Челобитная заканчивалась прошением поставить все выдвинутые вопросы «в соответствующих наркоматах и управлениях».

Цитируем документ с первой строки:

«Театр военных действий в западном направлении к настоящему моменту подготовлен крайне неудовлетворительно, что может привести на случай серьёзной войны к большим человеческим жертвам и затруднит выполнение операций. 1. В железнодорожном отношении.

сосредоточение войск нужно будет произвести в минимально короткие сроки и раньше противника

Общая пропускная способность всех железных дорог к западу от бывшей границы достигает около 90 поездов в сутки […] Такая пропускная способность железных дорог совершенно не обеспечивает ведение операций в западном направлении, что подтверждается расчётами, зимними перевозками и неоднократно проводимыми оперативными играми […]

Наиболее узкими местами в железнодорожной сети КОВО являются:

А) Полоса вдоль бывшей границы с Польшей. Железнодорожная сеть в этой полосе строилась больше, если не исключительно, к действиям оборонительного характера…

Б) Следующим узким местом является полоса к Западу от линии Сарны, Ровно, Здолбунов, Тарнополь (т.е. прямо перед границей с Германией и Венгрией. – А. Г.)«.

Далее предлагалось предпринять несколько мер по исправлению ситуации, что должно было привести к общему успеху:

«При условии развития пропускной способности до 180 парт поездов мы сможем подвезти 2–2 с половиной дивизии в сутки, а при развитии пропускной способности до 252 пар поездов сможем подвезти 3–3 с половиной дивизии в сутки. Это необходимо ещё и потому, что сосредоточение войск нужно будет произвести в минимально короткие сроки и раньше противника. Тогда мы сразу выигрываем во времени и добиваемся превосходства сил над противником, что является одним из важнейших условий в выигрывании операции».

Однако далеко не всегда «сотрудничество» НКВД и РККА было «взаимовыгодным» с точки зрения рядовых сотрудников обеих силовых структур. Повседневность представляла собой слежку за армией, которая в 1939–1941 гг. стремительно разрасталась.

В момент окончания советско-финляндской войны, 12 марта 1940 года нарком ВД УССР И. Серов издал директиву об улучшении проверки возвращающихся в строй командиров:

«В настоящее время военными советами округов проводится работа по восстановлению в кадрах РККА большого количества командного и начальствующего состава запаса».

Имеющиеся компрометирующие материалы тщательно перепроверить, и только при подтверждении их решать вопрос о том или ином командире

Поскольку целью чекистов было не допустить проникновения в Красную армию нелояльных командиров, то начальникам УНКВД областей Украины предлагалось провести ряд мероприятий по усилению и улучшению контроля. Но «благие намерения» обернулись противоречивыми установками по их реализации:

«5. К решению вопроса о возможности допуска в РККА каждого командира или политработника подходить строго индивидуально. Имеющиеся компрометирующие материалы тщательно перепроверить, и только при подтверждении их решать вопрос о том или ином командире. 6. Запросы военкоматов о возможности зачисления в кадры РККА комначсостава запаса выполнять в трёхдневный срок».

О том, что всё это делопроизводство было частью общего плана, свидетельствует указание заместителя наркома ВД Украины Ивана Серова начальникам УНКВД. Немаловажно, что составлен этот документ 1 августа 1940 года, то есть уже после окончания всех «освободительных походов»:

«Во исполнение директивы НКВД СССР № ВД/21 от 17 января 1940 года –

ПРЕДЛАГАЮ:

Немедленно представить во 2 Отдел УГБ НКВД УССР оперативные материалы о результатах агентурной работы по обслуживанию проводимых райвоенкоматами мероприятий по готовности на военный период.

Впредь по этому вопросу представляйте докладные записки во 2 Отдел УГБ НКВД УССР не позднее 5-го числа по окончании каждого квартала, без напоминаний».

Спустя неделю последовало новое распоряжение заместителя наркома ВД УССР М. Горлинского начальникам УНКВД об усилении «агентурно-оперативного обслуживания» комначсостава запаса Красной армии: «В последующем о результатах агентурно-оперативной работы представляйте докладные записки во 2 отдел УГБ НКВД УССР к 15 числу каждого месяца». Значит, командиров запаса хотели вскоре использовать.

Кое-что сохранилось в бывшем архиве КГБ УССР и из документации Красной армии.

В частности, приводится справка разведывательного отдела штаба Киевского особого военного округа (КОВО) про вооружённые силы Германии по положению на 1 декабря 1940 г. Адресаты в целях секретности не обозначены (разослано 15 респондентам), автор – начальник разведотдела штаба КОВО полковник Бондарёв, за начальника 3-го отделения РО штаба КОВО майора Лаврещука подписалось другое лицо, подпись которого не удалось расшифровать.

Приложение к справке полковника Григория Бондарёва

Документ объёмный и включает в себя анализ стратегического положения Германии, сведения о её военной промышленности, а также данные о Вооружённых силах, в том числе частях и соединениях, дислоцировавшихся «в полосе КОВО», то есть в Юго-Восточной Польше.

Ценность материала в том, что именно с территории КОВО Красная армия планировала нанести главный удар по вермахту, именно во «Львовском балконе» сосредотачивались основные танковые соединения.

Пункт 6-й справки назван «Инженерная подготовка театра»:

«Производство оборонительных работ в пограничной полосе немцы ведут непрерывно с весны 1940 г. с неодинаковой интенсивностью в различных районах. В 1940 г. наиболее интенсивно велись работы на Краковском направлении и менее интенсивно на Люблинском направлении».

По поводу второго направления последнее слово разведчиков говорило само за себя: «ВЫВОД: На Люблинском направлении немцы создают три оборонительных рубежа по реке Западный Буг, реке Вепш и по реке Висла. Первый и второй рубежи по своему оборудованию не являются сколько-нибудь серьёзным препятствием для наступающих войск. Река Висла является серьёзным препятствием как водная преграда, но со слабым развитием оборонительных сооружений».

Наиболее тщательно разведка Красной армии обследовала направление главного удара

Западная Галиция вызвала большее беспокойство армейских специалистов: «ВЫВОД: Производству оборонительных работ на Краковском направлении немцы уделяют наибольшее внимание. Создаётся, по-видимому, три оборонительных рубежа. Наиболее подготовленным является рубеж по реке Сан, который, учитывая наличие водной преграды, может явиться серьёзным препятствием для наступающих с востока войск».

