Разное

Идейный защитник: Защитник идеи, учения 8 букв

идейный защитник 8 букв

РодригесАргентинский футболист, левый защитник. Игрок клуба «Бока Хуниорс». Защитник сборной Аргентины, в составе которой стал чемпионом Олимпийских игр 2004 в Афинах. (фамилия) 8 букв
ГуманизмПрогрессивное движение эпохи Возрождения, направленное к освобождению человеческой личности от идейного закрепощения времен феодализма и католицизма 8 букв
ЭстетизмВ искусстве: увлечение эффектными внешними формами в ущерб идейной стороне произведения 8 букв
Церетели
Видный грузинский поэт, писатель, идейный предводитель национально-освободительного движения Грузии, мыслитель-просветитель и национальная общественная фигура. (фамилия) 8 букв
АквариумСоветская и российская рок-группа, одна из старейших ныне действующих российских рок-групп. Состав участников почти за 40 лет существования группы неоднократно менялся, и только лидер и идейный вдохновитель группы Борис Гребенщиков является участником коллектива с самого момента его основания в 1972 году 8 букв
Альманах
Сборник произведений художественной литературы, объединенных по тематическому, жанровому, идейно-художественному и т. п. признаку 8 букв
ТроцкизмИдейное направление, возглавлявшееся Л. Д. Троцким, противостоящее большинству во внутрипартийной борьбе в России в 20-30-х г. х XX в 8 букв
ПродюсерДоверенное лицо кинокомпании (иногда одновременно- и режиссер), отдельного актера, осуществляющее идейный, художественный и организационно-финансовый контроль за постановкой фильма, эстрадного представления и т. п 8 букв
ЭстетизмЧрезмерное увлечение внешними формами в искусстве в ущерб идейной стороне произведения 8 букв
АгитаторИдейный оратор 8 букв

Ответы на вопросы ‘идейный защитник’

ДжонсонАнглийский футболист, защитник «Ливерпуля» и национальной сборной Англии. Выступает на позиции правого крайнего защитника, также может сыграть на левом фланге и в полузащите. (фамилия) 7 букв
РодригесАргентинский футболист, левый защитник. Игрок клуба «Бока Хуниорс». Защитник сборной Аргентины, в составе которой стал чемпионом Олимпийских игр 2004 в Афинах. (фамилия) 8 букв
ТерриАнглийский футболист, центральный защитник и капитан лондонского «Челси» и сборной Англии. Трёхкратный чемпион Англии. Терри был признан лучшим защитником Лиги чемпионов УЕФА в сезонах 2004/05 и 2007/08, Игроком 2005 года по версии футболистов Профессиональной футбольной ассоциации и был включён в сборную мира по версии ФИФА четыре сезона подряд: в 2005, 2006, 2007 и 2008 5 букв
ГранатРоссийский футболист, защитник клуба «Динамо» Москва и молодёжной сборной России. Играет на позиции левого защитника. (фамилия) 6 букв
ОррКанадский хоккеист, бывший защитник команд Национальной хоккейной лиги «Бостон Брюинз» и «Чикаго Блэкхокс». Двукратный обладатель Кубка Стэнли, а также Кубка Канады, где был признан лучшим игроком турнира. Орр является единственным защитником в истории НХЛ, становившимся обладателем «Арт Росс Трофи», как лучшему бомбардиру регулярного чемпионата 3 буквы
КабулФранцузский футболист марокканского происхождения, центральный защитник и опорный полузащитник. Имеет опыт игры на позиции правого защитника. В данный момент выступает за лондонский «Тоттенхэм Хотспур». (фамилия) 5 букв
НевиллАнглийский футболист. Выступал на позиции защитника в «Манчестер Юнайтед» и сборной Англии. После ухода Роя Кина являлся капитаном «Юнайтед». Всю свою футбольную карьеру Гари провёл на «Олд Траффорд». Первый матч за сборную Англии Невилл провёл в 1995 году и с тех пор на протяжении более чем 10 лет играл на позиции правого защитника сборной. (фамилия) 6 букв
БезыдейныйЛишенный передовых идей, идейности 10 букв
ВождьОбщепризнанный идейный, политический руководитель 5 букв
ГуманизмПрогрессивное движение эпохи Возрождения, направленное к освобождению человеческой личности от идейного закрепощения времен феодализма и католицизма 8 букв

Идейный защитник | Лучшее в Хабаровске

научный сотрудник лаборатории гидрологии и гидрогеологии

Жизнь состоит из выбора. Мы каждый день вынуждены отдавать предпочтение чему-либо. Главное — ни о чем не жалеть. 

Уже около 10 лет моя жизнь тесно связана с наукой. В 2007 году я окончила химико-биологический факультет Дальневосточного государственного гуманитарного университета. Затем по рекомендации преподавателей поступила в аспирантуру Института водных и экологических проблем ДВО РАН, где сегодня являюсь научным сотрудником. 

 

В молодости мы готовы работать сутками, отдавая себя без остатка. Дело даже не в деньгах, а в желании состояться, показать, на что ты способен

.

Параллельно с обучением в аспирантуре я стала работать в центральной химико-бактериологической лаборатории «Водоканала». Приходилось трудиться сутками напролет, делать анализы качества воды, которая подается населению. В таком жестком режиме я продержалась два года, потом ушла в декрет. В свободное время писала научные статьи. Вернуться решила только в науку. Определить специализацию своих профессиональных интересов помогли в институте, в аспирантуре предложили заняться исследованием качества воды в Амуре.

 

Для ученого важно не только заниматься исследованием, но и иметь научные публикации, участвовать в конференциях и симпозиумах. Это возможность быть услышанным коллегами, получить экспертную оценку, заработать плюс в свое портфолио.

На подготовку качественной научной статьи может уйти более полугода. Это глубинный труд, требующий усилий. Темы публикаций, которые были мной подготовлены, в основном связаны с рекой Амур — это влияние крупных притоков на качество воды, особенности биогеохимических процессов в контактной зоне «вода — дно», состояние воды на Тунгусском водозаборе и другие. Опыт участия в конференциях у меня тоже имеется. Особенно ценю выступления на международных профессиональных мероприятиях. Наиболее знаковыми считаю конференции в городе Ренн во Франции, в Ландау в Германии. Принимали нашу делегацию хорошо — зарубежные коллеги оценили тему доклада по достоинству, пожелали профессиональных успехов. Удивились, когда мы показали на карте, откуда приехали, — насколько далеко расположен Хабаровск.

 

Знание английского языка — обязательное требование к ученым. Имеет значение не только глобализация, но и попросту поиск нужной информации.

Много научных статей выходит на иностранном языке. Нужно не только уметь их найти, но и верно перевести, чтобы можно было применить в исследовании. На международных конференциях мы тоже делаем доклады на английском, также как пишем статьи. Необходим не просто разговорный уровень, а запас профессиональной лексики.

