Разное

Плюющаяся кобра: Какие змеи плюются ядом и что после этого происходит?

Какие змеи плюются ядом и что после этого происходит?

На нашей планете живут миллионы людей с герпетофобией — боязнью змей. И этот страх вполне оправдан, потому что большинство из этих пресмыкающихся созданий ядовиты и в любой момент могут нанести смертельный укус. Самыми узнаваемыми ядовитыми змеями являются кобры, потому что чуть ниже головы у них располагается «капюшон». Так называется часть тела, в которой ребра раздвигаются в стороны и значительно меняют форму их тела. Все кобры смертельно опасны для людей, но перед нападением они несколько раз пугают врагов быстрыми выпадами вперед. Также есть разновидности кобр, которые при возникновении опасности могут плюнуть ядом прямо в глаза противника. Получается, что змеи могут пустить яд в своих жертв как при непосредственном укусе, так и находясь на расстоянии. И, самое интересное, в обоих случаях состав змеиного яда отличается.

Умеющие плеваться ядом змеи — это кобры

Плюющиеся змеи

Плюющиеся ядом кобры обитают на территории Африки и Южной Африки. В ходе наблюдений было выяснено, что при атаке на расстоянии змеи целятся врагам прямо в глаза. Распространенная на африканской территории черношеяя кобра (Naja nigricollis) может сделать 28 ядовитых выстрелов подряд, в каждом из которых содержится по 3,7 миллиграмм яда. Чтобы выплюнуть яд, змеи напрягают специальные мышцы возле ядовитых желез. Смертельная смесь вылетает из передней поверхности клыков, в то время как у обычных змей отверстия расположены на нижней части острых зубов.

Черношеяя кобра

Умение плеваться ядом появилось у змей в разное время и в разных точках нашей планеты. Исходя из этого ученые считают, что их способность возникла не из-за того, что ее передал какой-то из предков. Наиболее вероятна версия о том, что они выработали у себя этот навык для того, чтобы защищаться от древних людей. Дело в том, что многие обезьяны предпочитают убивать змей сразу же, не дожидаясь атаки. Причем делают это они не при прямом контакте, а кидая камни или ударяя по змеям палками. Древние люди наверняка следовали той же стратегии, поэтому кобрам и пришлось выработать навык ядовитых плевков.

Змеи научились плеваться ядом, чтобы защищаться от людей

А в древние времена люди явно часто натыкались на кобр. Об этом, как минимум, свидетельствует обнаружение останков змей рядом с местами обитания древних людей. Скорее всего, сначала наши предки довольно быстро расправлялись с пресмыкающимися созданиями. Но на протяжении миллионов лет кобры научились защищаться, оставаясь на большом расстоянии от врагов. При попадании яда кобры на кожу возникает покраснение и сильная боль, а глаза становятся мутными и человек может даже ослепнуть. Иногда слепота оказывается временной, но в некоторых случаях это на всю жизнь.

Читайте также: В чем разница между питонами и удавами?

Из чего состоит змеиный яд?

Змеиный яд представляет собой смесь белков и других веществ, которые помогают им быстро остановить пригодную для съедения жертву. Но яд кобр также нужен для защиты от врагов. Обычно в змеином яде содержится много нейротоксинов, которые блокируют передачу команд от мозга до мышц. В результате укушенные организмы умирают от паралича. Ведь они не только утрачивают возможность ходить — вместе со всеми мышцами перестает работать и сердце. Но в яде кобр есть и вещества, именуемые как цитотоксины. При попадании в живой организм, эти токсины начинают разрушать клетки.

При всей своей опасности, змеиный яд часто используется для создания лекарств

По данным Всемирной организации здравоохранения, каждый год змеи атакуют по 5,8 миллионов человек. К большому сожалению, в 140 тысячах случаев людей не удается спасти и они умирают. Чтобы спастись после укуса змеи очень важно успеть обратиться в больницу за противоядием. Но обычно змеи кусают вдалеке от населенных пунктов. Это большая проблема, поэтому в 2020 году ученые из Дании разработали противоядие, которое можно носить с собой и своевременно сделать укол. С этим справится даже человек, который ни разу не держал в руку шприц. Но как такое возможно? Читайте в этом материале.

Если вам интересны новости науки и технологий, подпишитесь на наш Telegram-канал. Там вы найдете анонсы свежих новостей нашего сайта!

На данный момент ученым известно о существовании более 3600 видов змей. Часть из них не ядовита, но все равно представляет для окружающих большую опасность. Например, на территории Таиланда можно встретить так называемых змей кукри (Oligodon fasciolatus). Длина тела этих созданий достигает 115 сантиметров, но есть они не такие уж и большие. Но опасаться их надо, потому что они считаются самыми жестокими среди всех змей. Уже интересно? Тогда переходите по этой ссылке и читайте, в чем же заключается жестокость этих змей.

Плюющаяся кобра стреляет ядом по эллипсу

Серпентолог (специалист по изучению змей) биологического факультета Уошбернского университета (Washburn University; Канзас, США) доцент Брюс Янг самолично подставил голову под яд плюющихся кобр. Помимо экстремального удовольствия он получил точные данные о характере движений змеи в момент плевка.

Плюющиеся кобры

Эти ядовитые кобры обитают в саваннах и лесных районах Африки и в Южной Азии. Они достаточно крупные и могут достигать в длину 3 м. Ведут они себя благородно, питаясь в основном неядовитыми ужеобразными или своими сородичами — кобрами других видов. И лишь изредка разнообразят рацион крупными ящерицами.

Ослепить врага, чтобы спастись

Плюющиеся кобры известны своеобразным защитным механизмом. Если на них нападает слишком большой враг, съесть которого невозможно, они выплевывают в него струю яда. Дальность плевка достигает 2 м. Цель у змей вполне определенная — глаза обидчика. И достигают они ее с поразительной точностью даже с такого большого расстояния.

Яд кобры — сложная смесь токсических полипептидов, ферментов и белков со специфическими биологическими свойствами. Наиболее токсичны полипептиды — нейротоксин I и нейротоксин II, которые вызывают паралич скелетной и дыхательной мускулатуры. При попадании в глаза яд вызывает внезапную и невыносимую боль, приводя к слепоте. Уже потом, проникнув через глазное яблоко в кровь, яд вызывает системные нарушения в работе организма. К счастью, как правило, не смертельные.

Научный экстрим

Для исследований команда доктора Янга поймала несколько взрослых особей — представителей красной, большой коричневой и черно-белой плюющихся кобр.

В первой части эксперимента доктор Янг дразнил змей, двигая своей головой рядом со змеиными. На козырьке доктора Янга находилось специальное устройство, подключенное к компьютеру и позволяющее следить за движением головы как доктора Янга, так и змеи. Вторая часть эксперимента заключалась в имплантировании в пасть змеи устройства для наблюдения за мышцами, контролирующими выброс яда.

Точный прицел сразу в оба глаза

Как только доктор Янг менял положение головы, за ним следовала и кобра. Если серпентолог переставал двигаться, змея все равно продолжала двигать головой из стороны в сторону. По словам ученого, эти движения напоминали действия баскетболиста, который пытается запутать и сбить противника с толку, перед тем как забросить мяч в корзину. Затем, за секунду до того, как выпустить яд, змея начинала вращать головой с помощью мышц головы и шеи и продолжала движение, выпуская жидкость. Соответственно, яд разбрызгивается в форме пересекающихся эллипсов, попадая с большой долей вероятности в лицо противнику, причем сразу в оба глаза. Эксперимент также показал, что кобра выпускает яд в виде не струи, а скорее спрея. Специальные мускулы сжимают слюнные железы таким образом, что струя яда превращается в спрей. Причем эти мускулы работают с такой силой, что спрей может подняться на высоту до 2 м, то есть примерно на высоту глаз противника.

Несмотря на то что лицо Брюса Янга было защищено специальным прозрачным козырьком, эксперимент выглядел впечатляюще.