Пункт 7-й указанной справки именовался «Дорожное строительство» на территории оккупированной Польши, и лексика показывает направление мышления в «рабоче-крестьянской» армии: «Основная масса работ по строительству дорог происходит восточнее реки Вислы, в приграничной полосе. Идёт ремонт и улучшение как дорог, ведущих к фронту (sic! – А. Г.), так и рокадных». Советско-германская граница к концу 1940 г. уже превратилась в головах краснознамённых командиров в огненный рубеж.

Пункт 8-й: «Краткое описание операционных направлений южной части Генерал-губернаторства»: «Исходя из характера местности, начертания железнодорожной сети и оперативных замыслов, данный театр можно подразделить на три следующих операционных направления: 1. Люблин-Варшавское; 2. Люблин-Петроковское и 3. Краковское».

После описания географических условий будущего возможного первого операционного направления делался «ВЫВОД: Характер местности и начертание дорожной сети благоприятствуют для действия крупных войсковых масс в северо-западном направлении (восточнее р. Висла). Оперативная плотность – 8-10 км на дивизию».

Самолёты противника планировалось поразить на мирно спящих аэродромах

Второе операционное направление также было признано пригодным для нанесения глубокого удара: «Южная граница направления – по условной линии Лежайск-Мелец-Мехов. Глубина направления 320-340 км, протяжение фронта по госгранице от Влодава до р. Сан 260 км, ширина по р. Висла и р. Сан 200 км». «ВЫВОД: Местность и наличие дорожной сети допускает действия крупных войсковых масс. Оперативная плотность 8-10 км на дивизию. Основной оборонительный рубеж немцев р. Висла потребует для своего преодоления самостоятельной операции». Висла-Одерской.

Несмотря на то, что Восточная Пруссия, Центральная Польша и Румыния находились в сфере ответственности не Киевского, а, соответственно, Прибалтийского, Западного и Одесского военных округов, разведуправление КОВО собирало сведения о войсках противника от Чёрного моря до Балтики.

Характер местности и дорожная сеть благоприятствуют развитию действий крупными войсковыми массами в западном направлении

Очевидно, что ответственность за решение о том, где же наступать, аналитики разведупра всё же решили возложить на коллег из оперативных отделов штабов. И Краковское направление, несмотря на наличие оборонительных сооружений противника, по размышлению советских разведчиков, всё же подходило для победного марша:

«Северная граница – условная линия Лежайск-Мелец-Мехов. Южная – граница со Словакией. Глубина направления – 230-260 км. Протяжение фронта по госгранице до 200 км, условная ширина 90-100 км». «ВЫВОД: Характер местности и дорожная сеть благоприятствуют развитию действий крупными войсковыми массами в западном направлении. Оперативная плотность 8-12 км на дивизию. Основной оборонительный рубеж, немцы создают, по-видимому, по р. Вислок и р. Вислока».

Вооружённые силы Венгрии и её география были описаны в приложении к указанной записке, в конце которой коротко подводился итог: «Несмотря на то, что Венгрия уделяет достаточно внимания вопросам инженерного оборудования границы с СССР, всё же оно до сего времени остаётся слабо развитым. Но, учитывая горный характер местности, представляющий большие трудности для действия войск, возведённые венграми инженерные укрепления могут оказать серьёзное препятствие для войск». Утверждение оказалось пророческим – Красная армия в 1944 году пыталась пробиться через Карпаты в течение полугода, и гонведы отошли только из-за наступления противника на других оперативных направлениях, чтобы избежать окружения.

Особое внимание уделялось препятствиям на пути к углеводородному сердцу гитлеровской Новой Европы – нефтепромыслам Плоешти.

Одновременно с Красной армией шпионаж на сопредельной территории вёл и НКВД.

Как известно, лубянское ведомство в большей степени, чем военные, следило за политической ситуацией в других странах. Однако те задачи, которые ставились перед чекистской зарубежной агентурой, были направлены не на изучение возможных направлений ударов вермахта и не на определение сроков агрессии Германии.

Население ждёт скорейшего прихода Красной армии

Штаб погранвойск НКВД УССР регулярно составлял донесения о том, что происходит по ту сторону кордона. К числу типовых документов относится датированный 21 апреля 1941 года «Меморандум №2 о военных мероприятиях в пограничной полосе Германии и Венгрии» за период с 10 по 20 апреля:

«На территории генерал-губернаторства производится набор рабочих рук и отправка их в Германию. Население скрывается из-за нежелания ехать на работы. Политическое недовольство среди населения к немцам сильно растёт – особенно среди польского населения. Имеют место эмиграционные настроения молодёжи. Население ждёт скорейшего прихода Красной армии.

Вопросы, подлежащие разведыванию:

Необходимо продолжить разведку: районов сосредоточения и пунктов дислокации штабов.

Районы аэродромов, посадочных площадок.

Политических настроений и политико-экономического состояния приграничной сопредельной стороны«.

Паннонская низменность представляла определённый оперативный интерес.

В аналогичном меморандуме №3 от 26 апреля перечень задач был такой же, разве что добавилось требование находить месторасположение ДОТов и складов. Погранвойска тщательно «прощупывали» будущий театр военных действий.

Поскольку скрытая тотальная мобилизация в той или иной степени затронула всё население страны, то соответствующие «антисоветские разговоры» начали фиксировать и бдительные люди с холодными головами и длинными руками.

Военнопленный Сурмай распространяет провокационные слухи о подготовке СССР к войне с Германией

Об этом свидетельствует, в частности, написанная 3 января 1941 г. докладная записка замчальника Особого отдела НКВД КОВО Якунчикова наркому ВД УССР И. Серову «О настроениях военнопленных в связи с законвоированием», то есть усилением режима содержание. На территории Украины военнопленных, то есть априори нелояльных системе людей, использовали для строительства дорог:

«Военнопленный Сурмай распространяет провокационные слухи о подготовке СССР к войне с Германией, что в СССР, якобы, объявлена всеобщая мобилизация, роются окопы и т.д. «Советы думают идти на Варшаву», – заявляет Сурмай.

Провокационные слухи о близкой войне Германии с СССР распространяет вольнонаёмный десантник Куран.

Под впечатлением разговоров Куран военнопленный Томчин сказал ему: «…Хотя бы встретиться с тобой в бою: ты в рядах Красной армии, а я польско-немецкой, что ты со мною сделал?»

Присутствовавший при этом разговоре военнопленный Малист заявил:

«…Куран повернул бы свой пулемёт в обратную сторону и стрелял бы по красным войскам…».

Куран поддержал Малиста, добавив:

«…Не я один поступил бы так, но и все остальные жители западных областей, призванные сейчас в Красную армию“.

Нечто похожее в июне – июле 1941-го и произошло.