 

Любая научная работа актуальна тогда, когда она имеет практическое значение, и часто это невозможно без полевых исследований.

У нас такое изучение имеет сезонный характер. Чтобы взять пробы, отправляемся на Амур со специальным оснащением: зимой — с приспособлениями для бурения льда, летом — с дночерпателями, которые позволяют оценить не только качество воды, но и донных отложений. Вооружаемся профессиональным набором посуды, реактивами. Берем пробы, консервируем их, а затем исследуем уже в лаборатории. Продолжительность анализа может быть разной — если внимание сконцентрировано только на химических показателях, тратим около трех дней, если микробиологических — от недели.

 

Молодежь не очень стремится в науку. Дело, прежде всего, в финансовой составляющей. Многим нужны средства, а не идейность.

В нашем институте трудятся 13 молодых ученых — это люди, готовые преодолевать трудности, чтобы остаться верным своим убеждениям, научной идее. Сегодня для поддержания молодых ученых работают советы в регионах и на федеральном уровне, есть подвижки с решением вопроса обеспеченности жильем и в других направлениях. Хочется верить, что наша сфера получит активное развитие. Особенно это актуально в связи с тем, что 2017-й объявлен в России Годом экологии. В нашем институте запланированы тематические мероприятия, например конференция, на которой будут обсуждаться вопросы экологической безопасности, сохранения биологического разнообразия и другие.

 

Многие считают, что ученые — это суровые люди, которые не умеют отдыхать и говорят на непонятном языке.

Когда поступила в аспирантуру, боялась подойти к докторам наук, заговорить с ними. Со временем поняла, что они интересные личности с отменным чувством юмора. За границей даже принято научные конференции начинать с какой-нибудь шутки в тему. Я тоже не считаю себя уж очень серьезным человеком — люблю отдыхать, ходить с дочкой гулять, кататься на лыжах, коньках.

 

В науке важное значение имеют звания. Никогда никто не сможет посчитать это формальностью, ведь за ними скрывается титанический труд.

Хочу защитить диссертацию, получить ученую степень кандидата наук, а потом и доктора наук. Тема исследований уже определена, я нахожусь в процессе подготовки. Путь пройден серьезный, но не менее сложная дорога мне предстоит. 

 

Главные качества, которыми должны обладать молодые ученые, сводятся к бесстрашию, склонности к экспериментам и жажде открытий. 

Карл Маркс говорил, что «в науке нет широкой столбовой дороги, и только тот может достичь ее сияющих вершин, кто, не страшась трудностей, карабкается по ее каменистым тропам». 

Идейных защитников у уходящей власти нет, они не станут защищать ее бесплатно

Идейных защитников у уходящей власти нет, и свезенные для протеста к госучреждениям люди, в большинстве своем, бедные, малообразованные, с трудом понимающие, во что их втянули, радуются лишь возможности немного подзаработать, и не будут защищать власти бесплатно.

Такое мнение высказывают интернет-пользователи, комментируя видео про участников так называемого «протеста», в частности, сделанные Андреем Поповым, Виталием Возным и другими, передает Noi.md

Граждане указывают, что главное, коренное и фундаментальное отличие этих протестующих от прежних – люди не знают, что они там делают и ради чего пришли, кроме того, что им платят по 500 леев в день. Платят — это единственный мотив.

«Все мы помним протесты и палаточные городки, организованные в разное время коммунистами, «Красным блоком», социалистами, усатовцами, Платформой DA. Когда у их участников журналисты спрашивали, зачем они там, то практически каждый открыто и свободно (кто – красноречиво, уверенно и аргументировано, кто – более косноязычно), отвечал, не скрываясь и не боясь. Все они были убеждены в своей правоте, все они были идейными и мотивированными борцами», — отмечают пользователи.

Они подчеркивают, что эти же люди, окружившие здания министерств и ведомств, особенно на видео, сделанном Андреем Поповым у МИДЕИ, при приближении теле- и видеокамер прячут свои лица, убегают, отворачиваются, не хотят отвечать. Они явно стыдятся того, что они там сидят. Им нечего сказать, а признаться в этом – не хочется, или запретили. И когда Андрею, как опытному дипломату, все-таки удалось разговорить одну из женщин, она сказала, что пришла, потому что «хочет перемен».

«У-у, тетечка! Так это вам не сюда, а как раз совсем в другую сторону! Этих людей очень жаль», — подчеркивают интернет-пользователи.

Они обращают внимание на то, что в большинстве своем это явно бедные, малообразованные, что называется – забитые люди, с трудом понимающие, во что их втянули, и лишь радующиеся возможности немного подзаработать. Ни один из них не сказал: «Я пришел сюда, чтобы защитить законный демократический режим Плахотнюка-Филипа» или «Я поддерживаю Демократическую партию, как единственно народную», ну или что-то в этом духе.

Диапазон ответов – от смешной оговорки мальчика, пришедшего «узурпировать власть» до откровенной фразы какого-то люмпена «А мне не по#уй?!». Идейных сторонников и защитников уходящей власти среди них нет. Никто не придет защищать ее бесплатно. И если завтра перестать платить, то все они снимутся с места и, вздыхая и охая, разъедутся по своим селам, в надежде, что вдруг опять повезет, и снова повезут в столицу и заплатят за то, чтобы посидеть на травке в центре города. А зачем, почему – кто их знает? Чудят баре.

«И вот они, эти несчастные запуганные пенсионерки, эти полуграмотные уставшие от тяжелой работы сельские женщины, эти бомжеватого вида мужички – и есть вся опора прошлой власти?! Их цинично используют как расходный материал, который можно сутками держать на палящем солнце, и при необходимости – выставить живым щитом, чтобы в случае чего именно они, эти ничего не понимающие в происходящем люди, первыми попали под удар. Ну не свои же холеные лица подставлять и не свои же дорогие костюмы портить, в самом деле», — подчеркивают интернет-пользователи.

Они полагают, что эта, не желающая сдаваться власть, должна пасть хотя бы потому, чтобы больше никто и никогда не смели использовать наших людей, как пушечное мясо. И чтобы люди могли вернуть себе достоинство.

Путь русского воина. Идейные основы воспитания защитников Руси

Воспитанию воинов в Древней Руси всегда придавалось особое значение. Непрерывные войны с соседними племенами и государствами делали свое дело — каждый свободный общинник был воином и должен был с малых лет владеть оружием. Но мало одной подготовки — для того, чтобы воспитать полноценного воина, требовалось и духовное наполнение, как бы сейчас сказали — идеологическая и морально-психологическая подготовка.
Как известно, русская культура складывалась на основе двух начал — древней дохристианской культуры языческой Руси и христианства. Соответственно, и воспитание воинов включало в себя компоненты двух исторических культурных традиций, за столетия весьма переплетшиеся между собой и сформировавшие единую воинскую культуру.

