Мать расула вов – Мать Росула — NPC — World of Warcraft

Мать Росула — NPC — World of Warcraft

Комментарии

Комментарий от Lazey

She’s in a cave in Antoran Wastes northeastern part with 3 other Imp Mothers. Don’t know if they change this in a later PTR build but right now she’s somehow submerged, you see her nameplate but you can not target or attack her.

You need to kill imps in the cave to loot Мясо беса. Don’t panic if there’s an error when you try to use this meat, you need 100 to be able to create a Омерзительные яства. Use that feast in front of her pool and she will spawn.

She uses Зловонное дыхание and Бесы! (to spawn lots of Мятежный бес using Огненный снаряд Скверны).

Killed her one time without problems, a second try another day failed because she resetted at some point and then I was killed by Артиллерия «Параксия». She didn’t submerge but then was constantly resetting (or using a weird heal-back-to-full mechanic by yelling «I am hungry» and consuming surrounding imps? idk)

Chance to drop Мятежный бес

In PTR Build 7.3.0.24744 it’s possible that «Параксий» will hit you in Mother Rosula’s cave (!), even with the zone-wide alarm it can be hard to avoid that.

Комментарий от Boxofbeer

Мать Росула rare mob can be found in Пустоши Анторуса.

She is inside the cave, hiding in a pool at the opposite side of Imp mother mob.
Collect 100 Мясо беса and combine to get Омерзительные яства.
Use that to summon her.

TomTom:
/way Antoran wastes 65.5 26.6 Mother Rosula spot

Мать Росула — www.youtube.com/watch?v=KsT-TJFJ5gc

Комментарий от demonsquiggle

She has 164 million HP, summons some burly imps, and sheeps you. I suggest bringing friends or being really beefy before attempting this boss.

Комментарий от Niesiol

A very easy (if tedious and long) rare to solo as a warrior.
Has 2 attacks + rarely meeles.
1. Spawns a ton of adds using Бесы! — Each one refreshes Победный раж so health is not a problem with enough cleave.
2. Uses Зловонное дыхание. It’s a frontal cone that polymorphs you, and deals plenty of damage. It’s not targetted so you can just sidestep it.

Комментарий от Magnognomus

1st week of 7.3 patch.

At the moment the following rares available (if I left something out please add it in a comment and I will update the list!)

Tomtom + Paste addon recommended.

Krokuun Rares

/way Krokuun 45.3 58.7 Commander Endaxis
/way Krokuun 33.6 75.4 Commander Sathrenael
/way Krokuun 42.0 57.1 Commander Vecaya Path Up
/way Krokuun 42.3 69.8 Imp Mother Laglath
/way Krokuun 50.8 17.8 Khazaduum Entrance
/way Krokuun 70.5 33.7 Naroua
/way Krokuun 58.0 74.8 Siegemaster Voraan
/way Krokuun 52.8 30.9 Sister Subversia
/way Krokuun 54.8 81.3 Talestra the Vile
/way Krokuun 70.1 81.2 Tar Spitter
/way Krokuun 69.2 59.4 Tereck the Selector
/way Krokuun 60.8 20.8 Vagath the Betrayed

Antoran Wastes Rares

/way Antoran Wastes 73.5 72.0 Admiral Rel’var
/way Antoran Wastes 74.9 57.0 All-Seer Xanarian
/way Antoran Wastes 61.7 36.9 Blistermaw
/way Antoran Wastes 61.4 21.0 Chief Alchemist Munculus
/way Antoran Wastes 80.5 62.8 Commander Texlaz Portal
/way Antoran Wastes 55.7 45.9 Gar’zoth
/way Antoran Wastes 63.1 25.2 Houndmaster Kerrax Entrance
/way Antoran Wastes 61.1 45.7 Inquisitor Vethroz Path Start
/way Antoran Wastes 62.3 53.5 Lieutenant Xakaar
/way Antoran Wastes 57.4 32.9 Mistress Il’thendra Inside Building
/way Antoran Wastes 65.6 26.6 Mother Rosula (Same as Puscilla)
/way Antoran Wastes 65.6 26.6 Puscilla Cave Entrance
/way Antoran Wastes 54.7 39.1 The Many-Faced Devourer Spot to Summon
/way Antoran Wastes 64.3 48.2 Varga Cave Entrance
/way Antoran Wastes 66.0 54.1 Ven’orn Cave Entrance
/way Antoran Wastes 55.7 21.9 Void Warden Valsuran
/way Antoran Wastes 52.9 36.2 Vrax’thul
/way Antoran Wastes 52.9 29.4 Watcher Aival
/way Antoran Wastes 50.9 55.3 Worldsplitter Skuul
/way Antoran Wastes 61.4 65.1 Wrath-Lord Yarez

You have to summon Mother Rosula and
The Many-Faced Devourer. Please read up on them first.

Комментарий от Zerrahki

Do be aware that her Bad Breath is very akin to the Bad Breath from the infamous Malboro’s in the Final Fantasy series. If you’re hit, it’ll apply a variety of status affects! Luckily, it doesn’t add petrification to the mix, and give you just about an instant game over. 😛

Комментарий от cparle87

Do you need to farm the 100 pieces of meat to make the feast to summon her every day or is she like the many-faced devourer and squadron commander in that you do it once and can summon her each day?

Комментарий от Malafar

The real question we should be asking is: are all imp mothers cannibals? Or just this one?

Комментарий от ammonite

For players that, like me, plan to farm the mounts and other collectibles daily, I have compiled a set of macros with the tom-tom waypoints for rares that drop mounts. I used previous comments by others, especially Boxofbeer, as well as Wowhead maps to compile the coordinates.

/way Mac’aree 55.7 59.9 Wrangler Kravos
/way Antoran wastes 61.7 37.2 Blistermaw
/way Antoran wastes 63.1 25.2 Entrance: Houndmaster Kerrax
/way Mac’aree 49.7 9.9 Skreeg the Devourer
/way Mac’aree 33.7 47.5 Venomtail Skyfin

For the rares that drop eggs which may hatch into mounts, companions, or junk:

/way Antoran wastes 64.3 48.2 Varga
/way Krokuun 70.5 33.7 Naroua
/way Mac’aree 38.7 55.8 Kaara the Pale
/way Mac’aree 44.2 49.8 Sabuul

For rares that drop companion pets:

/way Antoran wastes 65.5 26.6 Mother Rosula Entrance
/way Antoran wastes 50.4 56.1 Urzul Bone
/way Antoran wastes 65.6 26.3 Imp Bone
/way Antoran wastes 52.4 35.3 Fiend Bone
/way Antoran wastes 54.7 39.1 ManyFaced Devourer
/way Mac’aree 30.3 40.4 Ataxon

For rares that drop toys:

/way Mac’aree 43.8 60.2 Crazed Baruut
/way Antoran Wastes 58.6 12 Doomcaster Suprax
/way Mac’aree 61.4 50.2 Instructor Tarahna (3 colors)
/way Antoran wastes 65 82.6 Rezira the Seer
/way Krokuun 52.8 31 Sister Subversia

/way Antoran wastes 77.4 74.9 Portal to Vishax
/way Antoran wastes 61.9 64.3 Wrath-Lord Yarez

Note that not all rares seem to spawn each day. If you discover something that is missing or incorrect, please let me know in the comments and I’ll fix it.

Комментарий от bradybunch

It appears that the pet is tradable/cageable so you can bring friends along who aren’t pet collectors so they can so kindly give it to you. The cave itself is up on the sky walk, and not down on the ground. Entrance on the sky walk is at 65.5 26.5.
Simply:
1. Kill the Felspawn Imps for a chance at them dropping the the Imp Meat
2. Collect 100 Imp Meat
3. Combine into a Disgusting Feast
4. Place the feast in the back of the cave in front of the fel pool with fish bones.
5. Kill Mother Rosula

Комментарий от angeldefury

So I would like to point out (that at least for me) this «rare» is bugged and currently always displayes a GOLD elite portrait instead of silver one BUT I am still able to loot it daily it appears despite the deceiving gold frame.

Комментарий от cparle87

This seems to be the only rare, at least in the Antoran Wastes, that requires you to grind the mats to summon it every time. Squadron Commander Vishax, once you’ve made his portal, is available any time. So is the Many-Faced Devourer once you’ve made the bone fetish.

Комментарий от alpanhell

The description of the location here is very bad (or at least I was very confused). If you look at the map of Antoran Wastes towards the top there is a circle with 3 bridges going off of it, the rightmost bridge ends at this cave (I’ve been having a hard time getting Tom Tom to work correctly).

As you follow around inside the cave you’ll see 2 elite Imp Mothers and at the end of the cave the pool where Пузцилла will spawn (this mob drops a mount by the way). Across from the 2nd Imp Mother (to the right) there is an alcove with a pool and several big fish head bones, that’s where you get Мать Росула to spawn.

You get Мать Росула to spawn by farming Мясо беса off the imps in the cave. Stupidly they don’t always drop it (who knew some imps didn’t have meat) and it can take awhile, once you have 100 you combine the meat to form the feast and drop it by the pool that I mentioned above.

The big question is when can you do this, I did it and she came up as an elite (not as a rare as I would have expected). She did not drop the pet and I’m guessing she has to be a rare. So as someone suggested you may have to wait till she shows up as a star on the map (makes no sense to me).

And yes, you need to farm for the feast every time.

Personally I’m going to wait and buy the pet in ah, not worth all this time and trouble.

Комментарий от MantiKore

Please note that you need to kill Felspawn imps for the meat to drop. Felfire Imps DO NOT drop meat.

Комментарий от Wowhero111

All outdoor Argus rares that have a chance to drop mounts, plus their locations!: https://www.youtube.com/watch?v=e9fM0zBt20c

Комментарий от Sterlingbolt

Her pool is the empty one with the huge fish bones

Комментарий от renrag760

I know someone named Rosula IRL and this mob looks surprisingly similar to her…

Комментарий от Thefireone

Seems to have a rather long respawn time. Been waiting for maybe 10 mins

Комментарий от Nathalanti

I’m assuming this is a fairly blatent referance to «Mother Russia». I don’t know where the name comes from, but I believe it has to do with the Russians calling Russia «the Motherland», and thus Mother Russia.

In the late 80’s a band called Sisters of Mercy also did a song called Mother Russia.

Комментарий от Aquaserge

Just attempted to spawn her. The «rare star» is showing up on the minimap, and NPC scan even did a little ding, but she is nowhere to be found. Anyone else with this issue?

Комментарий от ShadowPhoenx

As a note, if Puscilla is also up, farm the meat, summon Mother Rosula, hop in the warframe and if you’re quick you can kill both rares w/ one warframe summon.

Комментарий от Veliore

Apparently the summoning can bug, I used the meat in front of her pool, NPCscan got triggered, star appeared on the minimap but Mother didn’t show up…

Комментарий от NcJackson

To spawn Мать Росула you must get 100 x Мясо беса to create a Омерзительные яства.

The cave where Пузцилла and Мать Росула are located are full of Felspawn Imp’s and it took me around three minutes to get the 100 pieces of Мясо беса. These imps respawn quick!