будет война с ними в этом году

Завершим статью цитатой из документа, который поместили в самый конец сборника его составители. Комментариев этот материал не требует, и так ярко показывая как дух витавшей войны, так и психологию служащих «органов». Это специальное сообщение заместителя начальника 4-го отдела НКГБ УССР лейтенанта ГБ Сурыгина наркому ГБ УССР Мешику:

«20 июня 1941 г. при обработке исходящей международной корреспонденции 4 отделом НКГБ УССР выявлен документ, следовавший из Станиславской области, Печинижинский район с. Пересев от Хмары Василия в Германию, г. Кристианополь, Горбышевского района Люблинского воеводства, Семенюку Михаилу». Далее передаётся содержание письма, жалобы на жизнь в СССР и проклятия в адрес советской власти. Заканчивается послание тревожными вопросами: «„Ходят слухи, что они (т.е. Советы. – А. Г.) хотят идти на Варшаву, а возможно, и дальше. Концентрируются под границей, всем говори, но не давай читать, я ведь не знаю ваших обстоятельств. Пиши в отношении весны. Так или нет, напиши: (б) будет война с ними в этом году, р. – разобьют, как слышно, А. Может ли быть война в Африке и тут или когда там закончится. Адрес прежний. Письма сожги все. Никому не говори, что мне пишешь“.

Документ «К» вместе с копией настоящего спецсообщения направлен начальнику 3 управления НКГБ УССР для оперативного использования».

Даже после непредвиденного удара вермахта Красная армия, как и НКВД, по инерции действовала по заранее намеченным планам. Карты из диссертации Михаила Минца «Будущая война в представлениях военно-политического руководства СССР в 1927–1941 гг.»

Подобные послания украинские чекисты в первой половине 1941 года перехватывали пачками. Но это сообщение НКГБ примечательно одной деталью. Оно датировано 23 июня 1941 г.

ПОДГОТОВКА К ВОЙНЕ. — The New York Times

— The Richmond Examiner в грустном настроении. Его нормальное состояние — состояние бессмысленной ярости, и это вызвано в данный момент ужасным предчувствием, которое преследует его, что Вирджиния, в конце концов, не отделится. Чтобы добиться этого результата, оно прибегает ко всевозможным воздействиям. Он апеллирует попеременно к ужасу, интересу и гордости. Его вашингтонский корреспондент ведет в основном тревожный отдел газеты и раскрывает такие поразительные заговоры со стороны федерального правительства, что у старой Вирджинии просто волосы встают дыбом.Тонкие махинации мистера СЬЮАРДА составляют основу многих его доносов. Мистер С. успокаивал Юг заверениями в мире:

«Результатом, — говорит Ревизор, — стало создание в Монтгомери убеждения, что не следует опасаться никаких столкновений или неприятностей и что мирное решение проблемы все трудности были бы скоро преодолены.Одним из мотивов этой тактики было также развлечь и развлечь пограничные рабовладельческие государства.Тем временем военные приготовления неуклонно шли.Правительство не выдвинуло ни одного солдата из Вашингтона. Он стягивает свои войска с границ, из Техаса и с северных постов и концентрирует их в пунктах у южного побережья».

Мы надеемся, что это правда. даже отдаленное представление о том, что администрация имеет хоть малейшее желание или мысль о развязывании военных действий. Но Юг может сделать войну неизбежной. Они, кажется, весьма склонны к ускорению военных действий, так же как они ускорили отделение.Очень хорошо говорить о «вере в Монтгомери, что не следует опасаться столкновения». Власти в Монтгомери гораздо лучше, чем в Вашингтоне, знают, будут ли неприятности или нет. Это полностью зависит от их действий. Если они хотят войны, они могут и будут ее иметь. Если нет, они могут очень легко избежать этого.

Следует иметь в виду, что конфедераты каждый день укрепляют свои силы, увеличивают свою армию, увеличивают свои запасы оружия и военного снаряжения и ставят себя в положение, чтобы открыть военные действия против правительства внезапно и с решительным эффектом.Для них, несомненно, очень желательно, чтобы правительство Соединенных Штатов ничего не делало, чтобы оно не предпринимало никаких шагов для подготовки к чрезвычайной ситуации, которую они могут вызвать в любой момент. Мы очень рады обнаружить, что, если Экзаменатор является хорошим авторитетом, Администрация вряд ли совершит эту ошибку. Мы надеемся, что «военные приготовления» действительно продолжаются, что войска размещены там, где они могут понадобиться, и что наши военные корабли возвращаются со своих заграничных стоянок и готовятся к службе на родине.

Юг прекрасно знает, что федеральное правительство желает мира и, насколько это может зависеть от его действий, сохранит его. Но Юг может ударить в любой момент; и мы верим, что правительство будет тщательно подготовлено к такому непредвиденному обстоятельству. Лучшее средство сохранения мира в этом случае, как и во всех других, — эффективная подготовка к войне.

Подготовка к войне — Квест

Поговорите с офицером Ван Россемом, чтобы обеспечить проход на «Разрушитель небес» в Ледяной Короне, а затем доложите верховному капитану Джастину Бартлетту.

Описание

Вам сюда!

Похоже, у тебя есть немного ума. В Ледяной Короне нам не помешало бы больше способных тел.

Возможно, до вас доходили слухи о нашей неудаче в штурме ледника с земли, но позвольте мне развеять эти опасения. Сейчас мы собираемся атаковать с помощью одного из самых передовых инженерных сооружений, известных Азероту, «Крушителя небес». У Орды нет шансов, как и у Артаса.

Поговори со мной, когда будешь готов уйти.

Добро пожаловать на «Крушитель небес».

Отсюда мы закладываем основу для штурма Артаса. Предстоит проделать большую работу, но прежде чем мы сможем приступить к делу, мы хотим убедиться, что Серебряный Авангард достаточно усилен — позже нам понадобится их помощь.

Если вы еще этого не сделали, поговорите с Абсаланом Благочестивым на главной палубе.

Награды

Вы получите:

Прибыль

По завершении этого квеста вы получите: Посмотрите, выполнили ли вы это уже, набрав:
 /run print(C_QuestLog.Искуестфлаггедкомполтед (13418)) 

Связанные

Пожертвовать

Просто найдите свой снимок экрана, используя форму ниже.
  • Скриншоты, содержащие элементы пользовательского интерфейса, обычно отклоняются сразу же после просмотра, то же самое касается скриншотов из просмотра моделей или экрана выбора персонажа.

  • Чем выше качество, тем лучше!