Источник: infox.ru

Поля, отмеченные знаком *, обязательны для заполнения.


Как разные кобры научились плеваться ядом

Угрожающее поведение кобры хорошо известно: она приподнимается, раздувает капюшон и, если опасность не исчезает, бросается на противника и кусает. Но некоторые кобры научились не бросаться на врага, а выстреливать в него ядом. Этот навык выработали три группы кобр независимо друг от друга. Международная команда ученых как следует исследовала этот пример конвергентной эволюции, выяснив, чем отличается состав ядов у представителей этих групп и каково разнообразие генов, отвечающих за их производство. Чтобы научиться плеваться ядом, все кобры использовали доставшиеся им в наследство от предков характерное угрожающее поведение и особые цитотоксины в яде, вызывающие боль. Усовершенствование морфологии ядовитых зубов для повышения меткости плевка, а также усиление болевых свойств токсинов дальше проходило своим путем в трех линиях кобр. Это хорошо видно из анализа состава как самих токсинов, так и генов, отвечающих за их производство. Данный пример с параллельной эволюцией плюющихся кобр в силу надежности и детальности проанализированной информации служит хорошей иллюстрацией конвергенции. Эволюционисты пока не слишком хорошо понимают сущность и механизмы этого чрезвычайно распространенного явления.

Кобры, как известно, ядовитые змеи, использующие яд для охоты на своих жертв. Но это не единственная функция яда: с его помощью кобры пытаются отпугивать опасных противников — они способны выстреливать ядом на расстояние до 2 метров, а то и дальше.

У плюющихся кобр по сравнению с их «кусачими» родственницами изменены химический состав ядов и морфология ядовитых зубов. Форсунка для выбрызгивания яда более круглая, а зуб менее изогнут, чтобы было удобнее плевать (рис. 2). Змея целится прямо в глаза противнику, причем точность попадания довольно высокая, около 90%. Если яд плюющейся кобры попадает в глаз, то возникает резкое жжение, сильная боль и воспаление — все это может привести к слепоте. Ясно, что противник предпочтет держаться от такой змеи подальше. Скорее всего, кобры плюются ядом именно для защиты, а не для охоты. Охотясь, они убивают добычу обычным для змей укусом, а их жертвами становятся жабы, мелкие грызуны и птицы. Вряд ли змея станет «устрашать» жабу, раздувая капюшон.

К плюющимся кобрам относятся три вида из африканской группы кобр Afronaja, четыре вида азиатских кобр из группы Naja, а также ошейниковая кобра (Hemachatus haemachatus). Эти восемь видов представляют три отдельные филогенетические линии в эволюции кобр. Следовательно, данный признак (плевание ядом) мог возникнуть только путем конвергенции.

Большая международная группа биологов под руководством Николаса Кэйзвелла (Nicholas Casewell) из Ливерпульской школы тропической медицины, заинтересовавшись этим примером конвергенции, занялась вопросом о происхождении яда плюющихся кобр. Исследование именно яда удобно еще и потому, что его химический состав — это относительно простой признак с точки зрения генетики, поскольку связь между химией яда и ее генетической базой устанавливается напрямую. Так что можно взять филогенетическую схему кобр, включающую и плюющиеся виды, и обычные, наложить на нее химические различия в составе ядов, а затем посмотреть, как шла эволюция генов, отвечающих за их выработку. Таким образом, появится возможность увидеть конвергентную эволюцию на уровне морфологий, протеомов (яды — это смесь белков) и генов. Если эту работу выполнить тщательно и аккуратно, то получится хороший пример исследования конвергентной эволюции.

Яд плюющихся кобр, как и яды других змей, включает особый белок с трехпетельным доменом, поэтому данный токсин так и называют — трехпетельным (в англоязычной литературе он называется «трехпальцевым», см. three-finger toxin). У кобр преобладает вариация этого токсина, вызывающая разрыв клеточных мембран, то есть он является цитотоксином. У других змей трехпетельный токсин нарушает передачу нервных импульсов, то есть является нейротоксином. Помимо трехпетельного токсина в яде кобр присутствует фосфолипаза А2. Ее количество у плюющихся кобр оказалось в 2–3 раза повышено по сравнению с другими видами кобр.

Ученые оценили разнообразие и уровни экспрессии генов фосфолипазы А2. Оба анализа оказались весьма показательны. По уровню экспрессии генов и активности самих ферментов плюющиеся виды заметно обогнали «кусачих» соседей. А по составу фосфолипазы разделились на интересные кластеры (рис. 4). В ядах плюющихся и обычных африканских кобр фосфолипазы совсем разные, они представлены двумя четкими группами. Зато у всех азиатских кобр фосфолипазы А2 более или менее одинаковые, на группы они не разделились, но различаются разным уровнем экспрессии. У ошейниковой кобры фосфолипазы похожи на аналогичные ферменты остальных африканских представителей.

На основе этих данных ученые предположили, что основным действующим веществом «плевка» является фосфолипаза. И провели эксперимент, сравнив действие разных компонентов яда на выделенный в культуру тройничный нерв мыши. Именно тройничный нерв принимает сенсорную информацию от тканей лица и слизистой оболочки глаз, куда попадает яд. Как ни удивительно, основным агентом оказалась не фосфолипаза, а трехпетельный цитотоксин. Именно он вызывал максимальную сенсорную реакцию нейронов тройничного нерва. Однако этот компонент не обеспечивал полного масштаба возбуждения, который наблюдался при действии наразделенного яда. Ученые провели этот же опыт со смесью трехпетельного цитотоксина и фосфолипазы А2, и вот тогда картина прояснилась. Оказалось, что фосфолипаза А2, действуя на нейроны, повышает их чувствительность к трехпетельному токсину. Иными словами, компоненты яда по-отдельности не очень годятся: для эффективного «плевка» требуется коктейль, по крайней мере, из двух токсинов.

Эти результаты позволяют обрисовать следующую эволюционную схему. Кобры появились около 26 миллионов лет назад. Они, в отличие от других змей, имели расширенный репертуар токсинов, включающих не только парализующие нейротоксины, но и цитотоксины, вызывающие боль. По-видимому, капюшон, который кобра разворачивает, выпрямляя ребра, служил средством агрессивной демонстрации при появлении опасного противника. Змея приподнималась, и из этого положения совершала бросок для рефлекторного болезненного укуса. Присутствие цитотоксинов обеспечивало мгновенную болезненную реакцию у врага. Авторы предполагают, что нечеткое срабатывание рефлекса могло вызвать преждевременное выбрызгивание яда, который при попадании на открытые участки кожи жертвы (скорее всего, на морду и в глаза) срабатывал и без укуса. С таким поведенческим комплексом, удерживающим врага на расстоянии, опасность оказывалась меньше.

Некоторое промежуточное состояние признака демонстрируют китайские кобры (Naja atra): в редких случаях они могут плеваться ядом, однако точность попадания у них невелика (A. Paterna, 2019. Spitting behaviour in the Chinese cobra Naja atra). Состав болезненных ядов и прицельность плевков, по-видимому, постепенно увеличивались за счет подстройки морфологии ядовитых зубов, изменения набора и уровня экспрессии фосфолипаз, модулирующих действие цитотоксинов. В этом процессе основным условием являлось отработанное специфичное угрожающее поведение и присутствие цитотоксинов. На этой основе эволюция уже могла создать выбрызгивание яда с помощью разных морфологических приспособлений и разных модуляторов, что и было реализовано в трех независимых линиях кобр в Африке и Азии.