Древнерусское воинское воспитание изначально основывалась на местных архаических традициях защиты материнства и рода. Путь воина воспринимался как защита своей родной земли, представителей своего рода и, соответственно, своего прошлого и будущего. Древнерусская знать — князь и его дружинники — считали войну своим главным занятием. И это действительно было так. С детских лет будущего дружинника готовили к ратным подвигам. За воспитание юного воина отвечал его родственник по женской линии — это мог быть дядя по матери, двоюродный дядя и т.д. В княжеских семьях его называли кормильцем. Уже позже, после принятия христианства, кормильцев стали выбирать и из представителей других знатных родов, так как христианизация позволила русским княжеским родам приглашать невест для князей из других стран, и соответственно братья или другие мужчины-родственники невесты оставались на своей родине, а место кормильца становилось вакантным.

Еще в глубоком детстве будущего воина сажали на коня, давали в руки оружие. В десять лет мальчика уже плотно обучали воинскому мастерству, а в двенадцать лет он начинал участвовать в походах, непрестанно совершенствуя свое воинское мастерство. Так воспитывали, к примеру, князя Святослава. Большую роль в воспитании знатных русичей играло знание обрядов. Князья считались внуками Даждьбога, потомками Солнца. Конечно, двенадцатилетнего отрока еще старались беречь от опасных ситуаций во время походов. Но вот к пятнадцати годам юный воин считался уже полностью сформировавшимся молодым мужчиной — он был годен и для войны, и для командования боевой дружиной, и для женитьбы.

Образцом для юного воина считались прославленные военачальники, былинные богатыри, которые совершали невероятные подвиги и обладали огромной силой и доблестью. Естественно, что они наделялись сверхъестественными качествами и рассматривались априори выше любых простолюдинов, такими свойствами не обладавших. Языческая воинская культура стала фундаментом, подвергшимся, тем не менее, серьезной трансформации после Крещения Руси и в процессе христианизации русских земель.

Постепенно уходили в прошлое представления о магическом могуществе русской знати. Теперь знатный человек должен был являть пример не только силы, доблести, воинских навыков, но и христианского благочестия. Формировалась традиция христианского воинского служения, которая, кстати, серьезно отличалась от византийской — ведь Византия прибегала к найму профессиональных воинов, а на Руси воинское служение воспринималось сквозь призму сочетания христианских и славянских архаичных традиций. Русский воин защищал свою землю и род, а после принятия христианства — еще и христианскую православную веру. Главными противниками Руси после ее христианизации стали государства и образования, исповедовавшие другие направления христианства или другие религии — тюркские кочевники-тенгрианцы, языческие племена Севера, немецкие католические рыцари, мусульманские государства, образовавшиеся после распада Золотой Орды. Таким образом, защита родной страны приобретала и религиозное содержание борьбы с иноверцами. Формируется и образ воина — мученика, который готов принять смерть от рук врага, но вынужден убивать и сам — для защиты своей страны и веры.

Путь русского воина. Идейные основы воспитания защитников Руси

С утверждением христианства связано появление сакрального образа родной страны — Святой Руси. Сама земля русская начинает пониматься как особая страна, со своим историческим путем и великой миссией. По мере укрепления русского государства происходило и развитие представлений о православном государстве как пространстве благочестия, хранителе христианских ценностей. Естественно, что образ воина, защитника православной веры и православной страны, также наделялся героическими чертами.

Религия вообще играла большую роль в жизни русских воинов после принятия христианства на Руси и, в особенности, ко времени начала избавления от монголо-татарского ига. Известно то влияние, которое оказывали на легендарного князя Дмитрия Донского православные святители — митрополит Алексий, Сергий Радонежский, митрополит Киприан. Известно, что именно православные священнослужители сыграли ключевую роль в формировании идеи освобождения Святой Руси от Золотой Орды, они же определяли и внешнюю политику русских княжеств, особенно по отношению к «иноверческим» образованиям — той же Орде или орденам крестоносцев. Иеромонах Сергий Радонежский, в частности, оказывал большое влияние на Дмитрия Донского, и именно он убедил его покончить с вековой зависимостью от Орды и порвать всякие отношения с ордынским ханом и с беклярбеком Мамаем.

Путь русского воина. Идейные основы воспитания защитников Руси

Христианство наложило существенный отпечаток и на образовательную парадигму Руси. Для русской знати желательными качествами стали грамотность, знакомство с христианской литературой, с историей православия. Еще князем Владимиром была основана в Киеве первая школа, встретившая поначалу сопротивление знатных людей, которые не хотели отдавать своих детей. В Новгороде школа была основана Ярославом Мудрым, который заложил основы для создания церковных школ во всех городах земли Русской. Обучали в школах славянской грамоте, Святому Писанию, основам богослужения, иногда — греческому языку. Так утвердилось представление, что знатный русич должен быть не только превосходным воином, но и образованным человеком. Интеллектуальная составляющая в воспитании начинает рассматриваться как значимая, хотя и в меньшей степени, чем воинская.

У русских воинов, благодаря христианству, утверждаются и моральные ценности. Среди них одно из главных мест занимает милосердие к побежденным, которым русские воины отличались в куда большей степени, чем их современники и на Востоке, и на Западе. Конечно, оно имело место далеко не всегда и не во всех ситуациях, но сложно отрицать то, что идеалы милосердия на Руси проповедовались активно, утверждались и среди знати, и среди простого люда. Знатный человек в идеале должен был быть добрым христианином и стремится к христианской добродетели. Например, Владимир Мономах в своем «Поучении» рассуждал о том, что князья должны вести аскетический образ жизни, не увлекаясь едой и питьем, пьянством и блудом, поскольку от пьянства и блуда «душа погибает и тело». Также он советовал не делать пакостей, кормить и помогать нищим, больше всего чтить гостей. Превыше же всего, как писал Мономах, должен быть страх перед Богом.

Таким образом, в «Поучении» Владимира Мономаха впервые были сформированы нравственные основы воинского служения в православной Руси. Воинское служение в этом понимании — это борьба добра со злом, православный воин должен быть на стороне добра и заботиться не только о победе, но и о том, чтобы остаться благочестивым, сохранить праведность. Защита земли Русской и веры Православной становится главным смыслом воинского служения, ради которого можно отдать жизнь свою, но и забрать жизни врагов страны и веры.