Просто введите URL-адрес видео в форму ниже.

Wowhead Client — это небольшое приложение, которое мы используем для поддержания нашей базы данных в актуальном состоянии, а также для предоставления вам некоторых отличных дополнительных функций на веб-сайте!

Он служит двум основным целям:  

  1. Он поддерживает дополнение WoW под названием Wowhead Looter , которое собирает данные во время игры!

  2. Он загружает собранных данных в Wowhead, чтобы поддерживать базу данных в актуальном состоянии!

Вы также можете использовать его для отслеживания выполненных квестов, рецептов, средств передвижения, питомцев-компаньонов и титулов!

Так чего же ты ждешь? Скачать клиент и начать работу.

мест в истории гражданской войны в США: подготовка к войне

Это серия постов, документирующих картографическую историю карт, связанных с Гражданской войной в США 1861-1865 гг. Посты будут появляться регулярно.

Накануне Гражданской войны существовало несколько подробных карт областей, в которых вероятны боевые действия. Единых крупномасштабных топографических карт, подобных тем, которые сегодня выпускает Геологическая служба США, не существовало и не станет реальностью для следующего поколения.

На Восточном театре военных действий (т. е. в южной Пенсильвании, Мэриленде и Вирджинии) военные власти Союза и Конфедерации первоначально полагались на несколько карт: Карта Мэриленда Филдинга Лукаса-младшего (масштаб от 5 1/2 миль до 1 дюйма). ) опубликовано в Балтиморе в 1852 году; и карта Вирджинии на девяти листах, составленная Германом Бёэ (масштаб от 5 миль до 1 дюйма), переработанная Людвигом фон Бухгольцем и опубликованная в Ричмонде в 1859 году. Мэриленд был впервые выпущен Лукасом в 1841 году; а карта Вирджинии впервые была защищена авторским правом штата в 1826 году и выставлена ​​на продажу в 1827 году.

«Карта штата Мэриленд». Филдинг Лукас-младший, 1841 г. Отдел географии и карт Библиотеки Конгресса.

«Карта штата Вирджиния, составленная в соответствии с законом на основе последних исследований, санкционированных законодательным органом, и других оригинальных и аутентичных документов». Герман Бёэ, 1825 г. Отдел географии и карт Библиотеки Конгресса.

Самые подробные карты, доступные в 1850-х годах, были картами избранных округов. На этих настенных картах, опубликованных в масштабе от одного дюйма до мили, были изображены дороги, железные дороги, города и деревни, реки и ручьи, мельницы, кузницы, таверны, жилища и имена жителей.Одной из таких карт является карта Исаака Бонда округа Фредерик, штат Мэриленд, точно составленная на основе правильных инструментальных съемок всего округа . Имевшиеся в наличии немногие карты избранных округов Вирджинии, Мэриленда и южной Пенсильвании с нетерпением искали военачальники с обеих сторон.

«Карта округа Фредерик, штат Мэриленд, точно составленная на основе правильных инструментальных съемок всех дорог округа». Исаак Бонд, около 1858 г. Отдел географии и карт Библиотеки Конгресса.

На протяжении Гражданской войны в США коммерческие издатели на Севере и, в меньшей степени, на Юге выпускали бесчисленное количество карт для с нетерпением ожидающей публики, нуждающейся в актуальной географической информации.Немногие семьи остались без кого-то в вооруженных силах, служивших в малоизвестном месте на юге Америки. Таким образом, карты были не только важным источником информации, но и удовлетворяли патриотические порывы населения. Издатели в Нью-Йорке, Филадельфии, Вашингтоне и Бостоне быстро узнали об этом прибыльном рынке и начали выпускать карты в количествах, о которых до войны и не мечтали.

Одна из самых ранних карт, авторские права на которую принадлежат М. Х. Траубелю из Филадельфии менее чем через месяц после бомбардировки форта Самтер 12 апреля 1861 года, называется Карманная карта вероятного театра военных действий .Составитель карты, инженер-строитель Г. А. Ашбах, точно предвидел, что главным очагом войны на Востоке будут Вирджиния, Мэриленд и Пенсильвания. Чтобы помочь пользователю карты, Ашбах подчеркнул лагеря и форты красным цветом, а видные места — синим.

«Карманная карта с указанием вероятного театра военных действий». G.A. Aschbach, авторские права принадлежат M.H. Траубель из Филадельфии, 1861 г. Отдел географии и карт Библиотеки Конгресса.

Хотя пропагандистские карты более известны благодаря их использованию во время Первой и Второй мировых войн, отдельные карты этого типа публиковались во время Гражданской войны.Такие работы призваны оказать максимальное психологическое воздействие на пользователя карты. Коммерческий издатель Дж. Б. Эллиот из Цинциннати в 1861 году опубликовал карикатурную карту под названием «Великая змея Скотта », которая наглядно иллюстрирует план генерала Уинфилда Скотта по разгрому Юга как в экономическом, так и в военном отношении. Его план предусматривал сильную блокаду южных портов и крупное наступление вниз по реке Миссисипи, чтобы разделить Юг. Пресса высмеяла это как «План Анаконды», как показано на этой карте, но эта общая схема во многом способствовала победе Севера.

«Большая змея Скотта Внесена в соответствии с Актом Конгресса в 1861 году». Дж. Б. Эллиотт, 1861 г. Отдел географии и карт Библиотеки Конгресса.

Еще одной пропагандистской картой, более тонкой на вид, но, возможно, столь же эффективной, был набросок Эдмунда и Джорджа Блантов Атлантического побережья и побережья Мексиканского залива Соединенных Штатов. Бланты изображали «верную часть» берега толстой (сильной) линией, а «мятежную часть» — тонкой (слабой) линией. «Этот набросок был подготовлен, чтобы с первого взгляда показать, — поясняет Джордж Блант на карте, — разницу в протяженности берегов Ю.Государства, оккупированные лояльными людьми и повстанцами; его распространение, как полагают, будет противодействовать усилиям предателей как внутри страны, так и за границей».

«Эскиз атлантического побережья и побережья Мексиканского залива Соединенных Штатов, показывающий лояльную часть и части побережья мятежных штатов, фактически находящиеся во владении войск США». Джордж и Эдмунд Блант, 1862 год? Отдел географии и карт Библиотеки Конгресса.

Подготовка к войне — Наш Теннесси

Майкл Джонсон

Si vispacem para bellum… Хочешь мира, готовься к войне.