When creating Омерзительные яства, Мать Росула will ping up on your silverdragon or npc scan, but she will not actually spawn until the feast in placed in her pool (the one with the fish bones).

I found that Мать Росула when spawned was not a «rare elite» but a standard elite mob, but can confirm that is still counts for achievement Аргусский командир.

Комментарий от Loafwarden

I’m not sure if this was a bug or there is a certain range you need to stay in, but Mother Rosula reset about three times while I was fighting her. I would suggest not moving too far backwards out of her little cove in order to prevent this from happening to you!

Комментарий от Hirotoro

She can only be looted once per character each day; in accordance with Argus rares, despite the fact she isn’t a rare.

Комментарий от S2005

She bugged on me. 03MAR2019

An Alliance character (Warmode On) had just killed her (I’m Horde) and her corpse was still there. I tried to spawn her, and my feast did nothing. Waste of 100 meat 🙁

Farmed up the 100 meat again, corpse was still there, but tried again. This time, worked as normal.

ru.wowhead.com

Аргусский командир — Достижение — World of Warcraft

Итак, у нас 60 рарников на Аргусе, 4 из которых не спавнятся, а ищутся посредством сбора лута, призыва и т.п.

.

Координаты для Tomtom под спойлером (часть рарников еще ищутся):

/way Пустоши Анторуса 65.5 26.6 Мать Росула (вход)
/way Пустоши Анторуса 60.9 22.9 Главный алхимик Мункул
/way Пустоши Анторуса 61.7 37.2 Язвоглот
/way Пустоши Анторуса 53.1 35.8 Вракс’тул
/way Пустоши Анторуса 65.6 26.6 Пузцилла (вход)
/way Пустоши Анторуса 63.1 25.2 Псарь Керракс(вход)
/way Пустоши Анторуса 52.7 29.5 Смотритель Айвал
/way Пустоши Анторуса 73.2 70.8 Адмирал Рел’вар
/way Пустоши Анторуса 75.6 56.5 Провидец Ксанариан
/way Пустоши Анторуса 64.3 48.2 Варга
/way Пустоши Анторуса 50.9 55.3 Миродробитель Скуул
/way Пустоши Анторуса 56.2 45.5 Гар’зот
/way Пустоши Анторуса 57.4 32.9 Госпожа Ил’тенда
/way Пустоши Анторуса 54.0 38.0 Многоликий пожиратель
/way Пустоши Анторуса 58.0 12.0 Навлекающий Погибель Супракс
/way Пустоши Анторуса 66.0 54.1 Яд’орн
/way Пустоши Анторуса 61.9 64.3 Повелитель гнева Ярез
/way Пустоши Анторуса 55.7 21.9 Лейтенант Закаар
/way Пустоши Анторуса 80.5 62.8 Командир Текслаз (портал)
/way Пустоши Анторуса 61.1 45.7 Инквизитор Ветроз
/way Пустоши Анторуса 77.4 74.9 Вишакс портал
/way Пустоши Анторуса 58.1 12.4 Навлекающий погибель Супракс

/way Крокуун 55.5 80.2 Талестра Злобная
/way Крокуун 58.0 74.8 Осадный мастер Вораан
/way Крокуун 69.6 57.5 Терек Подборщик
/way Крокуун 69.7 80.5 Смолоплюй
/way Крокуун 70.5 33.7 Нароу
/way Крокуун 42.0 57.1 Командир Викайя
/way Крокуун 53.4 30.9 Сестра Диверсия
/way Крокуун 60.8 20.8 Вагат Обманутый
/way Крокуун 41.7 70.2 Мать бесов Леглата
/way Крокуун 50.3 17.3 Казадуум (вход)
/way Крокуун 33.0 76.0 Командир Сатранаэль
/way Крокуун 44.5 58.7 Командир Эндаксий

/way Мак’ари 55.7 59.9 Пастух Кравос
/way Мак’ари 43.8 60.2 Баруут Кровожадный
/way Мак’ари 36.3 23.6 Дозорный Танос
/way Мак’ари 33.7 47.5 Ядовитый небесный скат
/way Мак’ари 27.2 29.8 Капитан Фарук
/way Мак’ари 30.3 40.4 Атаксон
/way Мак’ари 35.5 58.7 Вестник хаоса (2 этаж)
/way Мак’ари 48.5 40.9 Чемпион джед’хин Воруск
/way Мак’ари 58.0 30.9 Надзирательница И’сорна
/way Мак’ари 61.4 50.2 Инструктор Тарахна
/way Мак’ари 56.8 14.5 Командир Ксетгар
/way Мак’ари 49.5 52.8 Последний из Змеев
/way Мак’ари 44.6 71.6 Темный чародей Воруун
/way Мак’ари 65.3 67.5 Искаженное чудовище
/way Мак’ари 38.7 55.8 Каара Бледная
/way Мак’ари 41.3 11.6 Физл Кексовор
/way Мак’ари 63.8 64.6 Дозорный Куро
/way Мак’ари 39.2 66.6 Турек Мерцающий
/way Мак’ари 35.2 37.2 Мраколиск
/way Мак’ари 70.4 46.7 Соролис Нелюбимец Судьбы
/way Мак’ари 44.2 49.8 Сабуул
/way Мак’ари 59.2 37.7 Надзирательница И’беда
/way Мак’ари 60.4 29.7 Надзирательница И’морна
/way Мак’ари 64.0 29.5 Зул’тан Многоликий
/way Мак’ари 49.7 9.9 Скрииг Пожиратель

ru.wowhead.com

Мать Камня — WoW JP

 

Не все элементали плохие. Если Рагнарос и Ал’Акир однозначно «враги народа», то Теразан Мать Камня не относится к тем, кто будет нам противостоять после Катаклизма. Точнее даже наоборот. Но прежде чем мы поговорим чем же так хороша Каменная Матушка, немного о том кто она и чем знаменита.

Как и другие Повелители Элементалей, Теразан воевала против Титанов, на стороне Древних Богов. После этого ее тоже заключили в План Элементалей. Отношения с другими Лордами у нее сложные. Говоря проще — они не любят друг друга. Ал’Акир выдувает песок из ее «каменного тела», Нептулон треплет бока своими волнами, а Рагнарос — этот способен расплавить все, даже камень. Ее не так просто разгневать, она женщина терпеливая да и если бы эта троица мужиков убралась подальше она была бы просто счастлива.

Несмотря на то, что Теразан была на стороне Древних Богов, в конце концов богов заключили в тюрьмы в глубине земли, другими словами — она помогла Титанам нейтрализовать Древних. Может быть поэтому Теразан имеет особое положение в нынешней ситуации и не все духи земли оказались заключенными в тюрьму. Например, ее дочь, Принцесса Терадрас, которая обитала в материальном плане земли. Причем настолько активно, что смогла соблазнить Заетара, сына Кенария и произвести на белый свет целую расу — кентавров. Кентавры, правда, убили отца, Заетара, а Терадрас оказалась в Марадоне. Думаю, что кто проходил инстанс до конца помнят о том разочаровании, которое ждало в конце — ведь в гайдах говорил что будет принцесса, а не это чучело.

 

Если дочь выглядит настолько страшновато, то что уже говорить о матери. До Катаклизма ее мало кто видел, но те кто видел описывали ее как даму с весьма фундаментальными пропорциями. Впрочем, тауренам не мешает любить ее как Матушку-Землю. По крайней мере некоторые считают что их Мать-Земля и Теразин — это одно и тоже.

Как бы то ни было, в «Катаклизме» с Теразан мы будем дружить. Вернее — набирать репутацию. Дипхольм, локация, рассчитанная на персонажей 82-84 уровней, является нынешним местом обитания Матери Камня. Добродушная тетка будет давать нам ежедневные квесты, за которые мы будем получать плюшки в виде эпического оружия и тому подобных вещей. Правда прежде чем мы получим доступ к дейликам, нам придется немного попотеть, выполнив квестовую цепочку. Все-таки мы когда-то убили ее дочь и вряд ли она этому была очень рада. Чем-то это напоминает ситуацию с сынами Ходира или Драконами Пустоты, с которыми мы стартовали с репутацией на уровне «ненависть».

wowjp.net

Подвиг Газдановых: как погибли семеро братьев

Ровно 77 лет назад 22 июня без объявления войны на СССР напала гитлеровская Германия. К тем, кого сегодня обязательно нужно вспомнить и о ком, к сожалению, знают очень немногие, относится семья Газдановых из маленького осетинского села Дзуарикау. Почему именно она? Потому что из огромного океана горя, который принесла с собой война, этой семье довелось хлебнуть его столько, сколько, пожалуй, в нашей стране не досталось никому.

На следующий день после нападения фашистов на СССР и начала первой волны мобилизации, когда в армию призвали всех военнообязанных с 1905 по 1918 год рождения включительно, под призыв попали пятеро братьев Газдановых. Шестой, по имени Шамиль, служил в Красной армии с 1937 года, поэтому встретил войну, будучи кадровым военным. Самый младший (седьмой), Хасанбек, родившийся в 1921 году, не пожелал остаться дома и явился в военкомат вместе с братьями. Все они в течение июня-июля были направлены на фронт. И случилось так, что именно младший погиб первым. В конце сентября 41-го в боях в Запорожской области; точнее не погиб, а пропал без вести. Вторым, защищая подступы к Москве, пал смертью храбрых рядовой Махарбек Газданов, который до войны работал учителем.

Хаджисмел был убит при обороне Севастополя в начале 1942 года. Похоронка на него, пришедшая в дом Газдановых, разбила материнское сердце. Тассо не смогла пережить смерть своего третьего сына, и Асахмат (отец), похоронив жену, остался в доме с беременной невесткой. Единственный из сыновей, Дзарахмет, успел жениться до войны, но так и не узнал, что у него родилась дочь. Сложив голову под Новороссийском, он стал четвертым. В том же 42-м в боях под Киевом погиб Созырко. Самый старший из братьев, Магомед, пропал без вести в августе 1943 года в ходе стратегической операции при блокировании Крыма советскими войсками.

Гвардии лейтенант Шамиль Газданов, кавалер четырех орденов, который дальше всех из братьев гнал фашистов, был в убит бою в ноябре 44-го на территории Латвии. Последним, замкнувшим жуткую цепь смертей своей семьи, стал отец, умерший на пороге собственного дома. Это произошло, когда он держал на руках маленькую внучку, родившуюся от Дзарахмета, и увидел, как к нему направляются старейшины, одетые в траур. Именно так до этого они приходили в их дом шесть раз. В седьмой раз сердце Асахмата не выдержало…

В 1963 году, неподалеку от села Дзуарикау у обочины главной дороги, ведущей из Владикавказа, был установлен памятник братьям Газдановым в виде скорбящей женщины — их матери, склонившей голову перед семью журавлями, устремившимся в небо. Спустя пять лет дагестанский поэт Расул Гамзатов написал свое знаменитое стихотворение «Журавли». Впоследствии оно было положено на музыку Яна Френкеля и превратилось в одноименную не менее знаменитую песню, которую потрясающе исполнил Марк Бернес.