Летальность яда плюющихся и неплюющихся кобр одинакова, судя по их действию на лабораторных мышей. Так что изменения в составе выбрызгиваемого яда связаны, вероятно, не с охотой, а с защитой. Об этом же говорит и то, что плевок кобры должен вызывать мгновенную и сильную боль. А болевая реакция годится больше для защиты, чем для охоты. От кого могут защищаться кобры — это большой вопрос. Авторы статьи выдвинули смелое предположение, что такими охотниками на змей могли быть приматы, в особенности древние гоминины (австралопитеки, питекантропы, а также их предки и родичи), использовавшие для убийства змей камни и острые палки. Чтобы принять эту версию, потребуется объяснить появление ошейниковых кобр в Африке задолго до времени расхождения линии людей и шимпанзе (которое произошло около 6 млн лет назад), а также эффективное использование самыми ранними гомининами орудий для убийства ядовитых змей. Так что само по себе предположение любопытное, но оно требует дополнительных разъяснений со стороны антропологов.

Так или иначе, перед нами отлично разобранный пример конвергентной эволюции сложного поведенческого комплекса и сопутствующего биохимического набора. Этот признак возник на базе имевшихся приспособлений, последующие способы их усовершенствования оказались различными, но однонаправленными.

Источник: T. D. Kazandjian, D. Petras, S. D. Robinson, J. Van Thiel, H. W. Greene, K. Arbuckle, A. Barlow, D. A. Carter, R. M. Wouters, G. Whiteley, S. C. Wagstaff, A. S. Arias, L.-O. Albulescu, A. von Plettenberg Laing, C. Hall, A. Heap, S. Penrhyn-Lowe, C. V. McCabe, S. Ainsworth, R. R. da Silva, P. C. Dorrestein, M. K. Richardson, J. M. Gutiérrez, J. J. Calvete, R. A. Harrison, I. Vetter, E. A. B. Undheim, W. Wüster, N. R. Casewell. Convergent Evolution of Pain-Inducing Defensive Venom Components in Spitting Cobras // Science. 2021. DOI: 10.1126/science.abb9303.

Елена Наймарк

Три группы плюющихся кобр приобрели более болезненный яд независимо друг от друга

Naja nubiae, африканский представитель плюющихся кобр.

Natural History Museum / YouTube

В процессе эволюции три группы плюющихся кобр научились защищаться от хищников, стреляя им ядом в глаза. Согласно новому исследованию, эти змеи независимо друг от друга приобрели яд, который причиняет намного более сильную боль, чем обычный яд кобр. Данный эффект достигается за счет увеличения концентрации ферментов фосфолипаз A2, усиливающих действие цитотоксинов. Как отмечается в статье для журнала Science, возможно, кобры научились плеваться ради защиты от древних людей: время появления этой адаптации у африканских и азиатских змей подозрительно совпадает с выходом древних гоминин в саванны и с колонизацией Азии человеком прямоходящим соответственно.

Основная функция змеиного яда — убийство добычи. Однако многие змеи также используют его для защиты. Особенных успехов в этом достигли плюющиеся кобры, которые научились выстреливать в глаза врагам двумя струями яда, вызывающего сильную боль, воспаление и даже слепоту. В зоне поражения оказывается любой хищник (в том числе человек), подошедший к змее ближе, чем на два с половиной метра.

Согласно современным исследованиям, способность плеваться ядом независимо возникла в трех эволюционных линиях кобр: у африканских ошейниковых кобр (Hemachatus haemachatus), а также у настоящих кобр (Naja) из Африки (подрод Afronaja) и Азии (подрод Naja). Команда исследователей во главе с Николасом Кейсуэллом (Nicholas Casewell) из Ливерпульского центра тропической медицины решила выяснить, как сходство защитных механизмов этих змей отразилось на составе их яда.

На первом этапе авторы на основе двух митохондриальных и пяти ядерных генов построили филогенетическое древо для семнадцати видов змей из семейства аспидов (Elapidae): четырнадцати видов настоящих кобр, ошейниковой кобры, а также египетской пустынной кобры (Walterinnesia aegyptia) и обыкновенной щитковой кобры (Aspidelaps scutatus) (два последних вида не способны выстреливать ядом). Благодаря этому удалось выяснить, что африканские настоящие кобры научились стрелять ядом от 10,7 до 6,7 миллиона лет назад, а азиатские — от 4,2 до 2,5 миллиона лет назад. Точное время появления этой способности у ошейниковых кобр авторы установить не смогли, однако полагают, что это произошло на протяжении последних 17 миллионов лет, после того как этот род отделился от предков настоящих кобр.

Затем Кейсуэлл и его коллеги изучили транскриптомы ядовитых желез тех же семнадцати видов змей, чтобы определить, какие вещества в них входят. Оказалось, что каждая линия плюющихся кобр выработала свой уникальный состав яда, который заметно отличается от такового у их неплюющихся сородичей. Этот вывод согласуется с данными о последствиях укусов разных видов кобр для человека. Единственное исключение из правила — филиппинская кобра (N. philippinensis): она стреляет ядом, состав которого больше напоминает яд обычных кобр. 

Наиболее распространенными в яде ошейниковых и настоящих кобр оказались цитотоксические трехпетельные токсины (ТПТ) — на их долю в среднем приходится 57,7 процента всех токсинов. Хотя увеличение доли цитотоксинов в яде позволило бы усилить вызываемую им боль, авторы не обнаружили существенных различий в их содержании у плюющихся и неплюющихся кобр.

Эксперименты с тройничным нервом мышей (именно он иннервирует лицо и глаза, куда стреляют кобры) показали, что яд всех изученных видов кобр разрушает клеточные мембраны и вызывает повышенную активность чувствительных нейронов, однако яд плюющихся видов возбуждает нервные клетки сильнее, чем яд неплюющихся. Иными словами, попадая в глаза, яд всех видов плюющихся кобр причиняет более сильную боль. 

Благодаря дополнительным опытам исследователи выяснили, что основной болевой эффект яда плюющихся кобр связан с трехпетельными цитотоксинами, однако не объясняется только ими. ТПТ действовали намного эффективнее, когда работали в комбинации с фосфолипазами A2 (PLA2). У плюющихся змей концентрация и активность этих ферментов в яде оказались выше, чем у их неплюющихся сородичей (p=0,0007 и p=0,04 соответственно). По мнению авторов, три линии плюющихся кобр независимо друг от друга увеличили концентрацию PLA2 в яде, чтобы сделать его более болезненным, а значит, более эффективным для отпугивания врагов.

Интересно, что летальность яда плюющихся и неплюющихся кобр примерно одинакова (авторы выяснили это благодаря экспериментам с мышами). Это свидетельствует, что различия в их составе связаны именно с защитными функциями яда плюющихся видов, а не с особенностями их рациона. 

Способность стрелять ядом возникла лишь в одной сравнительно небольшой группе змей — зато трижды. По мнению исследователей, это связано с тем, что кобры обладают цитотоксическим ядом и сложным поведением, предупреждающим хищников об угрозе. Сочетание двух этих особенностей подтолкнуло эволюцию видов, стреляющих ядом во врагов. Изначально плюющиеся кобры использовали типичный для этих змей цитотоксический яд, который сам по себе может нанести вред глазам хищника, а затем усилили его действие, увеличив концентрацию PLA2. Поскольку все три линии плюющихся кобр испытывали сходное давление среды, они пришли к похожим адаптациям, однако в разное время и разными путями. Это типичный пример конвергентной эволюции.

Авторы высказывают гипотезу, что способность плеваться возникла у кобр в ответ на эволюцию и расселение древних гоминин (Homininae). Эти приматы должны были представлять для кобр особенную опасность, ведь они отличались хорошим зрением и развитым интеллектом и могли убивать змей с помощью палок и камней (как это делают сегодня люди). Кроме того, появление африканских плюющихся кобр по времени совпадает с выходом предков людей в саванну, где живут эти змеи, а азиатских — с колонизацией Азии человеком прямоходящим (Homo erectus).

Вьетнамские сколопендры Scolopendra subspinipes используют один и тот же яд, чтобы убивать добычу и бороться с сородичами. Как показало недавнее исследование, благодаря мутации в гене ионного канала Shal эти членистоногие не умирают от собственного яда, а лишь впадают в кратковременный паралич.