Настоящим испытанием для Руси стало вторжение монгольских орд и последовавшая зависимость от Золотой Орды. Православная церковь играла огромную роль в консолидации народа и сохранении русской идентичности, в те столетия «замешанной» именно на православии. Здесь стоит отметить, что свою роль сыграла первоначальная веротерпимость ордынских ханов, которые сильно не вмешивались во внутренние дела подконтрольных территорий и, благодаря этому, русской православной культуре удалось сохраниться в многочисленных монастырях. Православное духовенство в драматические для Руси времена вдохновляло русских воинов на защиту отечества, укрепляло их стойкость, внушало веру в свои силы и в Божью помощь в деле защиты русской земли. Неоднократно сами православные монахи были превосходными воинами и в сражениях с неприятелем, при обороне своих монастырей показывали и чудеса доблести, и прекрасные навыки обращения с оружием.

Именно в описываемый период начинает формироваться и идея жертвенности как неотъемлемого компонента воинского служения. Древний воин — язычник не обладал жертвенностью. Он был движим стремлением к победе, к завоеванию добычи, но не имел целью отдать жизнь за относительно абстрактные идеалы, более того — сильно удивился бы подобному предложению. Христианство, повлияв на русскую воинскую культуру, задало и модель жертвенности как желаемого поведения воина. Русский воин именно в христианский период истории Руси обрел готовность пожертвовать собой не только за родную землю, но и за веру, за своих товарищей по оружию. Таким образом, жертвенность превратилась в одну из высших этических ценностей, которая сопровождает русскую воинскую культуру многие столетия, вплоть до настоящего времени.

С христианством связано и утверждение в воинской культуре представлений о справедливости, о справедливой войне. В христианской Руси, особенно после освобождения от золотоордынского ига, насильственный способ разрешения конфликтной ситуации начинает рассматриваться как крайняя мера, применимая там, где нет иного способа утверждения справедливости, пусть и понимаемой князьями и их окружением специфически. Справедливость становится главным качеством, которое люди ценят и уважают в правителе, на более низком уровне — в любом командире, руководителе, начальнике. Таким образом, к воинским доблестям князя присоединяется и мудрость. Князь-воин становится также и мудрецом, способным принимать справедливые решения и миром разрешать конфликтные ситуации. Мудрый князь — это такой светлый образ, который вдохновлял его дружинников и вообще всех подданных, был для них примером доблести и ума.

Путь русского воина. Идейные основы воспитания защитников Руси

После освобождения русских земель от Золотой Орды и после создания на основе Московского княжества централизованной русской государственности начинается церковная канонизация наиболее героических русских воинов. Герои XIII-XIV вв. — Александр Невский, Дмитрий Донской, Сергий Радонежский — были причислены к лику святых. Александр Невский и Дмитрий Донской были князьями, воинами, вошедшими в пантеон православных святых благодаря удивительному сочетанию воинской доблести и христианского благочестия, верности православию. Сергий Радонежский в еще большей степени соответствовал образу народного героя, поскольку своим примером показывал самоотверженность, заботу о своей земле и ее защите от иноземцев, высокую нравственность и верность христианству. Удивительный человек, монах — воин, Сергий Радонежский стал и олицетворением идеала русского воинского наставничества, сочетающего обучение воинской науке с привитием христианских, морально-нравственных ценностей и установок, патриотизма и идеалов справедливости.

Поскольку в те времена еще отсутствовал тот же институт Героев России или Советского Союза, иерархия государственных наград, канонизация воина, признание его выдающихся заслуг православной церковью становилось высшей наградой. Причисление воина к лику святых означало сохранение на века памяти о нем в народном сознании. При этом церковь славила не только воинов — победителей, но и проигравших, поскольку, в отличие от язычества, в христианстве главной ценностью являются благочестие, вера, служение, а не достигнутые на поле брани или на ниве государственного управления результаты.

Путь русского воина. Идейные основы воспитания защитников Руси

Благодаря канонизации выдающихся воинов, был достигнут удивительный результат — фигура воина на Руси сакрализировалась, сформировалось «воинское общество», в котором защита Отечества рассматривалась как святая обязанность каждого человека, вне зависимости от его возраста и даже пола. Именно этой сакрализации воинского долга Русь, а затем и Россия обязана многочисленным примерам высочайшей храбрости, удивительного патриотизма, которые показывали русские люди в годы многочисленных войн. Когда в Великую Отечественную войну плечом к плечу стали люди от мала до велика, а в партизанские формирования потянулись и дети младшего школьного возраста, и старики, и пожилые женщины, это стало свидетельством глубокой укорененности таких представлений о воинском долге в русском сознании. Удивительно, но это представление о долге по защите Отечества транслировалось и другим народам, живущим в России. Их представители столь же самоотверженно начинали служить русскому государству, даже не будучи русскими и православными. Защита своего Отечества рассматривалась как однозначно благое, справедливое дело.

Таким образом, основы духовного и морально-нравственного воспитания русских воинов, заложенные почти тысячу лет назад, сформировали всю русскую воинскую культуру и смогли, несмотря на все многочисленные превратности и перипетии, испытанные страной за прошедшее время, сохраниться до наших дней.

Право и идеология (Стэнфордская энциклопедия философии)

1. Либеральные концепции идеологии

Что такое идеология? Этот термин, вероятно, был придуман французским мыслителем. Клод Дестут де Трейси на рубеже девятнадцатого века в своей исследование эпохи Просвещения. Для Де Трейси идеология была наукой о идеи и их происхождение. Идеология понимает идеи, а не случайно из разума или сознания, но в результате сил в материальная среда, которая формирует то, что думают люди.Де Трейси считал, что его взгляды на идеологию можно отнести к прогрессивным политическим целей, поскольку понимание источника идей может способствовать усилиям от имени человеческого прогресса (см. Steger 2007, 24–32).

Сегодня принято понимать, что идеология — это не наука об идеях, но сами идеи, а тем более идеи особого рода. Идеологии — это идеи, цель которых не эпистемическая, а политическая. Таким образом, идеология существует для подтверждения определенной политической точки зрения, служит интересы определенных людей или выполнять функциональную роль в отношение к социальным, экономическим, политическим и правовым институтам.Даниэль Белл (1960) назвал идеологию «ориентированной на действие системой убеждений », а тот факт, что идеология ориентирована на действия, указывает его роль не в том, чтобы сделать реальность прозрачной, а в том, чтобы мотивировать людей делать или не делать определенные вещи. Такая роль может включать в себя процесс оправдание, требующее затемнения реальности. Тем не менее, Белл и другие либеральные социологи не предполагают никаких особых связь между идеологией и статус-кво; некоторые идеологии служат статус-кво, другие призывают к его реформированию или ниспровержению.

С этой точки зрения идеология может формировать закон, но различные идеологии может соперничать за юридическое мастерство; нет необходимой связи между законом и определенной идеологией. Закон не следует понимать как скомпрометированы, поскольку идеологический закон может относиться к институтов народного суверенитета, где государственная политика отражает принципы и убеждения граждан; идеология в этом случае была бы просто стенографический способ обозначить взгляды граждан, которые законно закреплен в законах страны.Тем не менее, Белл утверждал, что послевоенный консенсус по капитализму и либеральной демократии может означать «конец идеологии».