Есть версия (правда, она никем не подтверждена, но и не опровергнута), что тема журавлей была навеяна Гамзатову после того, как он увидел этот памятник и узнал историю его посвящения. В качестве своеобразного подтверждения — стихотворение «Журавли» в переводе Наума Гребнева, которое впервые было напечатано в журнале «Новый мир» в 1968 году и начиналось словами:

Мне кажется порою, что джигиты,
С кровавых не пришедшие полей,
В могилах братских не были зарыты,
А превратились в белых журавлей.

По предложению Бернеса, чтобы расширить адресность песни и придать ей общечеловеческое звучание, слово «джигиты» было заменено на «солдаты». И до сих пор, когда звучат «Журавли», у многих людей по телу невольно пробегают мурашки…

Если вам когда-либо доведется ехать по шоссе из Владикавказа в направлении города Алагир, примерно в 30 километрах от столицы Северной Осетии — Алании вы обязательно увидите этот памятник. Притормозите возле него и просто помолчите. Хотя бы минуту. В память об ужасах войны, начавшейся 22 июня 1941 года, и обо всех погибших на ее фронтах.

tvzvezda.ru

Подвиг матерей в годы Великой отечественной войны

ГБОУ СПО СК «Ставропольский Базовый медицинский колледж».

Методическая разработка

открытого кураторского часа «Подвиг матерей в годы Великой отечественной войны».

Выполнила:

Преподаватель ЦМК

«ОГСЭ дисциплин»

Огоджанян Н.М

Одобрено:

На заседании ЦМК

Протокол

Председатель ЦМК

Соломянный В.Д

Г. Ставрополь 2015

Сценарий

«Восславим женщину-Мать, чья любовь не знает

преград, чьей грудью вскормлен весь мир! Всё

прекрасное в человеке – от лучей солнца и от

молока Матери, вот что насыщает нас любовь к

жизни».
М. Горький.

Вступительное слово преподавателю:

Все дальше уходит День Победы 1945. С каждым годом становится все меньше живых свидетелей – ветеранов Великой Отечественной войны. И чтобы люди не забыли об ужасах, которые приносит с собой война, писатели, художники, кинематографисты рассказывают в своих работах о тех далёких горьких днях.

Так уж случилось, что наша память о войне и все представления о ней мужские. Это и понятно: ведь воевали в основном мужчины. Но с годами люди всё больше и больше начинают постигать бессмертный подвиг женщины на войне, её величайшую жертву, принесённую на алтарь Победы.

Женщина и война! Какие два несовместимых слова! Трудно представить, что как и мужчины, падали они на землю, прошитые автоматной очередью, гибли от осколков разорвавшихся снарядов, горели в самолетах и подбитых танках, выносили под обстрелом раненых с поля боя. Страшно! Но это было! И мы не вправе забыть это…

Нельзя не вспомнить матерей, чьи сыновья добыли нашей стране выстраданную Победу. Эти простые советские женщины отдали во имя свободы Родины самое дорогое, что у них было- своих сыновей.

Наш кураторский час » Подвиг матерей» — это своеобразный мостик благодарной памяти и долга, переброшенный через наше время из прошлого в будущее, свидетельствует о неразрывности истории, сотканной из множества судеб советских женщин

В мир приходит женщина,

Чтоб свечу зажечь.

В мир приходит женщина,

Чтоб очаг беречь.

В мир приходит женщина.

Чтоб любимой быть.

В мир приходит женщина,

Чтоб детей родить.

В мир приходит женщина,

Чтоб цветком цвести.

В мир приходит женщина,

Чтобы мир спасти…(слайды)

Девушка в белом:

Я точно знаю, что у меня скоро родится сын. Он будет весёлый, красивый, умный и сильный. Я уже люблю его. Я представляю его голубые глаза, светлые волосы и ямочку на подбородке, как у отца. Мне так хочется, чтобы он обрадовался этому миру, пению птиц, журчанию ручейков, зелёной траве и ласковому солнцу. Мне так хочется прижать его к себе и долго – долго не отпускать. Какой сладкий запах идёт от его волос, как чудесно звучит его звонкий голос!

Какое – это чудо – быть матерью. Рожать на свет человека похожего на тебя и в то же время не похожего. Заново повторить в нём себя, свою любовь…

Вот если б только не было войны! Потому что на войне происходит самое страшное – гибнут наши дети.

Только б не было войны. Потому что не одно горе не может сравниться с горем матери, потерявшей сына.

Только б не было войны. Потому что ничто не заменит матери её погибшего сына. Как не велики вожди, герои – их вырастила женщина – мать: они всего лишь дети, их миллионы, и каждая имеет в сердце подвиг – материнскую любовь. Женщины всех рас, говорящие на разных языках… Опаленные солнцем и едва согретые им на крайнем севере – все они сёстры в едином, беспокойном порыве чувства. Одинаково, когда подносят ребёнка к груди. Однако и тоже томящие радостное чувство испытывают они, склоняясь над своим детёнышем… Солдатские матери… Это на их долю выпало воспитать поколение, принявшее на себя самый тяжелый удар – войну. Миллионы матерей отдали тебе, Родина, своих сыновей. Материнский подвиг – подвиг самой Родины. Это подвиг народа. Его величие будет воспеваться в веках.

«Я сына родила не для войны».

Я сына родила не для войны!

Не для войны букварь ему давала,

Тревожилась, гордилась, тосковала.

Пожизненно влюбленная, как мать

Готовая и штопать, и мечтать,

И ждать скупых, нерасторопных писем

С какой – ни будь окраины страны.

Я сына родила не для войны!

Ещё вчерашний звонкий голосок,

А ныне жизнерадостный басок

Мне веру в жизнь и счастье утверждает.

А где- то в мире солнечном блуждает

Угроза смерти, голода и тьмы-

Работают холодные умы…

Я сына родила не для войны.

В многострадальной России имя матери и отношение к ней всегда было свято. Но, к величайшему нашему стыду, только считанные единицы из тех матерей, которые потеряли на войне своих сыновей, достойно увековечению в памяти потомков.

Таким вот редким исключением из печального правила является величественный мемориальный комплекс «Материнская доблесть» в посёлке Алексеевка, самарская область (единственное место в мире, где установлен памятник солдатской матери).

Мемориал представляет собой бронзовую скульптуру матери – героини, символизирующими её девятерых сыновей. Посвящён он Прасковье Володичкиной.(презентация)

В первые дни войны вместе с соотечественниками прикрыть своим телом родную землю из посёлка Алексеевка ушли на фронт братья Володичкины. Провожая одного за другим, девять сыновей, Прасковья Еремеевна давала им один и тот же наказ: «К семейному очагу вернуться обязательно». Но при этом особо подчёркивала: «Прежде всего миром обрушиться на фашистов, не оставить от врага и следа». Это из глубины веков предающееся служение Родине, это святой долг… А потом одна за другой стали приходить похоронки. Шестерых сыновей потеряла мать, и не было в то время на земле женщины, чья бы горькая доля сравнилась с долей Прасковьи Еремеевны Володичкиной. Сердце её не выдержало потерь. Не дожила до светлого Дня Победы, не дождалась, возвращения своих троих последних сыновей, которые вскоре скончались, вернувшись домой с тяжёлыми, полученными во время войны, ранениями.

В 90-е годы, благодаря местным краеведам, эта история стала известна всей стране. В 1995 году по указу президента России возвели монумент «Великой солдатской Матери». На строительство мемориального комплекса семьи Володичкиных выделены средства Президентом РФ Б.М. Ельциным, Самарской областной администрацией пожертвования жителей Самарской области.

Памятник представляет собой стелу из розового гранита высотой 11,5 метров, 9 журавлей из бронзы кликом уходят в небо. В иконно образном воздушном пространстве бронзовая скульптура матери Прасковьи Еремеевны Володичкиной. Впереди семи тонный камень – памятник из серого гранита с высеченными именами сыновей со словами: «Семье Володичкиных благодарная Россия». И не нужно быть пророком, чтобы заранее предсказать: к нему не зарастёт народная тропа. Из года в год, из столетия в столетие будут приезжать сюда и стар, и млад на поклон Великой матери и её сыновьям: Александру, Андрею, Фёдору, Павлу, Ивану, Василию, Михаилу, Константину, Николаю. Она дала им, девятерым, жизнь. А они в свою очередь, отдали эту жизнь за спасение Отечества, за его народ. Что может быть величавее этого подвига? Тебе и твоим сыновьям, Прасковья Еремеевна, вечная слава.(презентация)

Поэт Расул Гамзатов двое старших братьев которого пали в сражениях Великой Отечественной Войны написал светлую элегию – ведение «Журавли». Эти стихи (перевод с аварского на русский Наума Гребиева), положили на музыку Яном Френкелем, стали песенными. И в негромком проникновенном исполнении Марка Беркеса.

«Журавли» были признаны страной как гимн благодарного поминовения всех погибших солдат Отчизны. А всенародная память дополнилась новым ярчайшим символом – образом летящих в вечность белых журавлей.

«Журавли» песня».

Прасковья Володичкина была награждена орденом «Мать – героиня» по номером 1.(фрагмент из документального фильма «Мать солдата».

В Кисловодске, в Кольцовском сквере на проспекте Мира, в 1978 гола открыли свою архитектурно-скульптурную композицию «Журавли». Памятник сооружен в честь земляков, погибших в войну. Именно отсюда солдаты ушли на войну. На постаменте кисловодского обелиска-мемориала «Журавли» начертана надпись благодарная признательность павшим участникам ВОВ «Живущие перед вами в вечном долгу». (Презентация)

«Баллада о матери»

Сорок первый – год потерь и страха

Заревом кровавым пламенел…

Двух парней в растерзанных рубахах

Выводили утром на расстрел.

Первым шёл постарше, тёмно-русый,

Всё при нём: и силушка, и стать,

А за ним второй – пацан безусый,

Слишком юный, чтобы умирать.

Ну, а сзади, еле поспевая,

Семенила старенькая мать,

О пощаде немца умоляя.

«Найн, — твердил он важно,-растреляйт!»

«Нет! – она просила,- пожалейте,

Отмените казнь моих детей,

А взамен меня, меня убейте,

Но в живых оставьте сыновей!»

И ответил офицер ей чинно:

«Ладно, матка, одного спасайт.

А другого расстреляем сына.

Кто тебе милее? Выбирайт!»

Как в смертельной этой круговерти

Ей сберечь кого – ни будь суметь?

Если первенца спасёт от смерти,

То последыш – обречён на смерть.

Зарыдала мать, запричитала,

Вглядываясь в лица сыновей,

Будто бы и вправду выбирала,

Кто роднее, кто дороже ей?

Взгляд туда-сюда переводила…

О, не пожелаешь и врагу

Мук таких! Сынов перекрестила.

И призналась фрицу: «Не могу!»

Ну, а тот стоял, непробиваем,

С наслажденьем нюхая цветы:

«Помни, одного – мы убиваем,

А другого – убиваешь ты».

Старший, виновато улыбаясь,

Младшего к груди своей прижал:

«Брат, спасайся, ну, а я останусь,-

Я пожил, а ты не начинал».

Отозвался младший: «Нет, братишка,

Ты спасайся. Что тут выбирать?