Сергей Коленов

В ходе эволюции действие яда плюющихся кобр становилось более болезненным

Международная группа ученых пришла к выводу, что в ходе эволюции яд разных групп плюющихся кобр изменялся так, чтобы вызывать как можно более сильные болевые ощущения. Это делало его более надежным средством защиты этих змей.

Способность выстреливать ядом изо рта независимо возникла как минимум у трех групп змей, известных под общим названием «плюющиеся кобры». Две группы относятся к роду кобр (Naja) и обитают в Африке (9 видов) и в Азии (10 видов), а третья состоит из одного вида Hemachatus haemachatus, который выделяется в особый род ошейниковых кобр и распространен на юге Африки. Яд выстреливается через обращенные вперед отверстия в зубах змеи. Плюют кобры очень метко, некоторые виды способны с двух метров попасть противнику в глаз.

Биолог Николас Кейсвелл (Nicholas Casewell) из Ливерпульской школы тропической медицины и его коллеги проанализировали состав яда семнадцати видов змей, как плюющихся, так и не имеющих этой способности, чтобы установить, как яд менялся в ходе эволюции. Основным компонентом змеиного яда служат трехтельные токсины — небольшие белковые молекулы, структура которых напомнила ученым три пальца руки (отсюда английское название three-finger toxins). Их в яде и плюющихся, и неплюющихся кобр оказалось примерно по 60 %, а вот других белков — фосфолипаз А2 — у плюющихся кобр оказалось значительно больше.

Когда ученые нанесли различные комбинации змеиных токсинов на изолированные нервы мыши, чувствительные к боли, они обнаружили, что трехтельные токсины значительно сильнее возбуждают нейроны, когда они сочетаются с фосфолипазами А2. По словам Николаса Кейсвелла, это показывает, что естественный отбор изменил состав змеиного яда, чтобы он надежнее защищал змей. То, что три группы плюющихся кобр независимо друг от друга получили один и тот же результат — повышенное содержание фосфолипаз А2, — служит примером конвергентной эволюции, когда виды, которые не являются близкородственными, но сталкиваются с аналогичными проблемами выживания, приобретают сходные адаптации.

До сих пор остается неясным, почему эти змеи вообще стали плевать ядом, а не вводить его во время укуса. Есть гипотеза, что такой способ возник как защита от копытных, но, как отмечает Кейсвелл, в глаза буйволов, зебр и других копытных трудно попасть струей яда (при попадании на кожу млекопитающих яд плюющихся кобр не оказывает сильного воздействия). Ученый предпочитает альтернативную гипотезу, по которой плевание ядом стало средством защиты от древних людей. Обращенные вперед глаза наших предков оказались хорошей мишенью.

Исследование опубликовано в журнале Science.

Плюющаяся кобра стреляет ядом по эллипсу

Плюющаяся кобра ведет себя в момент плевка как баскетболист. Чтобы узнать это, серпентолог подставил под смертельно опасный плевок собственную голову.

Серпентолог (специалист по изучению змей) биологического факультета Уошбернского университета (Washburn University; Канзас, США) доцент Брюс Янг самолично подставил голову под яд плюющихся кобр. Помимо экстремального удовольствия он получил точные данные о характере движений змеи в момент плевка.

Плюющиеся кобры

Эти ядовитые кобры обитают в саваннах и лесных районах Африки и в Южной Азии. Они достаточно крупные и могут достигать в длину 3 м. Ведут они себя благородно, питаясь в основном неядовитыми ужеобразными или своими сородичами — кобрами других видов. И лишь изредка разнообразят рацион крупными ящерицами.

Ослепить врага, чтобы спастись

Плюющиеся кобры известны своеобразным защитным механизмом. Если на них нападает слишком большой враг, съесть которого невозможно, они выплевывают в него струю яда. Дальность плевка достигает 2 м. Цель у змей вполне определенная — глаза обидчика. И достигают они ее с поразительной точностью даже с такого большого расстояния.

Яд кобры — сложная смесь токсических полипептидов, ферментов и белков со специфическими биологическими свойствами. Наиболее токсичны полипептиды — нейротоксин I и нейротоксин II, которые вызывают паралич скелетной и дыхательной мускулатуры. При попадании в глаза яд вызывает внезапную и невыносимую боль, приводя к слепоте. Уже потом, проникнув через глазное яблоко в кровь, яд вызывает системные нарушения в работе организма. К счастью, как правило, не смертельные.

Научный экстрим

Для исследований команда доктора Янга поймала несколько взрослых особей — представителей красной, большой коричневой и черно-белой плюющихся кобр.

В первой части эксперимента доктор Янг дразнил змей, двигая своей головой рядом со змеиными. На козырьке доктора Янга находилось специальное устройство, подключенное к компьютеру и позволяющее следить за движением головы как доктора Янга, так и змеи. Вторая часть эксперимента заключалась в имплантировании в пасть змеи устройства для наблюдения за мышцами, контролирующими выброс яда.

Точный прицел сразу в оба глаза

Как только доктор Янг менял положение головы, за ним следовала и кобра. Если серпентолог переставал двигаться, змея все равно продолжала двигать головой из стороны в сторону. По словам ученого, эти движения напоминали действия баскетболиста, который пытается запутать и сбить противника с толку, перед тем как забросить мяч в корзину. Затем, за секунду до того, как выпустить яд, змея начинала вращать головой с помощью мышц головы и шеи и продолжала движение, выпуская жидкость. Соответственно, яд разбрызгивается в форме пересекающихся эллипсов, попадая с большой долей вероятности в лицо противнику, причем сразу в оба глаза. Эксперимент также показал, что кобра выпускает яд в виде не струи, а скорее спрея. Специальные мускулы сжимают слюнные железы таким образом, что струя яда превращается в спрей. Причем эти мускулы работают с такой силой, что спрей может подняться на высоту до 2 м, то есть примерно на высоту глаз противника.

Несмотря на то что лицо Брюса Янга было защищено специальным прозрачным козырьком, эксперимент выглядел впечатляюще.

Результаты исследований опубликованы в январском номере Journal of Physiological and Biochemical Zoology.

Красная плюющаяся кобра (Naja pallida)

Не раз этот вид фигурировал у нас на аукционах, много раз писали о том, что от красных кобр пока погиб лишь один человек в 2011, а вот пострадавших от меткого попадания в глаза много, но теперь поговорим немного о содержании.

Где взять? Из природы, как вариант, красные кобры достаточно хорошо адаптируются в условиях неволи и быстро привыкают, благо ничего плохого в этом нет, капюшон у них скромный, показывать все равно особо нечего. В идеале, стоит немного подождать момент и обзаводиться только разводными особями, благо сейчас это не проблема, цена от 150 и более евро, малыши невзрачные желтые, за то здоровые и милые))

Вид совсем небольшой, от 0,7 до метра с кепкой, максимум- 150см, поэтому городить большие террариумы нет нужды, отлично себя чувствуют в садках на 20-30 литров, малыши могут сидеть в садках с газетой и поилкой в 5 литровых садках. Субстрат используется совершенно любой, декорации на усмотрение.

Температурный режим стандартный, днем точка прогрева до 30 с лишним градусов, фон комнатный, примерно 25-28 градусов, ночью комнатная температура, влажность низкая.

Главное, при любых манипуляциях с красными кобрами не забывайте надевать защитную маску от плевков ядом!

Кормление. Рацион у красных кобр в природе разнообразный, едят все живое, от мелких млекопитающих до птиц, яиц, ящериц и змей, в неволе все ограничивается крысами и мышами подходящих размеров. Особо привередливые малыши могут начать есть саранчу. 

Размножение. Это яйцекладущие змеи (6-15 яиц в кладке, иногда до 24). Ссаживают пары в апреле после двухмесячной зимовки с ночным понижением температур до 18 градусов. Потом в для беременной самки устанавливается гнездовой ящик с вермикулитом. Яйца инкубируются по общему принципу при температуре 28-30 градусов, через 60 с лишним дней малыши начнется вылупление деток, еще через дней 12 первое кормление. 