На понимание этой простой фразы у меня ушло гораздо больше лет, чем я готов признать. На зыбучем песке существует четкая, но тонкая грань между любовью и войной; ветер часто может привести к тому, что линия размывается, исчезает. Долгое время, будучи солдатом, я буквально понимал физическую войну от имени своей страны. Только после моего увольнения из армии я узнал, что физическая война была лишь одним небольшим аспектом ее значения.

Будучи не самым лучшим учеником старшей школы, упрямым и готовым доказать ошибочность представления о высшем образовании как о пути в будущее, я обрек себя на неудачу.Мой школьный аттестат по сей день остается свидетельством моей решимости. Я закончил 90-й из 98 студентов. Я пошел по пути заработка, избегая высшего образования любой ценой. Я выживал до тех пор, пока мне не надоело просто выживать, ничего не делая в своей жизни, что сделало бы этот мир лучше, чем я его нашел. Затем я присоединился к армии США, планируя, что это станет моей карьерой.

Пять коротких лет спустя увольнение по состоянию здоровья отправило меня домой с навыками, которые нелегко было перенести на гражданскую работу.В возрасте 28 лет я знал, что могу дать больше этой жизни, поэтому моей первой остановкой был UT Martin. В тот день, отправив свои стенограммы из средней школы, я не стал блестящим новым студентом колледжа. Трижды мне отказывали в приеме. В этом не было ничьей вины, кроме моей собственной, но тем не менее обескураживающей.

Здесь я начал узнавать истинное значение выражения «Si vis pacem para bellum». Война – это константа жизни, в той или иной форме. Физическое, умственное, эмоциональное — мы всегда с чем-то воюем, и это, как правило, проистекает из любви к чему-то.Мы сражаемся за то, что любим, и таким образом любовь и война сплавляются в кузне жизни.

Я поступил в Колледж прикладных технологий Теннесси (TCAT) в Маккензи, штат Теннесси. Я был президентом местного отделения SkillsUSA, а также сотрудником SkillsUSA штата Теннесси. Каждый день я готовился к битве за то, чтобы доказать, что достоин получения высшего образования. Затем я встретил координатора службы ветеранов UT Martin Джонни Дайера, который пошел на войну от моего имени, и я, наконец, нашел себя студентом UT Martin.

Год спустя я учусь на юниоре с 64 кредитными часами, средним баллом 3,5 и мечтаю помочь ветеранам, которые хотят получить высшее образование. Моя семья TCAT McKenzie дала мне страсть и вдохновила меня на осуществление моей мечты; Мистер Дайер пошел на войну за меня, канцлер штата Юта Мартин Кит Карвер показал мне, как воздействовать на людей, которые вас окружают — если бы не они, я бы, возможно, сдался.

Теперь я каждый день иду на войну за то, что люблю. Я буду продолжать готовиться к битвам, чтобы помогать другим в их битвах.

Майкл Джонсон — ветеран армии США и младший сотрудник UT Martin.

Родственные

Подготовка к войне — Дж. П. Кларк работает

Армия США всегда считала подготовку к войне своей ролью в мирное время, но то, как она выполняла эту обязанность, со временем сильно изменилось. Подготовка к войне прослеживает эволюцию армии между войной 1812 года и Первой мировой войной, показывая, как различный личный опыт войны и мира среди сменяющих друг друга поколений профессиональных солдат оставил свой след в армии и ее пути.

Офицеры девятнадцатого века считали, что полководчество и командование на поле боя были скорее вопросом врожденных способностей, чем чему-либо, чему могли научить институты. Они не видели никакой пользы в концептуальной подготовке, кроме овладения техническими навыками, такими как инженерное дело и артиллерийское дело. Таким образом, подготовка к войне в основном сводилась к содержанию оборудования и укреплений и воспитанию дисциплины в рядовых рядах посредством парадной подготовки. Однако к Первой мировой войне концепции профессионализма прогрессивной эры проникли в армию.Младшие офицеры считали само собой разумеющимся, что сложность войны требует, чтобы они были обучены мыслить и действовать одинаково — мнение, которое оскорбило бы предыдущие поколения. Подготовка к войне  заканчивается демонстрацией того, как эти новые понятия создают условия для многих успехов — и некоторых неудач — американских экспедиционных сил генерала Першинга.

Отзывы и признания:

Подготовка к войне был включен в учебную программу курса Вест-Пойнт «Армия и американское общество» и был выбран для участия в программе U.Список литературы для профессионального чтения S. Army Capabilities and Integration Center.

» Подготовка к войне — это тонкий, сложный и чрезвычайно проницательный вклад в военную историю США. Сочетая глубокое понимание с замечательной критической дистанцией, исследование Дж. П. Кларка стоит особняком в описании интеллектуальной эволюции корпуса армейских офицеров. Его история может закончиться Первой мировой войной, но ее последствия доходят до наших дней». — Эндрю Дж. Басевич, автор книги «Война Америки за Большой Ближний Восток: военная история»

«Уникальное и искусное сочетание институциональной, социальной и интеллектуальной истории и групповой биографии, Подготовка к войне заслуживает широкого внимания». читательская аудитория.То, как армия девятнадцатого века готовилась к вооруженному конфликту, проливает свет и дает глубокое понимание военной готовности сегодня и в будущем». — Генерал-лейтенант (армия США, в отставке) Г. Р. Макмастер, автор книги «Нарушение служебных обязанностей: Линдон Джонсон, Роберт Макнамара, Объединенный комитет начальников штабов и ложь, которая привела к Вьетнаму»

«Проще говоря, Подготовка к войне является лучшим печатным исследованием армии США до Первой мировой войны. Кларк представил хорошо написанный и прекрасно проработанный отчет об учреждении, переживающем трансформационные изменения, происходящие между поколениями….Книга «Подготовка к войне » гарантированно станет обязательной к прочтению для аспирантов и заслуживает более широкой аудитории в это политически неопределенное время». — Бобби А. Уинтермьют, Журнал военной истории, , октябрь 2017 г.

«Кларк представляет собой отличное введение в политический контекст, в котором американская армия превратилась из пограничной полиции в один из самых мощных инструментов в мире. Его книга окажется поучительной не только для тех, кто изучает прошлое, но и для тех, кто интересуется тем, как наша армия функционирует в современной американской политической системе.— Майкл С. Нейберг, автор книги Потсдам: конец Второй мировой войны и переделка Европы

«J.P. Кларка следует поблагодарить за его авторитетный обзор развития армии США в неспокойное столетие… Это захватывающий и авантюрный анализ… Кларк произвел ценный синтез преобразующего века, который редко мыслится в целом. У него также есть послание, которое находит отклик после 1917 года». — Брайан Холден-Рид, RUSI Journal, октябрь/ноябрь 2018 г.