У тебя – жена и ребятишки.

Я не жил, — не стоит начинать».

Тут учтиво немец молвил: «Битте,-

Отодвинул плачущую мать,

Отошёл подальше деловито

И махнул перчаткой,- расстреляйт!»

Ахнули два выстрела, и птицы

Разлетелись дробно в небеса.

Мать разжала мокрые ресницы,

На детей глядит во все глаза.

А они, обнявшись, как и прежде,

Спят свинцовым беспробудным сном,-

Две кровинки, две её надежды,

Два крыла, пошедшие на слом.

Мать безмолвно сердцем каменеет:

Уж не жить сыночкам, не цвести…

«Дура-матка, – поучает немец, —

Одного могла бы хоть спасти».

А она, баюкая их тихо,

Вытирала с губ сыновних кровь…

Вот такой, – убийственно великой,-

Может быть у Матери любовь.

Кубанская крестьянка Степанова Епистина Федоровна, потерявшая на войне девять сыновей, была посмертно награждена орденом Отечественной войны I степени. А при жизни она была награждена «Медалью Материнства», а Академия педагогических наук наградила ее Почетной грамотой «За воспитание своих сыновей».

Ее девять сыновей погибли в различных войнах. Старший сын Александр погиб в Гражданскую войну, 8 сыновей в Великой Отечественной войне. Она ждала сыновей. В шкафу лежали накрахмаленные рубашки, огород ждал пахарей, двор-хозяев, но дети не шли…….Ночи на пролет она молилась и плакала. В себя пришла Епистинья лишь весной 1945 года, когда в воздухе запахло победой.9 мая по станице разнеслось долгожданное; ПОБЕДА. Все выбежали на улицу и увидели Епистинью, которая упав ниц неземным голосом кричала: «Земля, где мои сыны????» (презентация)

Московский режиссер Павел Русаков в 1966 снял документальный фильм «Слово об одной русской матери» и эта картина на фестивале в Монте-Карло завоевала первый приз – «Золотую нимфу». Прообразом памятника, находящегося в сквере Тимашевска, стал кадр из этой документальной ленты. Солдатская мать сидит на скамейке и ждет своих сыновей. Тимашевск, который прославился на весь мир благодаря семье Степановых. Называют в честь Епистинии Федоровны – городом материнской славы. Открыт музей, и он носит имя братьев Степановых. В народе его называют еще музеем русской матери. После войны мать здесь собрала вещи всех своих сыновей. Здесь собрано все, что берегла мать. «Фрагмент фильма».

Хмурый неуютный зимний вечер.

Шёл уже четвёртый год войны.

У окна, накинув шаль на плечи,

Мать ждала, когда придут сыны.

Старший был высокий и плечистый,

Инженер, закончил институт,

Только собирался пожениться,

Утром просыпается и тут –

Левитан суровым басом скорбным

Словно громом поразил страну:

Без предупрежденья, вероломно,

Гитлер ночью развязал войну.

Сын вскочил: сапог, другой, притопнул,

От буханки хлеба отломил,

«Мать, я скоро!» – крикнул, дверью хлопнул…

И удар дверной в ушах застыл…

Дни, недели, месяцы бежали,

От него всё нет и нет вестей.

Месяцы морщины умножали,

А от сына нету новостей…

Младшенький, подросток конопатый,

Был смышлёный, судя по всему.

И боясь, что убежит за братом,

Строгий мать запрет дала ему.

Но мальчишеское сердце рвётся, рвётся,

И однажды мать, придя домой,

Думала, что сердце разорвётся:

Дом пахнул с порога тишиной.

Сердце хрустнуло, как ветка у берёзы,

Шёл уж ей шестой десяток лет,

И стекали горестные слёзы,

На подушке оставляя след…

Тасса Газданова – Северная – Осетия. Великая победа дается лишь ценой великих потерь. Мы можем победить лишь сплотившись. В сорок первом это понимали все. В семье Газдановых было семеро братьев и каждый ушел на фронт, и не один не вернулся домой. Последняя похоронка пришла уже из Берлина. Прошли годы, но подвиг и самоотверженность никогда не будут забыты. В Северной Осетии символом памяти героев ВОВ братьев Газдановых обелиск и танец. (видео)

Осетинский танец «Семь Косарей» символизирует время великой Победы и великих потерь. Семь Косарей – это семь братьев Газдановых до войны. А после войны невесты бойцов надели траур – ни один не вернулся домой. Над черной скалой взметнулись в небо семь белых журавлей. Это семь братьев Газдановых. Стоит их седая мать Тассо. Шершавой рукой она гладит немую скалу. Здесь застыли в вечном полете семь ее отважных сыновей.

Фото и фрагмент танца.

А сколько никому не ведомых советских, российских матерей – героинь лишились своих сыновей, на фронтах Первой мировой, Афганской, Чеченской. Но и в наши дни на долю матерей выпадают тяжкие страдания и испытания.

Тамара Гвердцетели «Мамины глаза».

Презентация «Наши мамы».

Пояснительная записка

В методической разработке изложен материал для изучения темы:

«Подвиг матери в годы Великой Отечественной войны», для студентов специальности 060501 «Сестринское дело», Фармация.

Актуальность выбранной темы обусловлена необходимостью содействовать развитию студентов чувства патриотизма, любви к Родине и осознанию ответственности за ее будущее. Эта тема сложна многообразна неисчерпаема. Необходимо показать значимость борьбы истоки героизма.

«Женского лица» почти миллионная армия женщин, принимавших участие в боевых действиях, в официальной мемориальной культуре «растворилась», превратившись в невидимых солдат великой войны. Героические репрезентации мужественных женщин-партизанок и сражавшихся наравне с мужчинами летчиц не могли адекватно передать всю полноту женской военной повседневности. Пафосность и монументализм мифа о Великой Отечественной войне до сих пор сторонятся женского взгляда и альтернативных моделей интерпретации военного опыт. Современная российская власть, следуя советской традиции, продолжает беречь свои военные «тайны» от ученых. Сегодня велик риск того, что женский опыт войны окончательно превратится в «фигуру умолчания»

С учетом новых реалий перед исторической наукой стоит задача переосмысления накопленных знаний, расширяется спектр поднимаемых проблем, возрастает внимание к проблемам локальной истории. Изучение данного исторического события на региональном срезе позволяет полнее воссоздать вклад женского социума в дело победы, локальная история представляется реальной картиной многогранного подвига женского наполненной именами и фактами.

В настоящее время студент медицинского колледжа должен уметь работать с информацией, проводить комплексный поиск исторической информации в источниках разного типа, участвовать в групповой исследовательской работе, определять ключевые моменты дискуссии, предоставлять результаты индивидуальной и групповой историко-познавательной деятельности.

При проведении занятии наряду с традиционными объяснительно-иллюстративными технологиями обучения, используется следующие технологии:

— Информационные – процессы подготовки и передачи информации обучающему, средством осуществления которых является компьютер;

— Проблемно-развивающие- организация учебных занятий, которая предполагает создание проблемных ситуаций и активную самостоятельную деятельность учащихся по их разрешению.

— Игровые технологии – эта форма учебного процесса в условных ситуациях, направления на воссоздание и условие общественного опыта во всех его направлениях: знаниях, навыках, умениях эмоционально-оценочной деятельности.

kopilkaurokov.ru

Подвиг солдатской матери в годы Великой Отечественной войны и отражение этого подвига в литературе и искусстве

Всероссийский творческий конкурс научно-исследовательских работ патриотической направленности среди обучающихся 2014

Тема: Подвиг солдатской матери в годы Великой Отечественной войны

и отражение этого подвига в литературе и искусстве.

Автор работы:

Царакова Милана

ГБОУ ДОД «Республиканский дворец

детского творчества», НОУ

11 класс, школа «Диалог» СОГПИ

Научный руководитель:

Дзампаева Э.А.,

учитель русского языка и литературы

Владикавказ 2014

Оглавление:

Введение 3

Глава 1. 6

Глава 2. 24

Заключение 41

Список использованной литературы 44

ВВЕДЕНИЕ

Наперекор изменчивой судьбе

Художники прославили в веках

Не девушку с венцом на голове,

А женщину с ребенком на руках
«У войны не женское лицо»,- эти слова, услышанные мною на уроке, посвященном Дню матери, заставили задуматься.

Мы знаем, что в период Великой Отечественной войны 1941-1945 годов, женщины сами добровольно участвовали в боевых действиях в качестве медицинского персонала и в качестве бойцов. Они сражались на земле и в воздухе против немецких захватчиков, не уступая при этом в отваге мужчинам. За свои подвиги они, как и мужчины, получали ордена, медали, звания Героев Советского Союза (иногда посмертно). Об этом есть информация и в учебниках, и в энциклопедиях, написаны книги, картины, сняты художественные фильмы.

Но меня заинтересовала другая сторона подвига женщины в войне. Женщина-мать, которая отправляла своих детей на войну. Ее вечный подвиг во имя мира для всех детей.

Я с детства слышала историю о нашей родственнице Кучиевой — Туаевой Дарье Николаевне (1906г. рождения). Она, рискуя жизнью своих семерых детей, спасала 2 молодых солдат-летчиков, в то время как немцы оккупировали их дом. Мать с детьми загнали в подвал. Дарья Николаевна спрятала летчиков в подвале, накрыв их досками, а сверху накрыла сеном, на которое положила своих детей. Немцы каждый день проверяли, нет ли в подвале «чужих», так как они знали, что отец семейства на войне. К сожалению, при проверке одного из солдат убили — немец начал втыкать штык-винтовку между детьми. Раненные летчики не издали ни звука, боясь, что после этого убьют маленьких детей. Один из летчиков умер, ему было всего 19 лет. Дарья Николаевна сохранила все его медали и документы и после войны, написав его родственникам, сообщила, где она его похоронила. Как только немцев погнали из города Алагир, выжившего летчика отвели к партизанам. Так бабушка Дарья спасла сына неизвестной русской женщины. Парень, оставшийся в живых, приезжал часто после войны к своей спасительнице, называя ее своей второй матерью… Говорил, что он обязан ей своей жизнью… Но Дарья Николаевна только улыбалась и отвечала: «Как я могла поступить иначе, ведь твоя мама, как и миллионы матерей, ждала тебя с войны.»

Мне захотелось больше узнать о женщинах-матерях, положивших на алтарь Победы судьбы и жизни своих детей!

Цель моей работы — показать роль женщины-матери в Великой Отечественной войне и исследовать, какова дань памяти этому подвигу в истории, литературе, искусстве.

В процессе работы мы выдвинули гипотезу: «Великий подвиг женщины – матери, положившей на алтарь Победы жизни своих детей неоценим, но дань памяти этому подвигу в истории, литературе, искусстве непростительно мала».
Для достижения цели своего исследования я решила следующие задачи:

1.Провела анкетирование среди учащихся 9 – 11 классов своей школы «Что мы знаем о роли женщины-матери в Великой Отечественной войне?»

2.Собрала исторический материал о матерях, потерявших более трех детей во время Великой Отечественной войны:

А) в Северной Осетии;

Б) в Росси

В) в странах-участниках Второго фронта

3. Собрала информацию о памятниках женщине — матери в России .