Что могу добавить от себя…хочу такую кобру!))) из разряда Must have для ядолюбов))) Хотя бы ради окраса! Правда изменчивость и их слегка коснулась, не все они вырастают яркими, многие темнеют до черного окраса))) 

Удачного вам содержания, альбом по паллидам ниже)



Яд плевка кобры превратился в причинение боли | Наука

Ринкхалы выплевывают поток яда в целях самообороны.

© Попечители Музея естественной истории, Лондон; Каллум Мэр

Митч Лесли

Плюющие кобры защищаются, стреляя струями яда в глаза нападающим.Новое исследование предполагает, что в течение нескольких миллионов лет все три группы плевателей независимо адаптировали химический состав своих токсинов таким же образом, чтобы причинить боль потенциальному хищнику. Работа представляет собой новый пример конвергентной эволюции, которая «углубляет наше понимание этой уникальной системы» доставки яда, — говорит Тимоти Джексон, эволюционный токсинолог из Мельбурнского университета.

Как и другие кобры, плюющиеся кобры кусают нападающих в целях самозащиты.Однако плевок — их фирменный прием, а змеи — отличные снайперы. Они могут направить поток яда в лицо злоумышленнику с расстояния более 2 метров, целясь в глаза. Поведение представляет собой такую ​​грозную защиту, что оно эволюционировало независимо три раза: у азиатских кобр, африканских кобр и двоюродных братьев кобр, называемых ринхалами ( Hemachatus haemachatus ), которые обитают на юге Африки.

Ученые ранее обнаружили, что яд некоторых других змей эволюционировал, чтобы лучше подчинять свою добычу.Проанализировав яды 17 видов, которые плеваться и не плеваться, и измерив их эффекты, биолог-ядовитый биолог Николас Кейсвелл из Ливерпульской школы тропической медицины и его коллеги проверили, изменился ли состав яда кобры с течением времени, чтобы стать более эффективной защитой.

Самыми распространенными соединениями в яде кобры являются так называемые трехпальцевые токсины — белки, названные по своей трехмерной химической форме, а не по количеству цифр, которые вы можете ожидать, если змея укусит вашу руку.Кейсвелл и его коллеги обнаружили, что трехпальцевые токсины одинаково распространены в яде плевательниц и не плевателей, составляя около 60% токсичных молекул. Однако яд плевательниц содержал более высокие уровни другой группы белков, известных как токсины фосфолипазы А 2 , которые те, кто не спит, вырабатывают только в небольших количествах или не производят вовсе.

Чтобы исследовать эффекты дополнительных белков фосфолипазы A 2 , ученые нанесли различные комбинации токсинов от змей на изолированные нервы мыши, чувствительные к боли.Чем больше нейронов стимулирует токсин, тем сильнее будет боль. Исследователи определили, что токсины из трех пальцев вызывают больше боли в сочетании с токсинами фосфолипазы A 2 , чем в одиночку. Например, когда исследователи применили оба типа токсинов из яда ринхала к нервам мышей, смесь стимулировала примерно вдвое больше нервных клеток, чем одни только токсины трех пальцев ринхала, сообщают они сегодня в Science .

Работа предполагает, что естественный отбор точно настроил состав змеиного яда, чтобы сделать его лучшей защитой, говорит Кейсвелл.То, что три группы плевателей независимо друг от друга получили одно и то же решение — повышенное содержание токсинов фосфолипазы A 2 — является примером конвергентной эволюции, в которой виды, которые не являются близкородственными, но сталкиваются с аналогичными проблемами выживания, приобретают сходные адаптации. «Эволюция может быть очень воспроизводимой», — говорит Кейсвелл.

Эволюционная логика исследования имеет смысл, говорит токсинолог Стивен Макесси из Университета Северного Колорадо, Грили, который не имел отношения к исследованию.Повышение способности яда вызывать агонию поможет змеям отпугнуть хищников, потому что «один из лучших инструментов обучения — это причинение боли», — говорит он. Но Джо Алкок, исследователь эволюционной медицины из Университета Нью-Мексико в Альбукерке, считает, что, возможно, повреждение глаз злоумышленника было движущей силой для создания уникальной химии. «Если вы можете ослепить хищника, это предотвратит нападение, не зависящее от боли», — говорит он.

Почему некоторые кобры начали распылять яд, а не просто доставлять его через укусы, остается неясным.Некоторые исследователи утверждают, что такое поведение защищает змей от наступления копытных млекопитающих. Но по глазам буйволов, зебр и других крупноногих млекопитающих будет сложно попасть одной струей яда, отмечает Кейсвелл. Вместо этого он и его коллеги утверждают, что первые люди были причиной плевков. Наши предки представляли опасность для змей, и у них были глаза, обращенные вперед, что могло быть хорошей мишенью для потока ядовитого яда.

Красная плюющаяся кобра | AMNH

Зачем плевать ядом с расстояния шести футов, останавливая, но не убивая врага? Сказать: «Берегись!» и выиграть время, чтобы сбежать.

Клыки

Чтобы плеваться, змея сжимает мышцы вокруг своей ядовитой железы, модифицированной слюнной железы. Давление выталкивает небольшую струю яда через узкую трубку в клыке. Ядовитая жидкость попадает на наклонную поверхность — плоскость разбрызгивания, которая выстреливает через небольшое отверстие в передней части клыков.Клыки неплевых кобр не имеют изогнутой плоскости.

Возможно, кобры эволюционировали плевком — защитным действием — потому что их предки жили в мире копытных. Стрельба болезненным ядом могла быть одним из способов избежать затоптания. Ученые считают, что погремушки гремучих змей могли появиться по той же причине.

Видение

Плюющие кобры почти никогда не промахиваются мимо своих целей: глаза животного они предупреждают. В экспериментах некоторые виды попадали в глаза исследователя, прикрытые защитными очками, в 10 из 10 попыток.

Веном

Яд плюющейся кобры может содержать нервные токсины и другие вредные вещества. Он обжигает роговицу — прозрачное окно над глазом, вызывая сильную боль, а иногда и необратимую слепоту.

Знакомство с семьей

Elapidae, семейство, в которое входят кобры — и восточная зеленая мамба, в случае рядом — это группа очень ядовитых змей. Большинство из них маленькие, но некоторые из крупных видов смертельно опасны для человека. Некоторые начали жизнь в море.

Гадюка обыкновенная ( Acanthophis antarcticus )
© Роберт Валентик / naturepl.ком

Обыкновенная гадюка
Acanthophis antarcticus

Его громоздкое тело и длинные клыки похожи на змею гадюку, но эта австралийская змея — родственница кобры, и у нее есть мощный яд, подтверждающий это. Гадюка Смерти иногда заманивает добычу, шевеля своеобразно окрашенным хвостом.

Индийская кобра ( Naja naja )
© Майкл Фогден / DRK Photo

Индийская кобра
Naja naja

Все кобры, включая эту, вырастают до одной трети или более своей длины и предупреждающе показывают свои капюшоны, когда их потревожат.Капюшон — это кожа, натянутая на длинные гибкие ребра, наподобие половинки зонта. Кобры, которых мы видим «очарованными» заклинателями змей, не слушают флейту, а наблюдают за ее движением.

Пелагическая морская змея ( Pelamis platurus )
© Энтони Баннистер / NHPA

Пелагическая морская змея
Pelamis platurus

Эта змея проводит всю свою жизнь в теплых водах Индо-Тихоокеанского океана.Похожий на весло хвост позволяет ему плавать и нырять; сильный яд помогает ему усмирить рыбу, которую он ест. Самки выходят на мелководье, чтобы родить.