2. Радикальные концепции идеологии

Более критическое понимание отношения права к идеологии и роль и цели, которым служит идеология, можно найти в трудах Карл Маркс и Фридрих Энгельс. Подобно Де Трейси, Маркс и Энгельс утверждают что идеи формируются материальным миром, но как исторические материалисты понимают, что материал состоит из отношений продукция, которая претерпевает изменения и развитие.Более того, для Маркса и Энгельса, это эксплуататорские и отчуждающие черты капиталистической экономические отношения, порождающие идеи, которые они называют «идеологией». Идеология возникает только там, где есть такие социальные условия, как произведенные частной собственностью, уязвимые для критики и акция протеста; существует идеология, чтобы защитить эти социальные условия от нападения теми, кто находится в их невыгодном положении. Капиталистические идеологии дают перевернутое объяснение рыночных отношений, например, чтобы человек существа воспринимают свои действия как следствие экономических факторов, а не наоборот, и, кроме того, понять рынок будет естественным и неизбежным.Члены Франкфуртской школы такие как Юрген Хабермас, опирался на марксистскую идею идеологии как искажение реальности, чтобы указать на ее роль в общении, при этом собеседники считают, что властные отношения препятствуют открытому, без принуждения формулирование убеждений и ценностей.

Таким образом, идеология далека от науки, как утверждает Де Трейси, или любой набор ориентированных на действие убеждений, как говорит Белл, скорее по своей сути консервативен, квиетист и эпистемически ненадежен. Идеология сохраняется, маскируя порочные социальные условия, давая иллюзорное объяснение их обоснования или функции, чтобы легитимировать и добиться их принятия.Действительно, с этой точки зрения идеологического роль закона, в справедливом обществе не было бы нужды в мистифицирующих учет реальности, и, следовательно, нет необходимости в законе. Понятие права как Таким образом, идеология занимает центральное место в марксистской точке зрения, согласно которой закон отомрет. с полным расцветом коммунизма (Sypnowich 1990, гл. 1).

Негативный взгляд марксистов на идеологию может указывать на грубый концепция, в которой правовая идеология является инструментом, цинично используемым мощный, чтобы обеспечить подчинение бессильным.Однако это оскорбляет «концепция права», если «свод закона — это грубое, явное, неподдельное выражение господства класс »(Энгельс, письмо К. Шмидту от 27 октября 1890 г.). И поскольку идеология, такая как право, принимает формальную и нормативную форму, сильные тоже в его тисках, убежденные рассказом о неизбежный и справедливый порядок, от которого они получают прибыль. Более того, идеология это не просто выдумка; это производится реальными социальными условиями и отражает их. Таким образом, идеология должна преуспеть в достижении консенсуса. о капитализме, и он должен делать это, выражая узнаваемые черты капитализма.Равенство перед законом, ибо пример, одновременно вызван и отражает реальность капиталистической экономические отношения, даже если это равенство формальное и неполный. Согласие не будет получено, если правовая идеология не выдержит какое бы то ни было отношение к социальным условиям, которые он пытается оправдать. В Здесь важна идея о том, что идеология переворачивает реальность. В его камере Обскура метафора в Немецкая идеология , Маркс утверждает, что реальность в идеологии оказывается перевернутой, как и фотографическая процесс обеспечивает перевернутое изображение.Перевернутое изображение говорит; Это является узнаваемым изображением реальности, даже если в то же время искаженный ((Маркс и Энгельс [TGI], 25). Карл Мангейм (1936) развивает идею сложных отношений между реальностью и идеология, указывая на человеческую потребность в идеологии. Идеологии не являются ни истинными, ни ложными, а представляют собой набор социально обусловленных идей которые подтверждают, что люди, как обеспеченные, так и обездоленные, хочу слышать.

В 1920-е годы американская юриспруденция попала под влияние еще один вариант критического взгляда на идеологию и право.Школа правовой реализм отказался от конкретно исторического материалистического объяснение, но поддержал идею, что общественные силы вне закона играют центральную роль в определении того, что такое закон (см. Cohen 1935, 818–21). Реалисты выступили против традиционные «формалистические» подходы к судебным решениям, где считается, что судьи полагаются на уникальные и четко определенные юридические материалы при вынесении суждений. Вместо этого реалисты утверждали этот закон по своей природе неопределенен, и поэтому судебные решения должны объясняться факторами вне закона.Идеология возникает как один вид реалистичного объяснения, где судебные решения являются следствием политические идеи, будь то судьи, юристы больше как правило, общественные элиты или общественное мнение большинства. Реалисты согласовали свою критику закона с прогрессивной политикой. В неизбежное влияние внешних по отношению к закону факторов означало, что социальные и политические перемены, вызванные зарождающимся государством всеобщего благосостояния, не были угроза чистоте закона. Действительно, расширяющаяся регулирующая сила административное государство сделало бы более вероятным, что влияние на закон теперь были законы народного суверенитета и социальной справедливости, а не более гнусные влияния прошлого.

Точка зрения, согласно которой право является отражением идеологии, была вновь высказана в 1970-е и 80-е годы с появлением критических юридических исследований движение. Критические юридические исследования были радикальной школой мысли. сформированный рядом влияний: марксистские и реалистические традиции; философская перспектива «деконструкции»; и политика таких вопросов, как феминизм, энвайронментализм и антирасизм. Движение придерживается реалистической идеи о том, что закон в основе своей неопределенный, и перекликается с марксистскими взглядами на то, как интересы мощный закон формы.Экспоненты предлагают несколько проницательных наблюдений о способы преподавания и практики права, чтобы дать ложное впечатление об определенности и законности закона. Особенно правовые доктрины призваны скрыть непоследовательные и непоследовательные произвольные особенности принятия юридических решений; верховенство закона, для например, подвергается критике за наивный взгляд на форму права как не зависит от содержания закона и социального контекста, в котором закон работает. Неопределенность закона может привести к самым разным результатам; Дункан Кеннеди, например, указывает на удивительные способы, которыми идеология формального юридического обоснования может исправить несправедливость, даже если идеология также часто отключает такие средства (Kennedy 1976).Таким образом, идеология теперь можно рассматривать как отражение консенсуса среди радикалов всех мастей о роли закона как скрывающей силы для защиты несправедливых отношения статус-кво.

3. Идеология и источники права

Хорошо известные дебаты об источниках права, по-видимому, радикально подрывается взглядом на закон как идеологию. Споры об источниках обычно были поставлены с точки зрения степени, в которой мораль присуща определение закона. Естественные юристы утверждают, что закон должен частично зависят от моральных критериев.Вслед за Фомой Аквинским традиционные критерии не ушли далеко от учения Римско-католическая церковь, но более свежие аргументы естественного права, такие как те из Лона Фуллера и Рональда Дворкина, предложили светские стандарты, вытекающие из процессуальных идеалов верховенства закона или конституционализм американского либерализма. Все естественные юристы, однако согласны с тем, что закон должен быть определен в некоторых в смысле, каким должен быть закон.