4. Исследовала, есть ли художественные, музыкальные, сценические произведения или фильмы, в которых рассказывается о великом подвиге женщины – матери, отдавшей всех своих детей делу Великой Победы.

План работы:

  1. Итоги анкетирования среди учащихся школы.
  2. Информация о матерях России, отдавших Великой Победе более трех детей:

а) на территории Осетии;

б) на территории России ;

в) на территории стран – участниц Второго фронта

3.Дань памяти женщине – матери:

а) памятники;

б) литература;

в) музыка;

г) театр и кино

3. Вывод. Значимость исторической памяти подвига женщины-матери в воспитании подрастающего поколения.
Глава I. Подвиг женщины-матери в годы Великой Отечественной войны.

МАМА. Всего четыре буквы, а смысл, длиною в жизнь… Любовь матери никогда не перестанет быть самой святой. Она живёт ради своих детей. Её сердце бьется только для них. Истинный смысл слова ЛЮБИТЬ, знает только мама. Сколько разочарований, обид не причинили бы ей дети, она простит.  Для нее простить — это забыть.  Лишь она умеет прощать по-настоящему. Как писал П. Беранже: «Сердце матери – неиссякаемый источник чудес».

Первое присвоение звания «Мать-героиня» было произведено указом Президента Верховного совета СССР от 27 октября 1944 года. 1 ноября 1944 года Орден №1 получила жительница поселка Мамонтовка Московской области Анна Савельевна Алексахина, воспитавшая 12 детей-10 сыновей и 2 дочерей. 8 ее сыновей было на фронте, четверо из них не дожили до Победы.

Матери России (со званьями и без) отправляли своих детей на защиту Родины. С болью и страхом в душе, но с ясной мыслью о том, что дети ее – защитники родимой земли.

Великое горе потерять своих сыновей выпало и на долю миллионов матерей, среди которых и матери Северной Осетии. Маленькая Северная Осетия дала стране великих героев. Но героями из всех героев надо назвать матерей, которые отправили на поля сражений всех своих детей…

Недавно Национальный комитет общественных наград при Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка (президент В.Г. Шевченко) наградил общественной наградой – орденом Великой Победы – солдатских матерей (посмертно), пославших на защиту Отечества в годы Великой Отечественной войны пять и более своих сыновей и дочерей.

К сожалению, страна знает и чтит лишь нескольких таких солдатских матерей-героинь.

Счастливы должны быть осетины,

Измеряя славные корни свои…

Николай Рерих
Из Северной Осетии не вернулись с полей сражений 7 братьев Газдановых из сел. Дзуарикау, 7 братьев Кобегкаевых из сел. Донифарс, 6 братьев Хестановых из сел. Хаталдон, 6 братьев Темировых и 5 братьев Токаевых из сел. Чикола, 5 братьев Каллаговых, 5 братьев Гуриевых и 5 братьев Тургиевых из сел. Кадгарон, 5 братьев Бясовых, 5 братьев Балоевых из сел. Сурх-Дигора, 5 братьев Сеоевых из ст. Черноярской, 5 братьев Дзоблаевых из сел. Дигора, 5 братьев Тахоховых из сел. Хумалаг, 5 братьев Бароевых, 5 братьев Басаевых из сел. Эльхотово, 5 братьев Вазаговых из сел. Дур-Дур, 5 братьев Дигуровых из сел. Дарг-Кох, 5 братьев Кесаевых из г. Алагира, 5 братьев Дзебоевых из сел. Даргавс. 52 семьи в Северной Осетии потеряли по 4 сына на фронтах Великой Отечественной войны. (1, с. 155)

Никогда не стояла Россия (а в то время СССР) коленопреклоненной. Жители сел Северной Осетии, как и многие по всей стране, не выполняли подчас мелкие приказания офицеров и солдат гитлеровской армии. В селении Урсдон Кафета Каслаова и ее мать отказывались варить немцам еду, мыть посуду, носить их вещи и т.д. «Три моих сына на фронте сражаются с врагами, а я в тылу буду немцам прислуживать! Нет, никогда! Лучше умру…» — заявила старая мать Каслаовых.

Письма солдатских матерей, письма, адресованные солдатам Великой Отечественной… Листаешь старые газеты и мурашки бегут по телу. Так, в середине сентября 1941 года «Социалистическая Осетия» дала целую полосу письмам к фронтовикам, назвав ее «Слово матери». Выступали Даго Карсанова — мать Героя Советского Союза, Мария Алексаньянц, А.С. Голубева и другие. «Дорогой мой сын, — писала Голубева. — Далеко мы сейчас друг от друга, но мысли у нас с тобой одни — поскорей уничтожить врага!» Жадно ждали в тылу сообщений с фронта. И они приходили. Такие разные…

Фашка Магометовна Ахсарова, мать героя, выступая на съезде женщин, сказала: «Рано я лишилась мужа и осталась с малолетними детьми. Трудно мне было, но я не жаловалась. Каждый из них занял достойное место в жизни. Провожая на фронт Энвера, я наказывала ему, чтобы он стойко защищал Родину, воспитавшую и выучившую его. И он выполнил мой наказ. Я горда своим сыном».

О солдатских матерях можно рассказывать бесконечно. Ведь в нашей маленькой Осетии их много, тех, кто сумел воспитать настоящих людей, мужественных защитников справедливости и добра. Они в каждом городе, в каждом селении. И все достойны памяти и бесконечного уважения. Вот только несколько примеров.

Из селения Кадгарон Ардонского района ушло на войну более тысячи человек. Среди них Герой Советского Союза Алихан Гагкаев, пять братьев Каллаговых, пять братьев Гуриевых, три брата Тезиевых, три брата Бутаевых, три брата Бегизовых, три брата Гугкаевых. В семьдесят две семьи Кадгарона не вернулись по два и больше солдата. На съезде женщин Северной Осетии в марте 1966 года слово предоставили Хангуассе Каллаговой. Она рассказала: «Когда-то у меня была большая семья. Нелегко вырастить, воспитать пять сыновей, но я была счастлива. И вот началась война. Она принесла мне много горя. Всех сыновей я проводила на фронт и всех пятерых потеряла. Мне было очень тяжело, рану за раной наносили мне в сердце сообщения о смерти сыновей. Трудно мне было бы перенести такое горе, если бы не помогли односельчане. Они окружили меня заботой, помогли пережить все невзгоды…»

Одиннадцать воинов проводила из своего дома Ольга Дзидаханова-Губаева из селения Веселое Моздокского района. Вернулись только трое.

Легкоева Елмисхан из Синдзикау не дождалась четверых своих сыновей. Зыгыта Тезиева, направив на фронт шестерых, встретила только троих.

В Осетии все знают о подвиге братьев Газдановых и их матери. Семерых потеряла в дни войны Тасо Газданова. О подвигах Магомета, Дзарахмета, Хаджисмела, Махарбека, Созрыко, Шамиля и Хасанбека Газдановых всей стране рассказала «Комсомольская правда» в статье «Бессмертие семи братьев».  Газдановы получали похоронки одну за другой. Хаджисмел и Магомед погибли под Севастополем, Дзарахмат – в Новороссийске, Созрико – в Киеве, Махарбек под Москвой, Хасанбек – в Белоруссии, Шамиль был смертельно ранен в канун Дня Победы – у стен Берлина.  Семь раз приходили старейшины Дзуарикау к этому двору с печальной вестью. По осетинским обычаям всё село надело траур, когда пришло извещение о гибели младшего из братьев. Последнюю похоронку отцу семерых сыновей так и не успели отдать. Увидев, что старейшины направляются к их дому, он умер, держа маленькую внучку Милу на руках. Не вынесла смерти детей и мать. Она умерла, когда пришла третья похоронка. Сельчане рассказывают, как Тассо Газданова каждое утро выходила на дорогу, по которой уходили ее сыновья. Она ждала писем, которые так редко доходили до маленького осетинского села в предгорьях Большого Кавказа.  

Я уверена, нет такого человека, который бы, увидев однажды необычный памятник на северной окраине Дзуарикау, смог забыть его… Семь белых журавлей, устремившихся к небу, и их скорбящая мать. Это и ее подвиг, это и ее бессмертие.

Наше исследование показало, что Тасо Газданова была не единственная, кто отдал своих сыновей во имя великой Победы, но о других мы мало что знаем.

Одиннадцать двоюродных братьев Шотаевых  

пали смертью храбрых на фронтах Великой Отечественной войны, (1941-1945) 

На войну ушли 15 двоюродных братьев и одна сестра Шотаевых. Вернулись только четверо. 

Гакка Шотаев отправил на фронт трех сыновей: Науруз, Затте, Махарбек Из них вернулся только Науруз. Профессор Науруз Шотаев многие годы проработал в Северо-Осетинском Гос.Университете. 

Камбол Шотаев отправил четверых сыновей: Иласа, Зика, Араки и Султана. Погибли все. 

На фронте погиб и единственный сын Махамада — Тамби. 

Мырзабег Шотаев отправил на войну четырех сыновей- Афая, Батако, Султана, Бечмырза и дочь Разиат. Все сыновья погибли на фронте.   

Из семьи Шмела (по паспорту Семен) на войну ушел сын Хаджумар (гн по паспорту Харитон). Он вернулся с тяжелыми ранениями. 

Кайтыко Шотаев на фронт отправил одного сына Хазби. Он выжил и вернулся домой. 

Пять матерей из одной семьи не дождались своих детей с полей сражений. Таков вклад одной осетинской семьи Шотаевых в великую победу Советского народа над фашизмом.  
В 1980 году композитор Резван Цорионти и поэт Яков Козаев (сами дети войны) написали песню о братьях Шотаевых. Ниже приведен текст этой песни на осетинском языке.  

 

Уынгæг бон скодта райгуырæн бæстыл 

Æвирхъау знаг размæ куы бырста 

Шотайы фырттæ тугкалæн хæстмæ 

Фыддæсæй иумæ тохмæ цыдысты 

 

Ард куы бахордтой райгуырæн хæхтæн, 

Ард куы бахордтой уарзон хъæубæстæн. 

Карз тохы мидæг цъаммар фашистты 

Хъайтар-æхсарæй бындзагъд кæндзысты 

 

Нæ урссæр хæхтæ рухсмæ куы ‘рттивынц  

Хуры цæст атылд уарзон цæдисыл 

Сахъгуырд лæппутæй иуæндæс не рцыд 

Сæ цард куы радтой райгуырæн бæстыл.  

 

Иры фæсивæд уæ намыс хæссы, 

Уарзон хъæубæстæ сымах фæмысы. 

Уæ номыл зарæг рæсугъдæй хъуысы 

кады цыртдзæвæн дардыл фæлгæсы.  
Десятки тысяч оборвавшихся солдатских судеб, десятки тысяч скорбящих солдатских матерей. И все это здесь, в Осетии, рядом с нами. Десятки семей из маленькой горной Осетии, которые проводили на фронт по четыре-пять и более сыновей. В их числе и семья Кобегкаевых из Чиколы, отдавшая на алтарь Победы жизни семерых братьев. Хадзисмел, Борис, Гадзибе, Хангерий, Сосланбек, Турмец, Махамат – один за другим ушли на войну. 