Быстрые факты

НАЗВАНИЕ: Красная плюющаяся кобра; Naja pallida
РАЗМЕР: 1,5 метра (60 дюймов)
ДИАПАЗОН: Восточная Африка
ДИЕТА: лягушки, грызуны, птицы

Плевательный яд кобры эволюционировал не для того, чтобы убивать — просто для того, чтобы погрузить нас в мир боли

Как говорил папа: если вы видите, что он корчится и шипит, пропустите его.Люди передавали подобные крупицы мудрости с незапамятных времен, вызывая у нас здоровое (а иногда и менее чем здоровое) уважение к тому, чтобы держаться подальше от змей.

Тем не менее, боль от укусов змей обычно является природной случайностью — практически каждый вид змей развил способность вводить яд, чтобы поймать добычу, а не для защиты. Но есть исключения из этого правила — новое исследование показывает, что некоторые змеи на самом деле вырабатывали свой яд специально, чтобы отгонять потенциальных хищников, включая нас.И это мучительно больно по уважительной причине.

Исследование, проведенное международной группой ученых, демонстрирует, что уникальный вид яда и стратегия отравления развивались как минимум в трех разных случаях.

Плющащиеся кобры и ринхалы — тесно связанные змеи, способные распылять яд достаточно далеко, чтобы неосторожный человек мог удержать взгляд.

Эффекты не из приятных. Химические вещества в яде плюющейся кобры разъедают роговицу, вызывая сильную боль и — в достаточно высоких дозах — слепоту.

Клыки, такие как водяные пистолеты и ослепляющий яд, не совсем подходят для того, чтобы сбить быстроногую еду, поэтому исследователи увидели в этом прекрасную возможность исследовать эволюционную историю этой особенно необычной характеристики.

Змеи впервые развили способность вводить яд где-то 60–80 миллионов лет назад. С тех пор тысячи видов суперсемейства Colubroida изменили первоначальный рецепт и изменили свои ротовые части в соответствии со своими диетическими потребностями.

Используя окаменелости в качестве калибровки, исследователи использовали методы молекулярного датирования геномов ряда настоящих плюющихся кобр ( Naja видов), ринхалов ( Hemachatus haemachatus ) и неплевых родственников ( Walterinnesia aegyptia ). и Aspidelaps scutatus ).

Результаты показали, что африканские плевательницы развили свои вызывающие слезы привычки между 6,7 и 10,7 миллионами лет назад. Их азиатские родственники последовали их примеру 4 миллиона лет спустя.

Ринкхалов было трудно определить, но они, должно быть, развили свои способности после расставания с другими плевками более 17 миллионов лет назад.

Анализ их ядов показал, что у них по составу больше общего, чем у неплевых родственников, за исключением более нейротоксичного рецепта, принадлежащего Naja philippinensis.

Агонизирующие эффекты химического состава яда также были проверены на образцах живых тканей и нервов.

«Мы проверили, как компоненты яда влияют на чувствительные к боли нервы, и показали, что плевательные яды кобры более эффективны при причинении боли, чем их не плевки», — говорит нейрофармаколог Ирина Веттер из Университета Квинсленда в Австралии.

Сумма результатов означает, что плевки кобр и ринхалы независимо друг от друга перепрофилировали свой яд и клыки, превратившись в защитные механизмы, способные отпугнуть крупных хищников.

И кем были эти большие хищники в каждом конкретном случае? Мы можем только догадываться, но исследователи утверждают, что есть несколько веских причин полагать, что наши предки соответствовали всем требованиям, ссылаясь на свидетельства того, что змеи влияли на нейробиологию и поведение приматов.

Люди и шимпанзе разошлись примерно в то же время, когда африканские плевательницы развили эту черту. Мы также можем идентифицировать потенциально ядовитых змей и атаковать с близкого расстояния, оказывая давление на плевание как на подходящее средство доставки яда.

Конечно, это все предположения, основанные на косвенных доказательствах, но эти идеи требуют дальнейшего изучения.

«Интересно думать, что наши предки могли повлиять на происхождение этого защитного химического оружия у змей», — говорит эксперт по змеиному яду Ник Кейсвелл из Ливерпульского университета.

По иронии судьбы, понимание эволюционной взаимосвязи между токсинами и нашим собственным телом позволяет нам лучше определять потенциальные механизмы для новых классов медицины.

Обезболивающие свойства яда гремучей змеи, например, могут дать миллионам людей, живущих с невропатической болью, шанс на облегчение.

«Болеутоляющие токсины из ядов животных могут быть полезными инструментами, помогающими нам понять сигнализацию боли на молекулярном уровне и помогают нам определять новые цели для будущих обезболивающих», — говорит молекулярный биолог из Университета Квинсленда Сэм Робинсон.

Пора заключить перемирие с плюющейся коброй. Мы будем держаться на расстоянии и будем ценить их умения издалека.

Это исследование было опубликовано в журнале Science .

Кобры плевать ядом в глаза с почти идеальной целью

Если вы умны, вы никогда не подойдете ближе шести футов (двух метров) от плюющейся кобры. Если вам не повезло и по какой-то ужасной случайности вы это сделали, небольшой совет: закройте глаза.

Катя Тзшетч, студентка Боннского университета в Германии, продемонстрировала, что красная мозамбикская плюющая кобра и плюнущая кобра с черной шеей намеренно целятся в глаза всем или тем, кто им угрожает.

Результаты лабораторных исследований не удивляют экспертов по змее.

«Насколько мне известно, не было проведено много работы над тем, действительно ли они целятся в глаза. Это в основном анекдотические свидетельства», — сказал Билл Альтимари, герпетолог из Музея пустыни Аризона-Сонора. «Но я был бы удивлен, если бы кто-нибудь в этой области думает иначе. По моему опыту, красный плевок и черная шея подходили вашим глазам. Наши смотрители в зоопарке Филадельфии [где я раньше работал] всегда носили лицо. маски.

Сэм Ли, помощник начальника отдела герпетологии зоопарка Бронкса, соглашается, опять же, основываясь на личном опыте.

«Эти животные всегда стремятся к защитным очкам», — сказал он.

«Любой в зоопарке, работающий с этим. Тип змеи носит маску на лице, потому что обычно туда они целятся », — добавил Дино Ферри, помощник куратора по рептилиям и амфибиям в зоопарке Одубон в Новом Орлеане.

Если все знают, что плюющиеся кобры целятся в глаза, зачем задавать этот вопрос?

«Это было необходимо для того, чтобы задать следующий вопрос: как кобры идентифицируют глаза у разных животных и людей?» — сказал Гвидо Вестхофф, профессор Боннского университета, руководивший работой Цшэцша.

Эксперимент

Катя Тзшетч использовала четырех красных мозамбикских и шесть плевков с черной шеей. В своих экспериментах она либо стояла с ними лицом к лицу, защищенная пластиковым козырьком, либо использовала фотографии.

Она записала процесс плевка с помощью высокоскоростной видеокамеры. «Змеи действительно плюются только в движущиеся лица», — была ее первая находка. «Движения руки не вызывали реакции ни у одной из змей».

Только две кобры отреагировали на фотографии лиц.

Оценка следов яда на фотографиях и визоре показала, насколько точны цели обоих видов: плевательницы с черной шеей попали по крайней мере в один глаз восемь из десяти раз. Мозамбикские кобры каждый раз попадали в цель.

Что произойдет, если яд кобры попадет вам в глаз? Коктейль токсинов состоит из нервных ядов и других компонентов, вредных для тканей. Чувствительная роговица реагирует сильной жалящей болью. В худшем случае эти ожоги могут привести к слепоте.

Урок ясен: если вы когда-нибудь столкнетесь с плюющейся коброй (распространенной в Африке и Азии), отойдите как минимум на 3 метра и защитите глаза.

Плевание или укус

Не все кобры могут плеваться. Те, у которых может быть специально модифицированный клык с небольшой дырочкой.

«Когда змея сокращает свою ядовитую железу, она выдавливает небольшое количество под высоким давлением. Яд ударяется о дно отверстия клыка, отскакивает вверх и наружу», — сказал Альтимари.