Позитивисты, напротив, утверждали, что закон определяется только институциональными фактами, внутренними для правовой системы, фактами, которые может соответствовать или не соответствовать моральным стандартам.Ранние позитивисты, такие как Томас Гоббс и Джон Остин утверждали, что даже легитимность закона не зависеть от моральных критериев; закон должен соблюдаться, как бы он ни падал не хватает моральных идеалов. Более поздние представители, такие как H.L.A. Харт и Джозеф Раз утверждал, что правовой позитивизм привержен только идея о том, что, поскольку что такое закон, является фактическим вопросом, легитимность закона можно определить моральными критериями вне закона, которые могут рекомендую непослушание. Однако все позитивисты согласны с тем, что хотя закон может соответствовать моральным критериям, что такое закон и что он должно быть должно быть отделено.

Однако позиции естественного права и юридического позитивизма объединены в цель дать представление о сущности права. Это стремление поставляет им общего врага с точки зрения закона как идеологии, который находит попытку определить сущность права как фундаментально заблуждение. В конце концов, если закон неизбежно формируется идеями вытекающие из властных отношений вне закона, то казалось бы этот закон не имеет сущности, моральной или институциональной. Если закон сводится к идеологии или рассматривается как простое следствие, тогда законность выглядит случайный и беспринципный, не имеющий необходимого содержания или определение, без внутреннего характера.Если закон и отражает, и искажает реалии власти, это власть, а не принципы законности, которые говорит нам, что такое закон. Таким образом, для большинства основных теоретиков права идеологичность не является необходимой чертой закона, и закон должен определенно нельзя определять в соответствии с радикальной концепцией, согласно которой закону присуща мистификация реальности или запутывание социальные отношения с целью точного соответствия.

Однако картина более сложная. Марксистский взгляд на право как В конце концов, идеология имеет некоторое сходство с конкурирующими взглядами на источники права.Марксистская точка зрения уступает позитивистской, поскольку Например, этот закон вытекает из практики общества, хотя практики являются внезаконными — политическими, экономическими и социальными — скорее чем практика институциональных фактов, внутренних по отношению к правовому система. Социальные силы в конечном итоге определяют содержание и форма правовой системы. Действительно, идея марксиста Луи Альтюссера о идеологические государственные аппараты (Althusser 1971) имеют позитивистский оттенок в своей настаивают на том, что политическая реальность может быть исчерпывающе описана ссылка на конструкции, а не на нормативные агенты.Мы можем ожидать, что радикальный сторонник идеологии будет сопротивляться сочетание позитивистско-идеологической точки зрения. Радикал найдет в позитивистский упор на институты слишком некритическое отношение к идеологические структуры, формирующие эти институты. Но кажется возможно, что позитивистская позиция может быть истолкована как устранение любое приписывание легитимности институтам, которые определяют право в чтобы приспособиться к критике радикальной идеологии позиция.

Что касается позиции естественного права, марксистский взгляд на право как на идеологию признает естественному юристу, что закон является нормативным.Что в конце концов, идеология, а набор ценностей и идеалов? Однако на Марксистская точка зрения, нормы определяются исходя из интересов, которые они служат, а не той справедливости, которую они воплощают. Закон нормативен, но он конечно, не морально, марксист настаивает на естественном адвокат. Критический аспект взглядов радикальной идеологии предполагает тупик между естественным юристом и идеологической позицией преодолеть труднее, чем в случае позитивиста.

Конечно, естественные юристы и позитивисты могли легко найти место для либерального взгляда на идеологию как на ориентированную на действия систему верований как дополнения к их взглядам на источники права, в ощущение, что идеология — часть социологического ландшафта, к которому применимы их концепции права.Закон природы может найти популярное выражение в идеологии общества, и позитивистские правовые институты могут отражать идеологические убеждения.

4. Идеология и верховенство закона

Все это указывает на другое, связанное с этим напряжение. Это напряжение между взглядами радикальной идеологии и концепцией верховенства закона центральный элемент либерального правопорядка. По сути, термины верховенство закона, надлежащая правовая процедура, процессуальное правосудие, юридические формальности, процедурная рациональность, справедливость как закономерность, все относятся к идее этот закон должен отвечать определенным процедурным требованиям, чтобы человек способен подчиняться ему.Эти требования сосредоточены на принцип, что закон должен быть общим, что он принимает форму правил . Закон по определению должен быть направлен не только на конкретная ситуация или человек; как отмечает Лон Фуллер, правило закон также требует, чтобы закон был относительно определенным, четко выраженным, открытые, перспективные и адекватно освещаемые.

Взгляд на право как на идеологию, даже в его радикальных вариантах, не может отрицать наличие верховенства закона в либеральном правопорядке; действительно, верховенство закона часто упоминается как парадигматический пример правовая идеология.Это потому, что, однако, верховенство закона интерпретируется как устройство, служащее интересам сильных мира сего; более того, это устройство, которое обманывает себя. Верховенство закона в его сдержанность в осуществлении государственной и судебной власти, способствует достижению целей тех, кто обладает властью другого рода, в частности экономическая мощь. Это неудивительный аргумент, если учесть, как правые мыслители, такие как Фредерик Хайек (1971, 57–57), превозносили верховенство закона за его важную роль в поддержке свободного рынка.Левое крыло и Таким образом, мыслители правого крыла согласны с капиталистической функцией верховенство закона.

Однако для левого теоретика идеологии верховенство закона также имеет идеологические аспекты, которые означают, что он служит капиталистическим целям в более зловещими способами. Ибо в своем ограничении политической и правовой власти, верховенство закона подразумевает, что эти публичные формы власти являются единственными формы власти, которые существуют, или, по крайней мере, единственные, которые имеют значение. Более того, заверяя субъектов закона в том, что этот закон применяется в целом и определенно верховенство закона также подразумевает справедливость — единственный подходящий вид справедливости; это равенство перед закон тождественен равенству как таковому.