Четыре похоронки получила их бедная мать, урожденная Тамаева, недолго прожившая после своих сыновей.

9 мая 2006 г. на окраине Чиколы, там, где покоятся в братской могиле освободившие Северную Осетию от фашистских захватчиков воины, в торжественной обстановке был открыт памятник и семи братьям Кобегкаевым. Их родная сестра Минка не скрывала слез от волнения. Какие были они все орлы, но никого не пощадила фашистская пуля.

Младшая сестра братьев Кобегкаевых у памятника.
Шестеро братьев Бясовых из села Сурх-Дигора, преграждая путь жестокому фашистскому полчищу, наверняка думали в эти минуты и о своих двух сестрах Леска и Госка. Потому что больше некому было переживать и заботиться о девочках, кроме них: отец Абисал и мать Гуара рано умерли, и воспитание младших детей легло на плечи старшего из братьев Дзибирта… 

Всех шестерых своих братьев проводили на фронт Леска и Госка – а дождались только одного, Батарбека… Дзибирт, у которого в доме оставались еще жена и четверо детей, Заурбек, Смали, Марзабек и Мухарбек Бясовы так и не вернулись домой… Думаю, что и этих двух сестер мы можем причислить к ожидавшим сыновей матерям…

В Даргавском ущелье, в маленьком селении Даргавс, в доме Дзебоевых когда-то жила рано состарившаяся женщина в черном одеянии, которая постоянно сидела на лавочке у дома. Ее печальный и отрешенный взгляд был устремлен куда-то вдаль, чувствовалось, что в мыслях она тоже где-то далеко. В ее дом с войны не вернулись пятеро сыновей, и эта женщина в черном — их мать, она ждала своих детей каждый день, много лет.

Гигка была второй женой Казбулата Дзебоева. Первая –мать Бибоца, Бимболата и Гозегка- умерла, когда они были еще маленькими. Совсем молоденькой девушкой Гигка стала мачехой для малолетних детей. Жили бедно, но дружно. Еще шестерых сыновей и дочь родила Гигка, но никогда, ни разу трое старших детей не почувствовали себя сиротами, обделенными материнской любовью.

Она одинаково тепло относилась ко всем детям, не разделяя на своих и чужих. И дети тоже отвечали ей такой же любовью, были помощниками во всех домашних делах. Дети радовали родителей своим трудолюбием и воспитанностью, уважительным отношением к старшим. Казалось, счастье в доме Казбулата и Гигка будет бесконечным. Но грянула Великая Отечественная война и нарушила все радужные планы семьи Дзебоевых. Весь народ встал на защиту своей родины.

-Гыцци,-говорил матери на прощанье один,-не волнуйся за нас, скоро мы вернемся с победой!

-Не беспокойтесь за нас. Главное-храбро сражайтесь с врагом и возвращайтесь в родное село только с победой!-был родительский наказ.

Бимболат, Харитон, Керимсолтан тоже ушли на фронт. Старший сын Бибоц по возрасту не призвался, но день и ночь, не зная усталости, работал на трудовом фронте.

Они еще успели написать домой письма. Фронтовые треугольники почтальон часто приносил в дом Дзебоевых.

«За меня не переживайте. Победа будет за нами. Скоро я вернусь домой. Ваш Харитон». Не вернулся. Вместо него пришла черная весть-пропал без вести.

«Здравствуй, гыцци! Вот настала передышка в бою, и я пишу тебе письмо. Как живешь? Что пишут мои братья? Верю, что они храбро сражаются с ненавистным врагом. Осталось совсем немного до победы. Керимсолтан». Не дожил до победы отважный солдат, погиб смертью храбрых.

«Дорогая мама! Привет тебе с фронта. Я здоров, как олень, беспощадно бьюсь с врагом. За меня не беспокойся. Как поживает брат Зелим? Обними его за меня, скажи, что я привезу ему офицерский шлем. Борис». Обещание так и осталось невыполненным. Еще одного сына потеряли Гигка и Касполат.

«Как мне хочется всех вас увидеть, обнять, расцеловать. Но эта проклятая война! Но ничего. Скоро враг будет разбит, и я, счастливый, снова переступлю порог родного дома. Ислам.». Не переступил. Рухнула четвертая опора семьи Дзебоевых.

«Каждую минуту вы у меня перед глазами. Часто вспоминаю родных, соседей, село. Интересно, как вы там? Передайте от меня привет всем соседям. До встречи! Бекыза.» Встреча не состоялась. И пятый сын не вернулся с войны.

Бывало, Гигка возьмет за руку Зелима и выйдет на дорогу, пытаясь высмотреть там путника.Авось, кто-то из сыновей идет..Как она умоляла шестнадцатилетнего Бекыза не идти на фронт. Он не послушался, приписал себе годы и ушел мстить за братьев.

Дом Казбулата и Гигка Дзебоевых посетило горе. Похоронки стали приходить одна за другой. Не вынесло этого сердце старого Казбулата, особенно когда пришла горькая весть о любимом внуке. Шестнадцатилетний Бекыза, несмотря на мольбы и слезы матери, приписав себе годы, ушел на фронт, мстить за своих братьев. Чуяло, наверное, материнское сердце беду. Воевал он отважно, но вскоре пропал без вести. Остались с матерью только самый младший сын Зелимхан, который был совсем еще мал, чтобы идти воевать, и дочери-Гозегка и Кластя.

Закончилась война. Победным маршем прошлись советские войска по Берлину. Вернулся с поля боя Бимболат, но тяжелые раны дали о себе знать, и через короткое время он умер. Остальные братья-Харитон, Керимсолтан, Ислам, Борис, Бекыза и сын Бибоца Борик так же, как и миллионы советских людей, отдали жизнь за мирное светлое будущее Родины.

В семье Садуллы и Гуассы Атаевых из села Карман-Синдзикау все складывалось как обычно и желают у осетин: родились семеро сыновей и не одна, а четыре дочери.Гуасса отличалась исключительной скромностью и добротой в отношении окружающих. Своих детей она воспитывала в строгости и уважении к старшим, трудолюбии и воздержанности во всем. Наверное, только благодаря этому они с честью вынесли все тяготы и испытания войны.

Четверо из семерых братьев Атаевых, отправившихся на борьбу с немецко-фашистскими захватчиками, сложили свои головы за честь и независимость нашей Родины.

Черные отметины оставила война в сердце Гуассы, но бесконечному горю было только одно утешение – сыновья не осрамили себя, защищая землю отцов. Не забыли подвиг братьев и односельчане, назвав одну из улиц с. Карман-Синдзикау их именем.(3, с.5)

Пять братьев Сеоевых проводила на фронт сестра Женя, заменившая им мать. Михаил, Николай ,Борис ,Владимир, Сергей не вернулись домой. Всего у Георгия Сеоева было 8 детей (две дочери и еще один сын, Григорий — он служил на Дальнем Востоке, после капитуляции Японии вернулся в родную станицу, где и прожил всю жизнь). Женя служила почтальоном в станице. Все похоронки на братьев получила именно она.  

Всего из фамилии Сеоевых погибло 17 человек. 

Мне предстоит еще большая и кропотливая работа по поиску имен матерей –солдаток у нас в республике и не только. Несколько моих одноклассников и моя мама заинтересовались темой моего исследования, и мы предполагаем продолжать этот поиск.

Вот лишь небольшой список предполагаемого поиска:

семь родных братьев Марзоевых, Хадаевых, Цебоевых, 6 братьев Темировых не вернулись с войны, а из семей Токаевых, Тургиевых, Дадо Дигурова из Дарг-Кох, Дзоблаевыхиз Дигоры; пять братьев Балоевых из Сурх Дигоры пали смертью храбрых на фронтах Великой Отечественной войны (1941-1945) Батырбек, Сосланбек, Андрей, Георгий и Тотраз Балоевы отдали свои жизни, защищая Родину от немецко-фашистских захватчиков. С тяжелейшими ранениями вернулся с фронта шестой брат Таймураз.,в семьях Сеоевых, Дзоблаевых, Тахоховых, Вазаговых погибли по 5 братьев. Пять братьев Габисовых из селения Коб: Майрам, Вано, Хазби, Борис, Аким; пять братьев Бесаевых из Эльхотово, пять сыновей Асланбека (Тазе) Бароева из Заманкула: Хазбечир (1910 года рождения, старший лейтенант, погиб в 1941 г.)- Осман (1912 года рождения, рядовой, погиб в 1941 г.)- Агубекир (1913 г.р, рядовой, погиб в 1942 г.) Кантемир (1919 г.р, лейтенант, погиб в 1942 г.)- Дзарахмет (1924 г.р, рядовой, погиб в 1942 г.) геройски сражались с врагом, защищая нашу Родину, и пали смертью храбрых в первые годы Великой Отечественной войны.

На снимке: Наверху — Михаил, Николай, Борис.  Внизу — Владимир, Сергей.
Трудно сейчас искать материал о матерях, ведь давно их нет, но память о них и их подвиге должна остаться навеки…

Мы продолжим исследование о подвиге славных сынов Осетии и их героических матерях.

Б) Ведя поиск, я перелистала все страницы учебника истории, но нигде не нашла информации о подвиге русских женщин- матерей ,отправивших на поле боя не одного своего сына, обещавших « Я вернусь,мама!»,- но так и не пришедших с кровавых полей войны.

Я стала искать информацию о таких матерях — солдатках по всей России и открыла для себя еще несколько славных имен.

…Семья Володичкиных жила в Алексеевке Самарской области в просторной крестьянской избе на Полевой улице. В 1895 году родился у них первенец – Александр. Через полтора года опять появился на свет мальчик, потом еще, и еще, и еще… Последний, девятый, сын Николай родился в 1918 году…

И вот уже сыновья Прасковьи Еремеевны отслужили в армии, вернулись домой. Остался только самый младший, Николай, в сентябре 1941 года заканчивался срок его срочной службы в Забайкалье. Уже присмотрели ему в поселке девчонку в жены, хорошую работу, а там, глядишь, и собственный дом отстроит, да нарожают они внуков на радость миру – вот оно, простое материнское счастье…

Так думала вечерами Прасковья Еремеевна, но война распорядилась иначе. В июне 1941 года, на третий день после начала войны, заголосили в поселке бабы, провожая на фронт мужчин. Под гармонику да под горестную слезу прощались с близкими алексеевские мужики. Из семьи Володичкиных отправились на фронт сразу три брата – Василий, Петр и Федор. И каждый день Прасковья Еремеевна молила Пресвятую Богородицу о возвращении детей домой: «Дай сил дожить до встречи, пусть хоть калеками, хоть как, но вернутся в отчий дом, прошу тебя, убереги от погибели». Как было ей, матери девятерых сынов, не молить Богородицу, когда поднимала она их одна. Муж Павел Васильевич умер еще в 1935 году, и все ее помыслы и силы были отданы детям. Ждала младшего, Николая, из армии, но сердцем поняла, что и он в скором времени отправится на фронт.

Самый обласканный в семье, младшенький, кровинушка родная, как говаривали в старину на Руси, уже мчался в воинском эшелоне из далекого Забайкалья на запад. Три года он не был дома, вот уже и родные заволжские степи показались, но «литерный» притормозил в Кинеле лишь на пару минут. Совсем рядом со станцией родной поселок, где живет его мама, хоть бы одним глазком увидеть ее, прижаться щекой, обнять, а там и на фронт, но… Снова призывно гудит паровоз, требуя «зеленую» улицу сибирским полкам, стучат колеса – быстрее, быстрее, быстрее в бой. А на следующий день в избу Прасковьи Еремеевны постучали два железнодорожника:

– Мы к вам, бабушка Прасковья, с запиской от сына вашего Николая.

Она развернула клочок бумаги и через слезы разобрала знакомый почерк сына: «Мама, милая моя мама! Не тужи, не горюй, не переживай. Из района боевых действий напишу тотчас. Братья, надеюсь, уже пишут. Разобьем оккупантов и все вернемся к тебе. Жди. Твой Колька».

И каждый вечер, управившись по дому, выходила Прасковья Еремеевна за околицу, словно там, в заречье, в затухающей зарнице можно было угадать судьбу ее сыновей…

А потом стали приходить похоронки…

Писем от Коли не приходило до сентября, а потом сразу пришла официальная бумага о геройской гибели красноармейца Володичкина Николая Павловича, 1918 года рождения.

На четвертый день после получения похоронки на младшего сына сердце матери не выдержало, и Прасковья Еремеевна умерла, так и не дождавшись своих сыновей, не узнав их судьбы.

После войны в Алексеевку вернулись Петр, Константин и Иван, но после перенесенных нескольких тяжелых ранений и контузий пожили недолго.

Все девять сыновей отдали свою жизнь во имя победы…

Подвиг семьи Володичкиных стал широко известен лишь в 1992 году, и на взгорке в конце улицы всем миром возвели мемориальный комплекс в честь подвига солдатской матери.

Горькая и героическая доля за многие века выпадала матерям нашей Родины. Вместе с мужьями и детьми они, не щадя жизни, боролись за дом и за землю родную с захватчиками, посягнувшими на нашу страну. Но особенно тяжкая ноша легла на материнские плечи в годы борьбы с немецко-фашистскими захватчиками. Всё вынесли и выдержали под грузом горя утрат солдатские матери.

Епистимья Федоровна Степанова из станицы Тимашевская Краснодарского края…

Как выдержало ее материнское сердце 9 похоронок? Одна из них — на Героя Советского Союза Александра Степанова, подорвавшего себя гранатой вместе с окружившими его фашистами.

Имя этой кубанской колхозницы известно всему миру. Её материнский подвиг Родина наградила боевым орденом. Сильное и мужественное сердце было матери. Девять сыновей вырастила и воспитала эта женщина, благословила их на ратный подвиг во имя Отчизны. Они своими боевыми делами приблизили день нашей Великой Победы.

Подвиг солдатской Матери вдохновил поэта Феликса Чуева на написание строк стихотворного признания великой русской женщине, которая не только не согнулась под исключительно тяжким бременем своей судьбы, но и укрепляла в других жизнелюбие и веру в необходимость с добром и достоинством идти по этому миру:

«…Мать взяла
на себя одна
память девятерых.
В общей жизни её
война – девять войн
для других,
боль успокоенных
матерей,
тех, у кого пришли,
тех, у кого ещё нет
детей, —
всех матерей земли»

В музее-подворье семьи Степановых находится приземистая хата под камышовой крышей. В выставочном зале «Славянское жилище» развёрнута экспозиция, рассказывающая о жизни и быте казачьих семей и о мужестве самопожертвования местных уроженцев, погибших в годы Великой Отечественной при защите Родины и в послевоенное время при выполнении воинского долга. Во дворе установлен памятный знак Епистинии Степановой, о которой написал в своём стихотворении известный кубанский поэт Кронид Обойщиков:

«…Материнский ваш подвиг бессмертен в веках,
Равен подвигу ваших сынов негасимых:
Девять жизней носили вы в добрых руках,
Десять жизней Степановых помнит Россия»

Режиссёр – документалист Павел Русанов в 1966 году снял документальный фильм «Слово об одной русской матери», и эта картина на Московском международном кинофестивале получила серебряный приз, а на фестивале в Монте-Карло завоевала первый приз – «Золотую нимфу». Прообразом памятника, находящегося в сквере Тимашевска, стал кадр из этой документальной ленты: солдатская мать сидит на скамейке и ждёт своих сыновей. Тимашевск, который прославился на весь мир благодаря семье Степановых, называют в честь Епистинии Фёдоровны городом материнской славы.

Героиня фильма «Слово об одной русской матери» Епистиния Фёдоровна Степанова – пожилая женщина в аккуратно повязанном белом платке – с экрана рассказывает зрителям историю своей трудной и светлой жизни. И невозможно без волнения-спазма и глубинного сердечного сострадания слушать этот тихий печальный сказ: «…Все сыны идут, а моих нет и нет…»

К каждому, кто видел эту ленту-исповедь, обращены напутственно-добрые ободряющие слова Епистини Фёдоровны Степановой, которые звучат в самом конце документального фильма: «Как бы тяжело тебе ни было, ты вспомни обо мне, и все твои беды покажутся не такими страшными».

К монументу «Мать», расположенному неподалёку от музея в Тимашевске, идут и идут люди. Идут поклониться Епистинии Фёдоровне Степановой и благодарно почтить и её подвиг, и доблесть других матерей Отечества, чьих отважных детей отняла страшная, жестокая война.

Анастасия Фоминична Куприянова из белорусского города Жодино благословила пятерых своих любимых сынов на битву за Отечество. Геройски сражались все пятеро. Младший, Петр, погиб, закрыв пулеметную амбразуру грудью.  Матери, отрывающие своих ненаглядных детей от сердца для защиты Родины, знали, что они могут не вернуться, и все же провожали. Свят их подвиг!

Куприянова Анастасия Фоминична

(2.4.1872-19.4.1979) почётный гражданин г. Жодино (1972). До Октябрьской революции батрачила у кулаков, одна растила и воспитывала 3 сыновей — Николая, Степана и Михаила Курсевичей (её муж Г. М. Курсевич, вернувшись с фронта 1-й мировой войны, умер в 1918). От второго брака с И. А. Куприяновым (отсюда и семья Куприяновых) родилось ещё 2 сына — Владимир и Пётр. Куприяновы в числе первых вступили в колхоз, где добросовестно трудились. Во время Отечественной войны вслед за сыновьями А. Ф. Куприянова ушла в партизанский отряд «Родина» бригады «Разгром». Готовила еду, стирала, помогала раненым и больным. После освобождения Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков возвратилась в Жодино (здесь родились и жили все её сыновья), продолжала трудиться. Награждена Почётной грамотой Верховного Совета БССР.

h.120-bal.ru

Памятники матерям, не дождавшимся с фронта своих сыновей. Их истории.

Памятники победителям фашизма после войны воздвигали по всему Советскому Союзу. Огромные мемориалы — в местах самых крупных, кровопролитных боев. Крашеные бетонные солдаты — в небольших деревнях. Где-то ставили типовые фигуры, где-то старались придать им портретное сходство с погибшими односельчанами. Тогда еще свежа была память об их небывалом подвиге, еще до боли точно помнили ужас войны и радость победы. Но среди множества монументов в нашей стране есть и такие, на которые и сейчас невозможно смотреть без слез. Это памятники матерям, не дождавшимся с фронта своих сыновей.

Журавли Прасковьи Володичкиной

Памятник семье Володичкиных. Самарская обл., пос. Алексеевка

Мне кажется порою, что солдаты,
С кровавых не пришедшие полей,
Не в землю эту полегли когда-то,
А превратились в белых журавлей.

Прасковья Еремеевна Володичкина из самарского поселка Алексеевка на фронт проводила девятерых сыновей. Провожала одна, мужа к тому времени не было в живых. Крепкую зажиточную семью сочли кулацкой, и в годы коллективизации у них отобрали часть земель и хозяйства. После этих событий Павел Володичкин умер — еще в 1935-м. Все хозяйственные заботы легли на плечи матери и старших сыновей. Воевать они уходили по очереди. На коне, на велосипеде, пешком — то один, то другой покидали родной дом, отправляясь на сборный пункт. Материного любимца, самого младшего сына, Николая на фронт забрали прямо из армии: он служил в Забайкалье, и проститься с ним Прасковье Еремеевне не пришлось. Только записку от него передали: «Мама, родная мама. Не тужи, не горюй. Не переживай. Едем на фронт. Разобьем фашистов и все вернемся к тебе. Жди. Твой Колька».

Не вернулся.

20-летний Колька и его братья — Андрей, Федор, Михаил, Александр — сложили головы с 41-го по 43-й, в самые тяжелые годы войны. В Польше в 45-м погиб Василий Володичкин. Шестая похоронка Прасковью Еремеевну не застала. Сердце матери не выдержало, она скончалась. С фронта в Алексеевку вернулись лишь трое Володичкиных: Петр, Иван и Константин. Но долго братья не прожили: сказались серьезные ранения, полученные в боях. До 70 лет дожил только Константин.

Еще в 1980-е в семейном доме Володичкиных силами энтузиастов начали создавать своего рода музей этой семьи. А в 1995 году в Алексеевке открыли памятник Прасковье Еремеевне. Улицу, где его поставили, назвали в честь братьев Володичкиных.


«Семь косарей» Тассо Газдановой

Памятник, посвященный братьям Газдановым. Республика Северная Осетия — Алания, с. Дзуарикау

В осетинском селе Дзуарикау с фронта ждали семерых сыновей. Дождались только семь похоронок.

В 41-м году не стало Махарбека Газданова. Учитель осетинского языка погиб под Москвой. Через год родители оплакали скрипача и певца Хаджисмела, его убило под Севастополем. Там же без вести пропал третий сын, самый старший — Магомет, первый комсомолец в селе. Самый лихой джигит из братьев, Дзарахмат, служил в кавалерии. «Война идет жестокая, но если бы вы знали, какие люди воюют рядом со мной!» — писал он домой. Дзарахмат работал председателем сельсовета, он единственный из братьев успел до войны жениться, дома осталась беременная жена. Ему написали: возвращайся с победой, у тебя родилась дочь! Но этого письма он уже не получил. В 42-м его похоронили под Новороссийском. Под Киевом лег выпускник пищевого техникума Созрико Газданов.

О судьбе самого младшего, 17-летнего Хасанбека, едва успевшего окончить школу, ничего не знали с сентября 41-го. Позже выяснилось, что погиб и он. Последний из братьев, Шамиль Газданов, дожил чуть не до конца войны. Возможно, потому, что в военном деле он был самый опытный, служил в армии с 37-го года. Гвардии лейтенант Газданов был награжден четырьмя орденами, и это неудивительно: на счету командира стрелковой батареи было множество уничтоженных вражеских дзотов, вооружения и живой силы. За шестерых своих братьев Шамиль мстил, как истинный горец. Но и он в родное село не вернулся.

Что творилось в опустевшем доме стариков Газдановых? Кто возьмется описать эту беду? Односельчане вспоминали, что Тассо Газданова сначала молилась, заклинала и луну, и солнце сберечь своих сыновей. Потом начала держать ежедневный пост, посвятив каждый день недели одному из своих мальчиков. А после третьей похоронки сил у женщины не осталось. Она скончалась от горя. Казалось, что семью преследует злой рок: даже от их жилища, родового гнезда Газдановых, не осталось камня на камне. Во время бомбежки дом был разрушен до основания.

Асахмет Газданов, глава осиротевшего семейства, не мог уже ни ходить, ни плакать. Но верил, что дождется хотя бы Шамиля. Похоронку на седьмого сына ему принесли уже после 9 мая 45-го. Старик сидел на улице, держал на руках свою единственную внучку. Увидев скорбную процессию старейшин, он все понял — и умер в тот же момент.

В память о трагедии семьи Газдановых в Осетии появился национальный танец — «Семь косарей». В родном селе открыли школьный музей. А в 1965-м здесь поставили памятник, вдохновленный стихотворением Расула Гамзатова. Семь журавлей взмывают в небо над склоненной фигурой матери.


Девять бед Епистинии Степановой

Памятник Епистинии Федоровне Степановой. Краснодарский край, г. Тимашевск

Кубанская крестьянка Епистиния Федоровна Степанова отдала трем войнам девятерых своих сыновей. В разгар Гражданской, в 18-м году, старшего сына Александра расстреляли белые — за то, что семья помогала красным. В 39-м на Халхин-Голе погиб Федор Степанов. А Великая Отечественная извела всех братьев Степановых подчистую. Домой с осколком в ноге вернулся только Николай Степанов, но в 1963 году он все же умер от последствий ранений.

Дорога из хутора шла в гору, хорошо видно было, как сыновья уходили из дома: один, другой, еще один… Мать жила от письма к письму. «Скоро возвратимся в родные места. Заверяю вас, что буду бить оголтелую сволочь за родную Кубань, за весь советский народ, до последнего дыхания буду верен военной присяге, пока в моей груди бьется сердце… Мы закончим, тогда приедем. Если будет счастье», — писал с фронта младший Сашка. Дома его звали Мизинчик — самый маленький, самый последний. Счастья Мизинчику не досталось. Воевал он достойно, за личное мужество заслужил орден Красной Звезды. Но осенью 43-го ему, командиру отделения, пришлось вместе со своими бойцами оборонять от гитлеровцев Украинскую землю. На подступах к Киеву рота Александра Степанова отбила шесть мощных неприятельских атак. Седьмую он отбивал уже один. Позже подсчитали, что в одиночку он уложил 15 вражеских солдат и офицеров. А когда боеприпасы закончились, забрал остальных с собой, подорвавшись на последней гранате. Было Александру всего 20 лет. Посмертно за этот подвиг ему дали звание Героя Советского Союза.

Но легче ли от этого матери?

За несколько месяцев до брата, в июле того же 43-го, на Курской дуге был убит Илья Степанов. Танкисту Илье тоже досталось сполна: он был тяжело ранен еще в первые дни войны, в Прибалтике. Ранение было серьезным, Илья долго лежал в госпитале, долечивался уже дома, у матери. Оттуда — под Сталинград. Второе ранение, снова на госпитальную койку. Третье ранение — и снова на фронт. В четвертый раз судьба его уже не сберегла. В этом же, страшном для матери 43-м, зимой, фашисты расстреляли партизана Василия Степанова. Он воевал в Крыму, попал в плен. Но бежал, ушел в партизанский отряд. На задании его поймали, бросили в тюрьму. Бежать второй раз не удалось. Партизанил и Иван Степанов, но он сгинул еще в 42-м. Бежал из плена, скрывался у колхозников, потом ушел в отряд. Его расстреляли в Белоруссии. И совсем ничего не было известно о брате Павле, который без вести пропал в 41-м…

Траурный, черный платок Епистиния Федоровна не надевала. Ждала.

Но в феврале 45-го умер Филипп Степанов. 35-летний бригадир полеводов, крестьянская косточка, выращивавший такие урожаи, что ими даже в Москве хвастались на Всесоюзной выставке. Он не дожил до Победы нескольких месяцев. Скончался в немецком штрафлаге Форелькруг. «Жалей детей. Когда они вырастут, пусть жалеют тебя и бабушку», — писал он жене с фронта. Но детей своих он никогда больше не увидел.

Епистиния Федоровна до 93 лет жила в семье своей единственной дочери, воспитывала внуков и правнуков. История ее семьи была широко известна. Она первая среди советских женщин получила орден матери-героини. Маршалы присылали ей телеграммы. Ей посвящали стихи, книги, картины. А кинодокументалисты Карпов и Русанов сохранили ее материнский подвиг в фильме «Слово об одной русской матери».

И памятник, который поставили ей в Тимашевске, делали как раз на основе этого фильма. Так поразил скульптора кадр, в котором солдатская мать сидит на скамейке и ждет тех, кто никогда не придет.


Горькая доля Анастасии Ларионовой

Памятник Анастасии Акатьевне Ларионовой. г. Омск

Про Анастасию Акатьевну Ларионову из омского села Михайловка фильмов при жизни не снимали. До 80-х годов о матери семи погибших фронтовиков знали только местные историки.

Судьба ей досталась тяжелая. Еще в разгар коллективизации крепкую крестьянскую семью Ларионовых раскулачили. Муж умер в 38-м. Тянуть семерых сыновей и двоих дочерей пришлось самой. Работали в семействе от зари до зари, и в колхозе, и дома. В 41-м в дом пришла первая повестка — а потом до конца войны так и тянулось: то повестка, то похоронка. На фронт ушли все сыновья Анастасии Акатьевны, две ее дочери проводили своих мужей. Как они жили? Видно, не очень сытно. Одну из внучек бабушки Насти поймали в колхозном поле с несколькими колосками, и готово — тюремный срок. Как будто без этого семья хлебнула недостаточно.

Старший сын, Григорий, был кадровым военным, служил на китайской границе. Он пропал без вести — и это не просто стандартная военная формулировка. О его судьбе до сих пор неизвестно абсолютно ничего: где погиб, как, когда. Еще в 39-м в армию пошел сын Михаил. Служил стрелком. Погиб в 43-м. В 41-м, в самом начале войны, ушел воевать Пантелей. Но остался лежать под Ленинградом. Зимой 42-го вещмешок собрал Прокопий. Он погиб на Украине через год, осенью 43-го. В этом же, черном для семьи 43-м, ушли на фронт сразу два брата Ларионовых, Федор и Петр. Не вернулись и они. Петр погиб при освобождении Польши, в 45-м. О боевом пути Федора данных нет.

В 44-м добровольцем на фронт отправился уже седьмой брат, Николай. Где ему довелось встретить свою смерть, тоже неизвестно. Сгинули на полях сражений и зятья Анастасии Акатьевны. Две ее овдовевшие дочери так и не узнали, где похоронены их мужья.

Единственным из Ларионовых, кому удалось вырваться из этой смертельной круговерти, был внук Анастасии Акатьевны, Григорий (по другим данным — Георгий) Пантелеевич. Его забрали из дома в 43-м, а демобилизовали только в 47-м. Долгожданная встреча с внуком бабушку Настю подкосила. Разбитая горем женщина буквально ослепла от слез. Она скончалась в 1973 году, немного не дожив до того момента, когда в родном селе поставили обелиск погибшим землякам. Там были высечены имена всех ее семерых сыновей.

Деньги на памятник солдатской матери Анастасии Ларионовой собирали всем миром. В итоге поставили целых два: в Омске и в селе Саргатское, у Вечного огня.


Восемь обелисков Марии Фроловой

Памятник матери Марии Фроловой. Липецкая обл., г. Задонск

Этот памятник стоит в городе Задонске. Вокруг склоненной женской фигуры — восемь обелисков. На каждом — мужское имя: Михаил, Дмитрий, Константин, Тихон, Василий, Леонид, Николай, Петр. И одна фамилия на всех.

Детей у Фроловых было 12: две дочери, десять мальчишек. На фронт не попали лишь двое из них: у профессионального электросварщика Алексея была бронь, Митрофан не вышел годами. Остальных война не пощадила.

Так случилось, что все они легли в боях за Ленинград. Первой туда, еще до войны, отправилась старшая сестра Антонина. А потом за ней потянулись остальные. В Ленинграде институты, библиотеки, крупные заводы, Балтийское море… Братья выбирали специальность, заводили семьи, пускали корни. Корни обрубило одним махом.

Михаил окончил политехнический институт, преподавал в Военно-морской академии. В первые дни войны выступал по радио для ленинградцев, его речь транслировали несколько раз. О том, чем он занимался во время войны, стало известно только в конце 60-х. Эта была сверхсекретная разработка — защита советских кораблей от магнитных мин противника. Но себя защитить он не сумел. Во время испытаний на боевом корабле Балтфлота Михаил Фролов попал под бомбежку и умер от ран. От бомбы погиб и его брат Константин. Он ушел ополченцем с третьего курса вечернего института. И вдруг проездом оказался на Балтийском вокзале. Жена добежала сюда за полчаса, но вокзал был уже оцеплен, никого не пускали. Все составы попали под бомбежку. Василий сложил голову на легендарном Невском пятачке. «Едва ли я вернусь отсюда — такое здесь идет крошево», — написал он в письме матери. Что она чувствовала, читая эти строки? Получая одну похоронку за другой?

Дверь к Фроловым не закрывалась: Мария Матвеевна зазывала в гости молодых солдат, накрывала на стол, угощала нехитрой едой. Какие разносолы в военное время? «Образумься, Маша, самой завтра есть нечего будет!» — качали головой соседки. «Вдруг так и моих сынов какая женщина накормит», — задумчиво отвечала солдатская мать. А похоронки всё летели.

В 43-м не вернулся из разведки Петр. Леонид долго добивался, чтобы с него сняли бронь, ушел на фронт добровольцем — и нашел свою смерть в конце апреля 45-го. В передвижной ремонтный пункт, на котором он служил, попал снаряд. Через месяц сестре Антонине, пережившей блокаду, прислали окровавленные вещи брата. В это же время, за несколько недель до Победы, был смертельно ранен Тихон. Штурман авиаполка не вернулся с боевого задания. «Пусть фрицы помнят: нас, братьев, десять — погиб один, на его место становится другой», — писал он домой. Но домой из этой десятки вернулись только израненные Дмитрий и Николай. Дмитрий с 41-го года защищал советскую Балтику. Тонул в ледяной воде, много раз был ранен, лечился в госпиталях. Последнее ранение в голову стало для него роковым. Из-за него геройский моряк ослеп и скончался уже в 48-м году. Еще раньше него ушел из жизни Николай.

Соседи рассказывали, что до конца своей жизни мать не могла наговориться о своих сыновьях. Вспоминала все родимые пятнышки. Знала наизусть каждое письмо. И до самой смерти совала соседским детям то конфетку, то пряник. За каждого из десяти своих мальчишек, которые умерли для того, чтобы другие жили.

www.culture.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о