«Кульминацией исследований [Кларка] стала великолепная новая книга.В этой работе Кларк показывает нам, как следует писать историю, не только освещая прошлое, но и предоставляя полезный способ думать о будущем». — Маккубин Томас Оуэнс, National Review , 8 мая 2017 г.

«Опираясь на впечатляющие исследования первоисточников и умело привлекая ученых… Кларк впечатляюще рассказывает эту важную историю… Это исследование, которое не будет представляет ценность не только для изучающих американскую военную историю, но и для всех, кто интересуется проблемой адаптации военных институтов к изменениям и местом профессионального военного образования в этих усилиях.” — Итан С. Рафус, History: Review of New Books , ноябрь 2017 г.

с ядром военных профессионалов, сосредоточенным в Генеральном штабе, управляющем мобилизацией призывников. Увлекательная история о том, как США достигли этой точки и как происходят институциональные изменения, находится в центре внимания этого впечатляющего и важного исследования.— Грэм Кросс, автор книги Дипломатическое образование Франклина Д. Рузвельта , American Historical Review, 30 мая 2018 года

« Подготовка к войне — превосходный исторический труд. Эта книга не только представляет собой свежий взгляд на историю армии США и процесс реформы профессионального военного образования в течение столетия, но и предоставляет набор аналитических инструментов… меняться со временем… Эти инструменты можно использовать для предсказания или, по крайней мере, для постановки вопросов об определенных аспектах ближайшего будущего.— Лукас Милевски, автор книги «Эволюция современной градостроительной стратегической мысли» , Orbis, 9 августа 2017 г.

Книга Кларка «Подготовка к войне: появление современной армии США, 1815-1917 » заполняет важный пробел в нашем научном понимании важного института — офицерского корпуса армии США девятнадцатого века… Возможно, самый острый урок, который извлекает Кларк. Из его работы в нынешней американской профессии военного видно, что в нынешней армии США существует разрыв между поколениями между генералами, которые руководили войсками в Ираке и Афганистане в качестве старших офицеров, и младшими офицерами, которые начали свою карьеру в этих конфликтах на уровне небольших подразделений.— Уэйн Вей-Сян Се, автор книг Вест-Пойнтерс и Гражданская война , Ранняя американская литература , Июнь 2018

« Подготовка к войне: появление современной армии США, 1815–1917 не только хорошо проработанная и феноменально написанная книга, но и чрезвычайно актуальная для военных как профессии. В Подготовка к войне JP описывает эволюцию армии после войны 1812 года до Первой мировой войны, оценивая личный опыт и влияние ключевых руководителей — от младших до старших уровней — в этот период современного профессионализма.”— Натан К. Финни, из «Зеленой записной книжки» «Лучший список для чтения летом 2018 г.», 23 мая 2018 г.

«Эта книга идеально подходит для всех, кто хочет изучить организационные изменения, или для руководителей, которые хотят повлиять на будущее армии. Это также важный ресурс для тех, кто хочет понять требования, которые будут предъявляться к военным в начале очередной крупной войны. Хорошо проработанное повествование Кларка легко читается, оно наполнено идеями и анекдотами из 100-летней истории армии и должно быть на книжной полке каждого профессионала.» — Джо Байерли, Армия , 22 февраля 2018 г.

«Как и все хорошие истории, Подготовка к войне предлагает как окно в прошлое, так и предупреждение на будущее. Хотя мы можем учиться на опыте предыдущих поколений, существуют естественные пределы того, насколько служба может формировать свое собственное будущее благодаря усилиям и энтузиазму. Убедительный вклад Кларка служит долгожданным напоминанием — эхом седеющих ветеранов нашей юности — о том, что войны имеют значение, и готовность вести их остается вопросом жизненно важных национальных интересов.” —   Майк Моррис, Strategy Bridge , 13 марта 2018 г.  

«Кларк представляет собой драматическое, широкое и хорошо написанное исследование стремления штатных офицеров к профессиональной легитимности в девятнадцатом и начале двадцатого веков. При этом он представляет хорошо проработанный убедительный отчет о том, как армия США претерпевает трансформационные изменения между поколениями, в связи с более широкими социальными и культурными контекстами, которые определяли Соединенные Штаты и их вооруженные силы.” —   Дэйв Берфорд,  H-Net Reviews , 16 декабря 2017 г.  

«J.P. Мастерская работа Кларка… Подготовка к войне сочетает в себе коллективную биографию, военную антропологию и военную историю, чтобы осветить неровный гобелен того, как меняются военные профессии… Работа Кларка, как и лучшие исторические произведения, тонко освещает текущие условия… Пока это неясно какую форму примет завтрашняя армия, Подготовка к войне представляет собой важный инструмент для понимания будущего армейской профессии.— Сэм Уилкинс, Small Wars Journal , 19 июля 2017 г.

«В целом, Подготовка к войне, — это блестящий отчет о часто тернистом пути, который армия прошла как организация, и, как и все хорошо -письменная история, является предвестником грядущих испытаний». — Аарон Базен, DecisivePoint.org , 12 апреля 2017 г.

«Перемежающийся и накладывающийся друг на друга шум инноваций и инерции, централизации и рассеяния — это захватывающая история тома Кларка, который документирует вековой отход от концепции от прирожденного воина к подготовленному карьеристу.— Энтони Палетта, HistoryNet , 30 июня 2017 г.

«J.P. Кларк сочетает свой военный опыт и тщательное исследование в книге «Подготовка к войне: появление современной армии США». Книга Кларка замысловато демонстрирует, что армия США не была статичным учреждением; скорее это был живой продукт каждого поколения, развивающийся и адаптирующийся на протяжении столетия». — Кристен Блэкстоун, U.S. Studies Online , 20 июля 2018 г.

 

Подготовка к войне? — Китайский медиа-проект

В кратком анализе вчера ряда ключевых моментов, вытекающих из вчерашнего выпуска бюллетеня (公报), или коммюнике, Пятого пленума, мы отметили фразу «обеспечение достижения к 2027 году вековой цели модернизации армии» (确保二〇二七年实现建军百年奋斗目标) — и предположил, что это может свидетельствовать о решимости Си Цзиньпина оставаться генеральным секретарем КПК не только в течение столетия партии в следующем году, но и в течение столетия образования КПК. Народно-освободительной армии, которая приходится на 1 августа 1927 года.