Эти утверждения о верховенстве закона и идеологии сложны и требуют внимательное изучение. Обязательно ли верховенство закона предполагает манипуляции от имени капиталистического порядка? Учитывая его формальные достоинства и агностицизм относительно содержания закона, верховенство закона кажется невиновным обвинения в капиталистической предвзятости или предвзятости любого рода. Как выразился Раз, добродетель верховенства закона подобна силе острого ножа; Это позволяет закону выполнять свою функцию, независимо от функции быть (Раз, 1979).Более того, трудно понять, как задействовано само верховенство закона. в любом проекте обмана. Например, общность закона не обязательно влекут за собой какие-либо конкретные обязательства относительно того, как экономика или общество должно быть организовано; и не распространяет ложь или ошибку. Тем не менее, это правда, что процедурный принцип верховенства закона может служить идеологическим целям, чтобы отклонить социальную критику и предотвратить радикальное изменение. И если энтузиастам верховенства закона места хватит упор на процессуальную справедливость, это может снизить вероятность того, что более содержательные концепции справедливости будут иметь успех.Исторически сложилось так, что общества, в которых правит верховенство закона, как правило структурированы капиталистическими рынками, что предполагает сродство между два набора учреждений. Верховенство закона может иметь идеологический эффект, даже если он не идеологический по своей сути.

5. Идеология и справедливость

Идея об идеологии права является важным вкладом в правовую стипендия. Во-первых, это позволяет более критически взглянуть на закон и его роль, и тем самым демистифицирует набор жизненно важных социальных учреждения.Во-вторых, это указывает на важность социологических и политические факторы в нашем понимании закона. Законность формируется и находится под влиянием неправовых аспектов общества, а право, в свою очередь, влияние на общество и социальные изменения, а не только очевидное последствия конкретных суждений, но в политической культуре правовая система помогает производить.

Однако марксистский взгляд на право как на идеологию рискует оказаться бесполезным. редукционизм. Восприятие права как идеологического превыше всего остального в Марксистское чутье может способствовать грубому и ошибочному пониманию отношения между властью и законностью, где закон служит только интересы сильных мира сего и где правовые гарантии являются простыми обман.Более того, это может лицензировать цинизм по поводу закона, который парадоксальным образом вопреки освободительным целям радикальных политики, которая послужила толчком для критики права как идеологии в первое место. То есть радикальные критики рискуют вообще отвергнуть возможность юридических ресурсов для исправления несправедливости.

Кроме того, цинизм некоторых идеологических взглядов на самом деле является плодами своего рода утопизм о законе, поскольку он противоречит мрачному портрету правовой идеологии, манипулируемой от имени сильных мира сего общество без идеологии или закона, где отношения людей к каждому прочее и реальность прозрачны и бесконфликтны.Конец тезиса идеологии, выдвинутого Беллом в триумфальном духе на имени либерального капитализма, но, что интересно, еще более заметным в Марксистские идеалы коммунизма могут ошибаться, полагая, что люди могут превзойти идеологию. Действительно, радикальная концепция идеология в конечном итоге ставит под сомнение вероятность того, что убеждения людей могут когда-либо давать объективную оценку реальности, незапятнанную искаженными и самооправдывающие процессы исследования.

Как же тогда использовать концепцию идеологии в юридической стипендия? Фактически, более тонкая критика идеологии улавливает степень, в которой освобождение и манипулирование могут быть воплощены в закон.Вспомните тонкую концепцию Маркса и Энгельса, в которой идеология дает перевернутый образ реальности, но узнаваемый образ тем не менее. Это говорит о том, что идеалы законности — это не просто шарады, но воплощены в законе, хотя бы в частичном и неполная форма. Историк-марксист Э. Томпсон (1975, 265) указал на это в его аргумент в пользу универсальной ценности верховенства закона. Томпсон утверждал, что для того, чтобы закон функционировал как идеология, он должен предложить некоторую подлинную моральную ценность.

Чтобы проиллюстрировать это, подумайте, как чья-то жестокость может быть замаскирована вежливые манеры; это не свидетельствует о том, что хорошие манеры не имеют ценность. Правовая идеология тоже может прикрыть несправедливость способами, которые тем не менее служить правосудию. Итак, функциональный аргумент об идеологии, должен признать ценность явления, которое служит идеологическим целям. Идеология не может быть полностью лишена освободительных аспектов; если закон трубит справедливость, равенство и свободу, то он должен преуспеть в реализации этих идеалов, хотя и несовершенно, чтобы закон функционируют как идеология.Таким образом, мы можем оценить правовые гарантии процессуальный вид для подлинной защиты, которую они предлагают субъектам закон, признавая в то же время квиетистскую политику, процедурный подход может возникнуть.

Ценности юридического процессуализма оказали значительное влияние по политической философии, особенно либерализму. Мы видели это в его критики государства всеобщего благосостояния Хайек утверждал, что закон процедурные правила продиктовали экономику невмешательства, в которой государство ожидается только, чтобы обеспечить основу для частных инициатив.Левые либералы, такие как Ролз и Дворкин, напротив, настаивают на том, что государство должным образом играет роль в исправлении невыгодного экономического положения. Ролз был обеспокоен тем, что граждане наслаждаются подлинным «Ценность» или «справедливая стоимость» равных политических свободы (Rawls 2007, 148–149). Более того, он также придерживался мнения что и либерально-демократический социализм, и собственническая демократия были кандидатами на реализацию его принципов справедливости. Сочленение это как попытка найти «альтернативу капитализму» (2001, 135–136), Ролз улавливал это утверждение в своем политическая философия читает лекции о том, что идея Маркса «свободно ассоциированных производителей »предполагает« демократическую экономическую план »(2007, 372).

Тем не менее политический либерализм Ролза не отвергает Адвокат Хайека в целом, сохраняя озабоченность держать государство в страхе. В частности, Ролз утверждает, что «Основные институты и государственная политика правосудия» следует понимать как «нейтральный по отношению к всеобъемлющим доктрины и связанные с ними концепции блага »(2001, 153н27). «Нейтралитет цели» Ролза (2001, 153n27) отражает то, что Раз назвал (1994, 46) «эпистемическим отходом» из схватки », которая диктует, что размах политического ограничены формальными процедурами: процесс принятия решения оригинального позиция; принципы общественного разума; или политический либерализм явное исключение соображений о хорошей жизни.На самом деле, Процедурная этика Ролза стала особенно заметной в его более поздняя работа, где основное внимание уделяется конституционным вопросам над средство правовой защиты от экономического неблагополучия вызвало много критических комментариев (см. Barry 1995; Окин 1993; Уильямс 1993).

Следует отметить, что Ролз придает большое значение «хорошему» хорошо организованного политического общества (2001, 198–199) и признал, что перфекционистские взгляды на ценный образ жизни могут сыграть роль в законодательные решения о «надлежащим образом ограниченном такие вопросы, как защита среды обитания диких животных (2001 г., 152н26).Однако он сохранил традиционный взгляд на перфекционизм как на в принципе неэгалитарный, связанный с идеей, что «некоторые люди имеют особые претензии, потому что их большие способности позволяют им заниматься в высшей деятельности, которая реализует перфекционистские ценности » (2001, 152). «Эгалитарные перфекционисты», такие как автор этой статьи, напротив, утверждает, что человеческое процветание мы должны стремиться к равенству в наших теориях справедливости. На это, несомненно, спорный, взгляд, забота о беспристрастности закон не должен иметь «империалистических дизайны по всем политическим вопросам (Sypnowich 2017, 85–7), поэтому что сообщество теряет ответственность за воспитание равных благополучие.