Почему плевать, а не кусать? Эксперты говорят, что плевок — это строго в целях защиты.

«Змея плюнет на что-то большее, чем она, и съест что-то меньшее», — сказал Ферри, председатель группы Американской ассоциации зоопарков и аквариумов, которая дает рекомендации по научной классификации змей.

Неядовитые змеи, такие как удавы и питоны, хватают свою добычу и сжимают ее до смерти. Кобры, однако, убивают ядом. Но кобры не особо мускулистые, а клыки у них относительно небольшие.Чтобы убить свою добычу, им нужно укусить и держаться.

«Это не лучшая система доставки яда», — сказал Альтимари. «И есть большой риск для змеи, когда она приближается к добыче. Даже крыса, если кобра не отключит ее немедленно, может развернуться, укусить и убить змею. Какая польза от нее, если она сделает змею, если крыса умирает позже? »

Из-за этой уязвимости кобры разработали сложную систему блефа, чтобы запугать все, что они считают угрозой.

Чтобы предотвратить неприятности, кобры могут встать на дыбы, и у них есть капюшоны, которые расширяются, как полузонтик, чтобы казаться больше и страшнее, чем они есть на самом деле.А некоторые виды могут плеваться.

Как далеко они могут выплюнуть свой яд?

В зависимости от размера змеи, по мнению экспертов, яд, который выбрасывается со скоростью, эквивалентной скорости водяного пистолета, может перемещаться от 4 до 8 футов (от 1,2 до 2,4 метра).

«Это достаточно быстро, чтобы человек не мог от него уклониться», — сказал Альтимари.

Для кобр, которые могут плевать, это, по-видимому, глубоко инстинктивная реакция — однажды в Вестхоффа плюнул младенец, вылезавший из панциря.

«Я просто проверял яйца во время вылупления», — сказал он.«Лишь легкие движения головы побудили детенышей кобр, которые уже вышли из яйца, взглянуть на меня. Одна кобра, которая только что высунула голову из яйца, даже плюнула в меня».

И , конечно, змеи целятся в глаза, сказал Альтимари.

«На самом деле плевание — это высокоразвитая черта, и если они не целятся в глаза, в чем смысл?» он сказал. «Попадание яда на кожу не предотвратит угрозы. Если яд попадет в ваш глаз, он горит, это мучительно, и это немедленно, и вы собираетесь бежать.»

Появились яды плевка кобры, причиняющие сильную боль — Институт молекулярной биологии

Согласно новому исследованию, яд плевка кобр стал причинять хищникам сильную боль в качестве средства самозащиты, а не для поимки добычи.

Международная группа, в которую вошли профессор IMB Ирина Веттер и доктор Сэм Робинсон, сделала открытие, изучив состав яда плюющейся кобры трех групп змей — азиатских плюющихся кобр, африканских плюющихся кобр и ринхалов.

Команда продемонстрировала, что защитный механизм развился как доминантный генетический признак.

«Клыки этих змей приспособлены для распыления яда на расстояние до 2,5 метров — яд направлен прямо в лицо, особенно в глаза, вызывая сильную боль и может привести к потере зрения», — сказал доктор Робинсон.

Профессор Веттер сказал, что змеи независимо развили способность плевать ядом на врагов.

«Мы проверили, как компоненты яда влияют на чувствительные к боли нервы, и показали, что плевательные яды кобры более эффективны при причинении боли, чем их несплевывающие аналоги», — сказала она.

Люди сыграли ключевую роль в эволюции яда

Три разные группы змей, изрыгающих яд, увеличили выработку ферментного токсина, фосфолипазы-А2, который взаимодействует с другими ядовитыми токсинами, чтобы усилить боль.

Клыки кобр приспособлены распылять яд на расстояние до 2,5 метров. Предоставлено: попечители Музея естественной истории в Лондоне и Каллум Мэйр

. Ведущий автор, профессор Ник Кейсуэлл из Ливерпульской школы тропической медицины сказал, что плевание ядом идеально подходит для предотвращения нападений людей.

«Интересно думать, что наши предки могли повлиять на происхождение этого защитного химического оружия у змей», — сказал он.

Профессор Веттер и доктор Робинсон — исследователи боли, изучающие молекулярные механизмы боли с целью разработки новых и более эффективных обезболивающих.

«Болеутоляющие токсины из ядов животных могут быть полезными инструментами, помогающими нам понять сигнализацию боли на молекулярном уровне и помогают нам определять новые цели для будущих обезболивающих», — сказал д-р Робинсон.

Это исследование было опубликовано в журнале Science .

Институт молекулярной биологии приносит из тьмы лекарства от смертельных болезней.

Пожертвовать сейчас

Змея Роли: сбежавшая зебра кобра поймана и удалена, но что происходит дальше?

РЭЛИ, Северная Каролина (WTVD) — Сага о ядовитой змее Рэли окончена, но что теперь происходит?

Пропавшая зебра-кобра, которая в течение нескольких дней находилась в северо-западном районе Роли, легко наступавшая с головами на вертлюг, была благополучно захвачена в среду вечером, но властям еще предстоит раскрыть, какие обвинения ожидают рассмотрения по делу.

Полиция Роли сообщила в среду вечером, что очень ядовитая зебра кобра была «обнаружена и безопасно удалена».


Полиция не сообщила подробностей о новом местонахождении змеи, только заявив: «Змея надежно содержится и находится под присмотром в соответствующем учреждении».

Змея была найдена в том же районе, из которого сбежал. В среду сотрудники правоохранительных органов и службы контроля над животными загнали змею в угол и в конечном итоге поймали ее в красном ведре.

ABC11 попытался получить комментарий от владельца змеи, Кристофера Гиффорда, в доме его родителей, где он живет, но его попросили покинуть территорию.

Полиция Роли сосредоточила свое расследование в этом доме и в соседнем районе Бретани-Вудс во вторник, на следующий день после того, как кто-то позвонил в службу экстренной помощи и сообщил, что они видели ядовитую змею возле дома на Сандрингем-драйв.

Оповещение о домашних животных: собаки бродят по дворам, змеи могут прятаться

«Я действительно очень счастлив, чувствую себя намного безопаснее, и я чувствую, что теперь могу выйти на улицу, выйти на свою палубу и прогуляться, «сказала соседка Джоан Нельсон.

Гиффорд был госпитализирован из-за укуса змеи в апреле, согласно нашим партнерам по сбору новостей в News & Observer.

Гиффорд написал в Facebook в апреле о том, что его укусила собственная западноафриканская зеленая мамба. Противоядие из зоопарка и сада Ривербэнкс в Южной Каролине пришлось срочно доставить в местную больницу, чтобы спасти жизнь Гиффорд.

«Честно говоря, я не должен был жить, и я благодарю Бога за то, что я здесь сегодня», — написал он в своем сообщении на Facebook.

Гиффорд широко представлен в социальных сетях, особенно на TikTok, где он часто обращается с экзотическими рептилиями, пропагандирует их красоту и выступает за их защиту.

Полиция Роли заявила в четверг, что она работала с внешними ресурсами, чтобы обезопасить других экзотических ядовитых рептилий, которые были найдены в его доме.


«Я чувствовал, что животное собирается поймать», — сказал Фил Брэдли, глава отдела рептилий и амфибий и посол животных Музея естественных наук Северной Каролины. «Я удивлен, что это было снято так быстро».

Брэдли сказал, что у него был телефонный разговор с экспертами, которые поймали змею в среду вечером, и что змея находится с агентом государства, держащим животное для города Роли, если и до тех пор, пока не будут приняты какие-либо юридические решения.

«В этом случае они использовали клеевые ловушки, которые могут показаться среднему человеку странными, даже потенциально бесчеловечными, но на самом деле это был очень умный метод заполучить это животное», — сказал Брэдли. «Из-за этой опасности, когда вы приближаетесь к нему, когда вы пытаетесь удержать его, он может плюнуть или, что еще хуже, он может вернуться под дом и застрять в стене, и это будет проблемой на долгое время. время.»

Брэдли сказал, что после того, как змея прилипла к клееной доске, специалисты перебрались, чтобы удержать ее, срезали излишки клея ловушки, а затем, как только безопасно за пределами площадки, применили минеральное масло, чтобы выпустить змею из ловушки.

В Северной Каролине законно владеть экзотическими ядовитыми змеями, но есть несколько условий.

В соответствии со статьей 55 владелец должен знать и маркировать каждый из своих видов, знать надлежащее противоядие, которое может потребоваться для него, иметь план укуса и побега, а если побег все же произойдет, владелец должен уведомить правоохранительные органы. немедленно.

«Изначально он был написан для решения проблемы обращения со змеями — религиозного обращения со змеями, которое происходило за пределами церквей на общественных площадях», — сказал Брэдли о статуте, который со временем эволюционировал для решения проблемы увеличения собственности для других целей.

Самопровозглашенный любитель рептилий, Брэдли сказал, что был разочарован, когда впервые узнал о побеге зебровой кобры.

Хотя его первой заботой была безопасность людей, он также надеется, что этот инцидент не приведет к дальнейшей стигматизации людей, которые ответственно содержат ядовитых животных.

«В этом штате есть несколько этичных ядовитых хранителей», — сказал он. «Скорее всего, вы никогда не услышите о них, потому что они не публикуют своих животных или то, что с ними делают в социальных сетях.Они не ищут внимания, они просто искренне любят этот вид ».

Полиция Роли заявила, что впервые узнала о сбежавшей змее в понедельник вечером по телефону службы экстренной помощи в районе Бретани-Вудс, недалеко от дорог Линн и Лисвилл.

Змея обитает в пустынях и более засушливых районах на юге Африки. Змея очень ядовита и может кусать или плевать, если загнана в угол. Эксперты говорят, что змея может плевать его яд достигает 9 футов.


Государственный профессор водной, дикой природы и зоологической медицины штата Северная Каролина Грег Левбарт сказал, что яд змеи может вызвать слепоту, повреждение тканей и даже смерть. Он сказал, что это наиболее опасно для маленьких детей, кошек и собак.

В Северной Каролине разрешено владение ядовитой змеей. Тем не менее, владелец должен следовать нескольким рекомендациям, таким как наличие клетки с защитой от побега и немедленное оповещение правоохранительных органов, если побег все же произойдет.

СМОТРЕТЬ: Шесть ядовитых змей, обитающих в Северной Каролине

Авторские права © 2021 WTVD-TV.Все права защищены.

Сбежавшая плывущая кобра-зебра в порядке после поимки в Роли

Сбежавшая плывущая кобра-зебра, которая на этой неделе встревожила северо-запад Роли, в четверг чувствовала себя хорошо после того, как ее поймали у дома в среду вечером.

Но полиция Роли опубликовала несколько подробностей о поимке, о том, что произойдет со змеей и другими ядовитыми змеями, содержащимися в Северном Роли, или о владельце змеи и потенциальных обвиняемых.

«Zebra Cobra надежно содержится и находится под присмотром в соответствующем учреждении», — говорится в кратком заявлении полиции около 5:30 p.м. Четверг.

Бенджамин Герман, который участвовал в поимке на Сандрингем Драйв, опубликовал фотографию запертой зебры на дне ведра на своей странице в Facebook поздно вечером в среду.

Герман написал: «Сегодня помог Джен Дэвис и Службе контроля животных столицы поймать сбежавшую кобру в Роли, Северная Каролина. Большое спасибо EMS округа Уэйк, полиции Роли и очень дружелюбным и терпимым домовладельцам! Довольно классный день.

«Командные усилия»

Дэвис также признал захват на Facebook, сославшись на «командные усилия» и кратко обновив состояние змеи.

«Я искренне ценю всю любовь», — написал Дэвис. «Это было серьезное усилие КОМАНДЫ! RPD / AC / Wake EMS и другие заслуживают гораздо большей признательности за усердие и преданность гражданам и животным, которым они предоставляют услуги. Для меня было большой честью помочь.

«Я знаю, что у многих есть вопросы, и они хотят ответов. На данный момент нет никаких комментариев, кроме приведенного выше.

«Хорошо, может быть, еще один… у маленького nigricincta все хорошо».

Naja nigricincta nigricincta — это видовое название зебровой кобры.

Власти искали змею, принадлежащую Кристоферу Гиффорду из соседнего Чаминокс-плейс, после того как звонивший в службу экстренной помощи сообщил, что видел ее на Сандрингем-драйв в понедельник.

Во вторник полиция Роли и сотрудники по контролю за животными пришли в дом Гиффорда, а сотрудники по контролю за животными ушли с большим ведром.

В своем кратком заявлении в четверг полицейское управление заявило, что «работало с внешними ресурсами, чтобы обезопасить экзотических ядовитых рептилий, которые были обнаружены в резиденции на Шамони-плейс.«Неясно, что означает« надежно защищать »и живут ли еще змеи.

Гиффорд ведет хронику своей большой коллекции змей в своих учетных записях в социальных сетях, особенно в TikTok, где есть более года видео. В одном видео, которое сейчас снято, Гиффорд продемонстрировал массивную зебровую кобру, которую он назвал «танком».

Большинство видео Гиффорд снято в подвале дома на Шамони-плейс, который он делит со своими родителями, Китом и Ребеккой Гиффорд.

Но в некоторых видеороликах Гиффорд появляется во дворе с коброй без клетки и снимает ее, ползающую по траве.

В своем заявлении полиция сообщила, что «в настоящее время обвинения не предъявлены. До вынесения окончательных решений по делу будет проведена дополнительная работа ».

Предыдущий ядовитый укус Гиффорда

Пропавшая змея была замечена на Сандрингем-драйв в среду репортером новостной станции CBS 17, который обратился в полицию Роли.

Гиффорд чуть не смертельно укусил зеленая змея мамба, владельцем которой он является, еще в марте.

На странице Facebook под названием The Venom Interviews Гиффорд назвал себя жертвой мартовского дела об укусе мамбы, в результате которого потребовалось противоядие из зоопарка в Южной Каролине. В то время это дело широко освещалось в новостях в Роли, хотя имя Гиффорд не разглашалось.

Закон Северной Каролины разрешает жителям содержать экзотических, ядовитых домашних животных, но уход за ними регулируется обширными правилами.

Статья 55 гласит, что змеи должны содержаться в прочном, безопасном вольере, защищенном от побега, укусов и имеющем работающий замок. Каждый корпус должен иметь четкую и заметную этикетку «Venomous Reptile Inside», с указанием научного названия, общего названия, соответствующего противоядия и идентификационной информации владельца, указанной на контейнере, говорится в законе. Письменный протокол укусов с контактной информацией для экстренных случаев, местным отделением по контролю за животными, названием и местонахождением подходящего противоядия, процедурами первой помощи, рекомендациями по лечению и планом эвакуации должен находиться в пределах видимости постоянного жилья.

Если такая рептилия сбегает, владелец должен немедленно уведомить местные правоохранительные органы, говорится в законе.

Если будет установлено, что владелец животных нарушает Статью 55, ему может быть предъявлено обвинение в проступке класса 2 или класса A1. Правонарушение класса 2 наказывается тюремным заключением на срок до 60 дней и штрафом в размере 1000 долларов США. Правонарушение класса A1 влечет за собой максимальное наказание в виде 150 дней тюремного заключения и штрафа по усмотрению суда.

Истории, связанные с Raleigh News & Observer

Брук Кейн — уроженка Северной Каролины, проработавшая в The News & Observer более 20 лет.Она пишет о телевидении и местных СМИ для блога Happiness is Warm TV и отслеживает изменения в местных продуктовых магазинах.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.