В конце отрывка, в котором упоминается «Мысли Си Цзиньпина о сильной армии» (习近平强军思想), важная отсылка к появляющемуся унаследованному термину Си «Мысли Си Цзиньпина», фраза о 2027 году побудила Пекин: политический обозреватель У Цян (吴强) заметил в интервью RTHK, что Си фактически раз и навсегда отказался от идеи «мирного подъема Китая» или хэпин цзюэци (和平崛起).

Во вчерашнем бюллетене есть и другая формулировка, ясно указывающая на национальную безопасность как на повышенный приоритет, с гораздо более заметным акцентом на высших уровнях руководства КПК, чем мы видели, возможно, в любой предыдущий момент эпохи реформ.Одна важная фраза, которую следует отметить, — это «всестороннее усиление подготовки к войне» (全面加强练兵备战), которая также встречается в отрывке о «сильной военной мысли Си Цзиньпина» и цели НОАК на 2027 год.

Если мы будем искать полные архивы People’s Daily , мы обнаруживаем, что термин «подготовка для войны» вообще не появляется в заголовках после 1962 года — ровно до двух лет назад, сегодня, 30 сентября 2018 года. Появившись в тот день на первой полосе, заголовок содержал полную фразу о подготовке к войне: «Всесторонне Усиление подготовки к войне, ускорение совершенствования Способность к победе» (全面加强练兵备战加快提升打赢能力).В докладе речь шла об инспекции Си экскурсию по 79-й группе армий НОАК и включала фотографии генерала секретарь в кабине вертолета Z-10.

Если фраза «подготовка к войне», бейжан (备战), появляется в полном тексте 14 -й пятилетки, которая появится только после «двух сессий» следующего года, это будет означать первую раз за 55 лет эта фраза так сильно фигурировала в планировании CCP. В третьем пятилетнем плане (1966–1970 гг.), который пришелся на период крайней уязвимости Китая, в условиях советско-китайского раскола и в преддверии сближения с США, подчеркивалась необходимость «начать с подготовки к большим и воевать рано, активно готовиться к войне и ставить строительство национальной обороны на первое место [приоритет].

Наконец, следует отметить акцент на национальной безопасности в абзац, непосредственно предшествующий упоминанию о «мощной военной силе Си Цзиньпина». Мысль» в бюллетене, и в частности фраза об обеспечении «безопасности развитие проходит через весь процесс национального развития во всех поля» (把安全发展贯穿国家发展各领域和全过程). Параграф гласит:

Пленарное заседание предложило координацию развития и безопасности, построение более высокого уровня безопасности Китая.[Мы должны] придерживаться общей концепции национальной безопасности, осуществлять стратегию национальной безопасности, поддерживать и формировать национальную безопасность, координировать традиционную безопасность и нетрадиционную безопасность и [обеспечивать], чтобы развитие безопасности проходило через весь процесс национального развития во всех поля . . . .

Подготовка к следующей большой войне

«В течение почти двадцати лет у нас было все время и почти не было денег; сегодня у нас есть все деньги и нет времени.

Эти слова были сказаны начальником штаба армии Джорджем Маршаллом в 1940 году перед лицом неизбежного вступления Соединенных Штатов во Вторую мировую войну. Он сокрушался по поводу того, что, когда внезапно возникают крупные конфликты, все деньги мира не могут волшебным образом исправить военные недостатки за одну ночь. Нетрудно представить себе будущего начальника штаба сухопутных войск, произносящего те же слова накануне действительно большой войны.

Между 1945 и 1989 годами надвигающаяся угроза глобальной войны между Соединенными Штатами и Советским Союзом повлияла на все аспекты жизни У.S. военные приготовления, от доктрины до организации и вооружения. Но с момента окончания холодной войны вооруженные силы США не были укомплектованы, организованы и не были готовы к ведению крупномасштабной и кровопролитной войны.

Сегодня практически никто из тех, кто служил в звании ниже полковника или рядового старшего начальника, никогда не служил в вооруженных силах, сталкиваясь с сильным соперником, и не сталкивался с реальной перспективой вести глобальную войну для защиты наиболее жизненно важных интересов нации и, возможно, даже его выживание.Да, Соединенные Штаты находятся в состоянии войны последние полтора десятилетия. Но даже на пике военных операций США в Ираке и Афганистане участвовало не более 171 000 военнослужащих и 100 000 военнослужащих соответственно. Сравните это с более чем 537 000 военнослужащих, развернутых в разгар войны во Вьетнаме в 1968 году, которая в то время считалась небольшим и ограниченным конфликтом.

Вероятность того, что Соединенным Штатам придется вести действительно большую войну — войну, требующую участия многих сотен тысяч солдат, с высоким уровнем разрушительности и потерь, — остается низкой, но последствия будут огромными.И в мире, которому все больше угрожают беспорядки, насильственный экстремизм и более агрессивные крупные государства, эти низкие шансы могут увеличиваться.

Что может спровоцировать большую войну? Массированное, прямое нападение на Соединенные Штаты, безусловно, произойдет, но другие менее масштабные кризисы также могут привести к непредсказуемой эскалации. Представьте себе, например, вторжение России в другое восточноевропейское государство; территориальный просчет между США, Китаем или союзником по договору в Южно-Китайском море; взрывоопасный суннитско-шиитский конфликт, выходящий за пределы Ближнего Востока; региональный конфликт в Южной Азии или на Корейском полуострове; или крупная смертоносная террористическая атака в Соединенных Штатах.Первоначальный военный ответ США на любой из этих сценариев может перерасти в более крупный и, возможно, даже глобальный конфликт. Требования такой войны значительно превышают текущие планы на случай непредвиденных обстоятельств для Ирака, Афганистана или даже Корейского полуострова.

Потенциально разрушительные последствия следующей большой войны требуют, чтобы военные США (и нация в целом) подготовились к этому сценарию не меньше, чем к ряду более мелких проблем, требующих внимания сегодня. Сегодняшние войны, вероятные непредвиденные обстоятельства и просто управление Министерством обороны требуют времени, энергии и ресурсов.Выбор и компромиссы должны быть сделаны. Тем не менее, Пентагон должен выявить бреши, которые подвергли бы Соединенные Штаты наибольшему риску в крупном и затяжном конфликте с весьма боеспособным противником, и максимально снизить эти риски.

Мы считаем, что есть по крайней мере пять больших пробелов, которые Соединенные Штаты должны попытаться заполнить, и шестой, который невозможно исправить, даже если он может быть областью наибольшей уязвимости США.

1. Высокоточные боеприпасы и перспективное вооружение. Крупномасштабный конфликт может привести к потреблению огромного количества высокоточного оружия США и союзников в первые недели. Многие из этих видов оружия закуплены в ограниченном количестве и требуют немедленного пополнения. Линии по производству боеприпасов должны быть укомплектованы критически важными узлами и деталями, а ценные дефицитные материалы должны храниться на складах, чтобы быстро производить больше этих необходимых инструментов войны. Высокоточные боеприпасы будут быстро израсходованы даже в конфликтах среднего масштаба; модернизация этой возможности даст высокую отдачу в большинстве потенциальных сценариев.Более того, министерство обороны и промышленность должны иметь возможность быстро ускорять и проводить боевые испытания передового оружия, которое все еще находится в разработке (например, рельсовые пушки и лазерное оружие), чтобы оно могло быстро попасть в руки воюющих частей.

2. Платформы. Истребители, беспилотники, бомбардировщики, даже подводные лодки и надводные корабли могли понести большие потери в первые дни и недели большой войны. Другое оборудование может оказаться устаревшим или уязвимым для действий противника и потребовать немедленной замены или отказа от него.Для производства большинства этих сложных платформ требуются месяцы или годы. Теплые производственные линии с легкодоступными производственными материалами должны быть доступны для быстрого ускорения производства. Можно извлечь некоторые уроки из быстрого производства MRAP в разгар угрозы СВУ в Ираке и Афганистане. Кроме того, службам следует провести инвентаризацию своих могильников, чтобы определить, какие системы можно быстро перенастроить для боевого применения с некоторой предварительной подготовкой.

3.Войска. Для защиты Соединенных Штатов от потенциальных внутренних угроз при развертывании сотен тысяч военнослужащих за границей потребуется значительно более многочисленная армия США, даже после мобилизации Национальной гвардии и резервов. Новые и масштабные усилия по созданию, обучению, руководству и оснащению новых сил могут быть необходимы для быстрого создания достаточной боевой мощи и поддержания ее в течение нескольких месяцев и даже лет боевых действий. Все службы нуждаются в планах быстрого расширения в случае необходимости, хотя это особенно актуально для армии и морской пехоты.Поскольку вполне может потребоваться призыв на военную службу, политические лидеры США должны обеспечить, чтобы система выборочной службы оставалась сильной (и, как мы писали, включала женщин), и продумать, какие кадровые требования потребуются для введения призыва.

4. Планирование и адаптивность. Планирование большой войны требует тщательного изучения уязвимых мест, трезвой оценки потерь и истощения, а также реалистичной оценки необходимого количества мужчин и женщин. Необходимо задать общие вопросы о том, как силы могут сражаться, где и против какого противника; какое новое оборудование и возможности могут понадобиться; и от каких текущих предположений или ограничений (таких как опора на добровольческие силы) может потребоваться отказаться.Как только начнется большая война, службы должны будут быстро адаптироваться к непредвиденным условиям поля боя. Им может потребоваться изобретать новые подразделения и возможности, будь то физические формирования или виртуальные возможности — например, бригады космических ударов, гражданские химико-биологические консультативные группы или отряды защиты микродронов.

5. Технология. Аддитивная печать, робототехника, искусственный интеллект и другие новейшие технологии имеют важное военное применение, и каждый боец ​​будет стремиться первым использовать их в бою.Поэтому вооруженные силы США должны поддерживать свое технологическое превосходство, а также находить способы быстрого применения невоенных технологий в военное время. Однако Соединенные Штаты, вероятно, будут гораздо более уязвимы для кибератак, чем почти любой вообразимый противник, поскольку их военные, правительственные и деловые функции так сильно зависят от киберсферы. Правительству США, возможно, потребуется мобилизовать ключевые кадры национального кибертруда в онлайн-версии Гражданского воздушного патруля для противодействия крупномасштабным кибератакам и защиты США.S. общедоступные и частные сети против враждебных сбоев и прямых атак.

6. Выносливость. Это серьезный стратегический пробел, который, возможно, не удастся заполнить до начала большой войны, поскольку он имеет психологическую природу. Военные и нация должны быть морально и эмоционально готовы к большому количеству убитых и раненых военнослужащих, а возможно, и гражданских лиц. Большие войны имеют тенденцию быть кроваво неизбирательными по отношению к обоим. Сотни, а может быть, и тысячи убитых и раненых могут быть унесены за часы и дни, а не за месяцы и годы; генералы, возможно, больше не смогут носить с собой тонкие пачки каталожных карточек с их именами и историями, как это стало обычной практикой в ​​Ираке и Афганистане.«Кровавое мышление» среди сражающихся генералов и адмиралов может снова стать необходимым атрибутом победы в войне — в разительном контрасте с недавними ограниченными войнами. Готовность нации выдержать большую войну является потенциально большой уязвимостью, особенно если война не связана с прямым нападением на Соединенные Штаты. Повышение психологической устойчивости нации и вооруженных сил перед лицом потенциальных тяжелых потерь — это задача, о которой как гражданские, так и военные лидеры должны начать думать уже сейчас.

Политические и военные лидеры США сталкиваются со многими трудностями при устранении этих пробелов, в том числе с ограниченным временем, ресурсами и вниманием. Тем не менее, одна из самых важных вещей, которые они (и их сотрудники) могут сделать, — это способствовать творческому мышлению в каждой из этих шести областей. Это может быть очень сложной задачей, поскольку большая война будет иметь совершенно иной характер и другие требования, чем войны и вызовы сегодняшнего дня. Вот почему, например, в прошлом году мы включили роман «Призрачный флот » в наш список профессиональной литературы для нового Объединенного комитета начальников штабов.Он представляет собой большую войну с Китаем и показывает как проблемы, так и творческие решения, которые возникли, когда Соединенные Штаты заполнили свои значительные довоенные пробелы. (Здесь нет сюжетных спойлеров, но одним из примеров является Mentor Crew, которая назначает отставных военных офицеров по всему флоту, чтобы консультировать множество совершенно новых экипажей, которые должны были быть сформированы.)

Соединенные Штаты не могут позволить себе вступить во все более опасное будущее без трезвого взгляда на самые сложные, даже экзистенциальные, военные непредвиденные обстоятельства.Возвращение агрессивных великих держав, ослабление военного потенциала некоторых союзников и рост транснациональных угроз — все это предполагает мир, в котором неожиданно может возникнуть большая, опасная и смертоносная война. Креативное мышление и решение проблем должны оставаться очень важной частью подготовки Министерства обороны и служб сейчас. Поскольку вооруженные силы США продолжают перестраиваться для неопределенного будущего, представление о невообразимой следующей большой войне должно стать неотъемлемой частью их планирования опасного будущего.

 

Генерал-лейтенант Дэвид В.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.