Тем не менее, опасения по поводу идеологического воздействия процедурного подхода не ставят под сомнение ценную роль верховенства закона сам должен играть даже в самом амбициозном эгалитарном сообществе. Потенциал пренебрежительного подхода к закону, возможно, наряду с общий упадок влияния марксизма объясняет, почему некоторые в новейшей литературе избегают термина «идеология» и вместо этого выбрал такие термины, как «дискурс» или «Повествование». Такие условия также предполагают, что закон должен быть понимаются в политическом контексте, но они менее конкретны характер этого контекста или его влияние.Это кажется потерей. При правильном понимании концепция идеологии предлагает нюансы и освещающий подход к законности, который дает точное представление отношения между законом и политикой, которые не обязательно должны быть нигилистическими или редукционист. Ведь правильное понимание идеологической роль закона совместима с другими концепциями того, как право должно быть определены или поняты. Это особенно верно, если мы признаем невозможность полного устранения идеологических способов понимание.

Концепция права как имеющего моральный источник или источник в учреждениях системы, может быть независимым от реалистичного оценка идеологической функции закона или идеологического процесса в какие законы принимаются. Действительно, радикальные критики «войны с террор западных правительств указал на ценность либеральных правовых идеалов, таких как права человека и верховенство закона в в то же время, когда они отметили идеологические цели, ради которых такие идеалы заложены. И позитивисты, и естественные юристы, пока они не настаивают на том, что их концепции права исчерпывают реальность закона, может допускать влияние идеологии, даже в ее более радикальные интерпретации.Право может быть идеологией, а также другой моральной или иной моралью. институциональные явления одновременно; действительно, закон, вероятно, не преуспеет в качестве идеологии, если только в этом путь.

.

Что за черт возьми, защитник разработчиков?

от Вассима Чегама

TL; DR: Защитник разработчиков — лучший друг разработчика!
Фото Хелены Лопес на Unsplash

Последние три года или около того я посвящал свое профессиональное время и огромное количество личного времени тому, чтобы помогать коллегам-разработчикам быть успешными и продуктивными с помощью инструментов, которые они любят и используют. Эти инструменты включают веб-платформы, такие как JavaScript, PWA и Angular, облачную платформу Google, Actions on Google и чат-ботов в целом.Я занимаюсь этим как адвокат разработчиков.

Это сообщение в блоге основано на моем личном опыте в качестве адвоката разработчиков. То, что я узнал лично, а также от других защитников разработчиков из других компаний, с которыми я работал.

Моя история…

Тринадцать лет назад, когда я учился в колледже, изучая электронику, а затем информатику, нам преподавали всю теорию о парадигмах компьютера и программирования, структурах данных, шаблонах проектирования, компиляторах, языках и т. Д.По сути, нас учили всему, что нужно знать младшим программистам, чтобы начать свою карьеру.

Однако я, вероятно, был слишком увлечен этим, потому что всегда делал больше, чем требовалось классных заданий. Я имею в виду, изучать Java в колледже было нормально, но мне стало скучно. Большую часть свободного времени я тратил на изучение новых парадигм программирования на таких языках, как Python, PHP, Assembly 8086, oCaml и JavaScript. Именно тогда я открыл для себя и полюбил JavaScript и решил с тех пор всегда делать ставку на JavaScript, и я ни разу не пожалел об этом.

Мне пришлось изучать новые языки, создавая инструменты, сценарии, приложения, все, что могло помочь мне понять внутреннее устройство языка — выходя за рамки синтаксиса. Конечно, я тогда еще был студентом и пытался понять, как все работает и как исправить все ошибки, которые я создавал.

Затем пришло сообщество разработчиков. Благодаря Интернету я мог обращаться за помощью к другим людям — сообществу профессиональных и опытных разработчиков. Я был удивлен! Я многому научился у разработчиков, читая их идеи в их сообщениях в блогах, просматривая их руководства на Youtube и обсуждая разные темы на многих технических форумах и IRC (да, он все еще существует!).

Я многому научился из того, чем бесплатно делились другие разработчики, просто ради помощи другим. Вот почему я просто решил присоединиться к сообществу и сделать все возможное, чтобы поделиться тем, что я узнал. Для меня это было правильным поступком: другие люди помогли мне стать хорошим разработчиком , а теперь настала моя очередь помогать другим разработчикам. И тогда я начал заботиться о продуктивности других разработчиков — и моей, конечно. Мы все в одной лодке, правда?

По мере профессионального роста я начал думать о новых способах помочь своему fel

.

идеологическая ориентация en una frase

Можно ожидать, что направление этой более далеко идущей политики, проводимой в таких обстоятельствах, будет зависеть от идеологической ориентации правительственных партий.

Когда ценности попадают в ожидаемую идеологическую ориентацию , мы обнаруживаем положительные корреляции, такие как корреляция между эгалитаризмом и гуманизмом.

В первой части автор реконструирует истоки, динамику и политическую и идеологическую ориентацию массовых движений.

Хотя такая характеристика могла быть уместной в некоторых случаях, во многих случаях отречения от престола виновато запугивание, а не идеологическая ориентация .

Политические партии проводили свои собственные рекламные ролики на телевидении и радио, но ни одна из них не фокусировалась на различиях в идеологических ориентациях и политических взглядах.

Его идеологическая ориентация вскоре примет свою окончательную траекторию.

Вторая группа состояла из местных фермеров, которые хотели заниматься сельским хозяйством экологически безопасным способом, но их идеологическая ориентация была менее выражена.

.

адвокат | значение адвоката в словаре современного английского языка Longman

Настоящее время
Я, вы, мы, они адвокат
он, она, это адвокаты
> Посмотреть больше
Прошлое
Я, ты, он, она, оно, мы, они выступали
Настоящее совершенство
Я, ты, мы, они выступали
он, она, он выступал
Прошлое совершенство
Я, ты, он, она, оно, мы, они выступал за
Будущее
Я, ты, он, она , это, мы, они будут защищать
Future perfect
Я, ты, он, она, это, мы, они будут защищать
> Посмотреть меньше
Настоящее время
Я защищаю
он, она, это защищает
> Посмотреть больше
вы, мы, они защищаем
Прошлое
Я, он, она, это защищал
вы, мы, они защищали perfect
Я, ты, мы, они защищали
он, она, это защищал
Прошлое совершенное
Я, ты, он, она, оно, мы, они защищали
Будущее
Я, ты, он, она, это, мы, они будем защищать
Будущее совершенное
Я, ты, он , она, она, мы, они будут защищать
> Посмотреть меньше
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *